Плач по Родине

I.

Взошло зерно, что враг посеял.
Созрела боль души моей.
За что ты, матушка Рассея,
Не любишь собственных детей?
Спокон веков рабочий – быдло,
Крестьянин – темный человек.
Одним – дворцы и хлеб с повидлом,
Иным же – нищета вовек,
Изба по-черному, солома,
Окно из бычья пузыря
И труд тяжелый, костоломный,
Труд безысходный, чуть заря.
Дрались князья твои, как тати.
Разрозненную Русь тогда
Отдали, передравшись, братья
Орде на долгие года.
Позор главу твою покрыл
В угоду нелюбви друг к другу.
И 300 лет Мамай доил
Тебя, беспутную подругу.
Доколе она будет спать,
Твоя божественная сила,
Коль даже эта «благодать»
Тебя ничуть не научила?!
Где слава боевых побед?
Исчезла вся единым мигом.
И долгих страшных 300 лет
Стонал простой народ под игом.

II.

Ты, материнскою душой,
Своих детей когда любила?
Когда водилась с немчурой
Да по-французски говорила?
Свои оставлены с пеленок.
Известно ж ныне, как и встарь,
Что умный, брошенный ребенок –
В душе своей всегда бунтарь.
И потому твои просторы
Терзали злобно бунтари,
Разбойнички и просто воры –
Обида в их сердцах горит,
И жжет сердца неутолимо,
И руки пачкает в крови:
Жить легче нищему любимым,
Чем богатею без любви.
Господня воля попустила
За то страдание твое,
Что ты сама себе взрастила
Зло в наказание свое.

III.

Был тот январь кровопролитный.
И был Октябрь краснознамен,
В огромный слиток зла отлитый
В проклятье будущих времен.
С тех пор планету будоражит
Глубинная земная дрожь –
Коммунистической заразы
Всех ослепляющая ложь.
Скажи, когда своих детей
Ты, Родина моя, ласкала?
Когда Украйна средь полей
От голодухи погибала,
Дотла обобрана тобой?
Когда сынов на смертный бой
Без пуль в винтовках отправляла?
Сколь их осталось в том бою…?
Сколь раз в историю твою
Поволжье сам себя едало?
Когда в истории своей
По-матерински нас любила?
Когда ты лучших сыновей
По лагерям своим сгноила?
Когда, поверженный тобой,
Свой колокольный звон святой
В монету звонкую отлила?
О, сколько их, могил безвестных,
Оплеванных тобой, бесчестных,
Во чрево жадное свое
Бесчеловечие твое,
Не подавившись, поглотило!
Ты населеньем поредела
От людоедства своего.
Бесценна жизнь в твоих пределах –
Она не стоит ничего.

IV.

Забыв, кто враг, забыв, кто друг,
За кровь детей, за окаянство,
Однажды превратилась вдруг
Ты в постсоветское пространство.
И, подавившись перестройкой,
Забросив ширь своих полей,
Заводы, фабрики и стройки,
Ты грабишь собственных детей.
Взросли вдруг фирмы, как поганки…
Где «Сивка»-бурка, «Дальинвест»?
Открыли пасть твои сбербанки –
Поля сверхсказочных чудес.
Свой бандитизм прикрыв для формы,
Ты обокрала в ночь одну
Под видом денежной реформы
Всю полунищую страну.
Что было скоплено на старость,
На немощь горькую свою,
У тех взяла, забыв про жалость,
Кто был и так-то на краю.
Но ты в тот день, стыда не зная,
Столкнула стариков ко дну,
С цинизмом редким заявляя:
– Сперва умри, потом верну.
Дочерний долг «исполнив» свой,
Как объяснишь ты подлость эту?
О, сколько их пошло по свету
В тот день с протянутой рукой!
Собрав все ваучеры с нищих,
Ограбив снова всю страну,
Ты породила класс имущих,
Что ныне тешит сатану.
Рвачи, преступники и хамы
Теперь милы и хороши.
Одной рукой ты строишь храмы,
Другою душишь храм души.
Кому давно пора на нары,
Забот не зная и стыда,
Пасут Багамы и Канары
Без осужденья и вреда.
У власти воры и бандиты
По наважденью сатаны.
Нет никому от них защиты –
Они – хозяева страны.

V.

И, наконец, собой торгуя,
Ты опускаешься до дна.
Тобой проиграна вчистую
Твоя холодная война.
Теперь живешь чужой указкой
И стала ты совсем не та:
Живет в сердцах далекой сказкой
Твоя былая чистота.
Забросив древнюю культуру
В угоду западным ветрам,
Ты заграничную халтуру
Сейчас подсовываешь нам.
Наш русский крест, святой когда-то,
Навек пустила ты ко дну:
В заокеанский смрад разврата
Ты опустила всю страну.
О, вавилонская блудница,
Продавшая свой крест святой!
Сплошь телевизорные лица
Сейчас командуют тобой.
Играйте все! Играйте, люди!
Выигрывайте миллион!
Давай, не думая, забудем,
Что дом горит со всех сторон.
Играем все семь дней в неделю,
Съев по пути рекламный кал.
А если игры надоели,
Все окунемся в сериал.
Как тараканы из щелей
Огромной родины моей
На все четыре стороны
На свет полезли колдуны,
Экстрасенсорные атланты
И медицинские таланты.
И целлюлит, и лишний вес,
И … даже злобный энурез –
Излечат всех и от всего,
Плати и больше ничего.
Проснись же ты и знай, народ,
Идут хозяева бесславья.
Душить вся эта рать ползет
Оплот последний Православья.
Короток срок, что нам отпущен.
Вошел в обычай сатанизм.
Уж он готов, уж он запущен –
Весь нечестивый механизм.
Без веры в Бога это зло
Не победить и не исправить.
Осталось людям лишь чело
Да руку правую подставить.
И вот – готовенький успех.
А номер тот уж есть у всех.
И видит каждый недоумок,
Что прет в страну чужая рать.
И пьют мужчины, чтоб не думать,
Боятся женщины рожать.
VI.

О, женщина, свет красоты,
Мать, что стоит всего в начале,
Извечный символ чистоты,
Тебя так страшно обокрали!
Что за безжалостная рать
Тебя публично обнажила
И деву, будущую мать,
На всех экранах разложила?!
И, истощив тебя до звона,
Отняв и честь, и чистоту,
Уж продают с аукциона
Твою былую красоту.
Как мир твой узок стал и гадок!
Ведь даже в школе детвора
И завсегдатаи двора –
Все знают цвет твоих прокладок!
Россия-мать, ведь не случайно
Ты дочь свою лишила тайны?
С истошным воплем – «Погублю!»,
Сорвав с постели одеяло,
Ты снова дивное «люблю»
На секс поганый поменяла.
Лишившись совести, она
С тобою вниз летит, до дна.
Кого родит тебе она,
О, Родина, ты это знаешь:
Детей ее с того же дна
Себе на шею поднимаешь.

VII.

О, наши дети! Что сказать…
Возросшие в гнезде разврата,
Они рифмуют слово «мать»
С известным всей России матом.
В преступном мире и во зле
Живут они, любви не зная,
По всей измученной земле
Тебя родной не признавая.
Не понимая смысл измены,
Они готовы взять топор.
И их исколотые вены
Твой, дорогая, приговор.
На них оставим мы планету.
Ты видишь все, и ты молчишь.
Не принимая правду эту,
Ты рубишь то, на чем сидишь.

VIII.

Свои, родные, что в них проку!
Нам нынче янки – кум и сват.
А по российскому востоку
Гуляет желтолицый брат.
В Китай одеты и обуты,
Китай не слазит со стола,
Как будто ты Мамая путы
Россия вновь приобрела.
А надоест – давай-ка скушай
Отравленные «ножки Буша»,
Как будто русским не велят
Своих высиживать цыплят.
Все, что могли, разворовали.
Клянет Россию всяк босяк.
Прибалты с грязью нас смешали.
Ты терпишь, будто надо так.
Весь юг пожаром полыхает.
Живет тревогой вся страна.
И только полюс отдыхает:
Медведям не нужна война.

IX.
Москва, давно уж ты не в силах
Унять родной Отчизны дрожь.
Верни хотя бы то, что было.
Куда ж ты Родину ведешь?
Москва, ты разве вся Россия?
Россия предана тобой.
Твои «друзья», твои «родные»
Ее уж тащат на убой.
О, им не страшно, им не жалко
Россию горькую мою:
На русских смотрят, как на свалку
Радиоактивную свою.
И ты, страна двух полушарий,
Спокойно на убой идешь.
Кто написал тебе сценарий,
В котором ты вот так живешь?
Уж гибнешь ты. Чем тут гордиться?!
Не видит только слеп и глуп:
Лихие западные птицы
Летят клевать прекрасный труп,
И так трясет тебя , родная,
Что ось колышется земная.
Отравлены земля и реки,
Тайгу пустили под топор.
И не понять, свои ли зеки,
Или косой заморский вор.
Горят, горят леса родные,
Горят который год подряд…
И на безвинную стихию
Спихнуть преступность норовят.

X.
В клочки изодрана, избита
В свой поруганья страшный час,
Ты все ж прекрасна и сейчас.
Жива. Больна, но не убита.
И ты сильна еще, Россия.
Прервав дурных событий нить,
Ты вспомни истины святые
И сможешь все переменить.
И я люблю тебя смиренно:
Другой-то нет в моей судьбе.
Полынью черной напоенна
Любовь безмерная к тебе.
Дороже мне всего на свете
Святая боль души моей:
Так любят брошенные дети
Своих пропитых матерей.
Я дочь твоя. Я все сказала.
Я ждать любви твоей устала.

P.S.
Тебе изливши боль свою,
О ней я больше не пою.
Я буду петь снегов паденье,
И дивный свет, и чистоту,
Листа осеннего паренье,
И звезд живую красоту,
И ту Россию, что всегда
Душой так трепетно любила.
Пусть смоет вешняя вода
Нечистоту бесовской силы.
И я смогу забыть, быть может,
И телом, и душой своей,
И всей ободранною кожей
Мой плач по Родине моей,
Отдав тебе такую малость –
Не осуждение, но жалость.

2 комментария в “Плач по Родине”

  1. читать больно… даже с первого раза не получилось…
    но для меня понятие “Родины” и “государства” различны…

  2. Валентина Иванова:

    Для меня тоже.Но в данном случае вина и тех и других.Сами тоже хороши!А больно…Сейчас время такое, что отмногого бывает больно.

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree