О любви и преданности.

Это я в рабочем состоянии. На моём плече в состоянии полного безделья – мой сожитель, Тимур, или проще – Мурыч. Редкостный шалопай пяти месяцев отроду. Четыре из них живёт у меня, в надежде со временем заменить на просторах «Эльдорадо» и прилегающей территории работягу Атоса, безвременно погибшего зимой от собак. Грех не помянуть добрым словом, хоть и животное. В отличие от Мурыча, разговаривал Атос только глазами, красивейший его, мелодичный голос услышала я уже во взрослом его возрасте, когда пришла пора кошачьих мартовских песен. За время своего проживания на участке, Атос так старательно очистил от грызунов всю прилегающую к нему территорию, что бедный Мурыч, несмотря на титанические усилия, до сих пор никак не найдёт себе мышку: нет их ни в погребе, ни в сараях, и ни малейших следов вокруг. А поскольку  желание поймать первый трофей остро мучает беднягу, он прячет куда-нибудь поглубже свою любимую игрушку, пластмассовую одноразовую вилку, затем долго караулит и излавливает её. Поймав же, вопит и урчит от счастья, таскает её за мной – хвастается. А вопит Мурыч практически постоянно. Немыслимый болтун! Вопит, когда пора поесть, вопит возле миски, возмущается: опять рыба с кашей! Нельзя ли подать оную без гарнира! Можно даже и без масла! А коль подали без гарнира – снова орёт: от счастья. Урчит и стонет. Поевши, снова вопит, потому что занято его место на хозяйском кресле. Если я вышла из дома, а его, несчастного, нечаянно забыла дома, орёт он так, что в любом уголке большого участка слышно, включая все три теплицы. Ещё громче кричит, если я ушла домой, а он, бедняга, остался на улице. Орёт и бегает по крыше теплиц, изгнанный из «рая» за дурное поведение. Стонет и заглядывает в форточки не крыше: пусти, родная! Больше не буду! Может несколько часов подряд шастать по плёнке и орать во всю возможность, стряхивая конденсатную влагу мне на голову. Попробуй, не прости! Прощённый, некоторое время где-нибудь сидит почти молча: греет бока, урчит, трещит лёгкими – счастлив. Молчит только когда едет на моём плече на улицу. Да и то, не совсем молчит: включает свой «мини-трактор» и начинает терзать мою одёжку длинными своими и острыми когтями. Тррррр…,  мррррр…, тррррр, мррррр….  Никогда не слышала, чтобы кто-то так виртуозно мог орать одними согласными буквами! На плечо стараюсь вовремя посадить его сама. Иначе он нагло забирается сам, и процедура эта иногда бывает довольно болезненна. Сама виновата: зимой он совсем маленький был, один дома не оставался – орал, разрушая остатки хозяйкиной нервной системы. Снег глубокий, мороз. Лапки мёрзнут. Вот и сажала его на плечо. Привык. Считает, что это его законное право. Наверное он воспринимает согнутую спину родного человека, как воспринимает человек открытую дверцу такси – почему не прокатиться, если можно?  Коровник моей дочери примыкает одной стеной к моему участку. Мой зять Сергей часто возится там с лопатой, ухаживая за тёлками. Какие-никакие, но тоже родные плечи!  И нужно видеть  его лицо, когда Мурыч бесцеремонно садится в  это “такси”, за отсутствием  поблизости моей шеи!  Это уже не котёнок – почти взрослый кошачий индивид! Лапы у Мурыча длинные, крепкие, широкие, с длинными и острыми когтями – крупный будет зверь, если не научится вовремя эти когти убирать.

На улице Тимка ведёт себя, как  большинство мальчишек-подростков: бегает, прыгает, лазит по заборам и крышам,  возится в снегу и, конечно же, орёт.  Зимний наст легко держал его пушистое тельце – носился по всему “Эльдорадо”. Сейчас же  тающий снег стал рыхлым – не держит.   Это нисколько не смущает моего хулигана: вместо того, чтобы спокойно добежать до вожделенной стены коровника по тропинке, он будет долго барахтаться в снегу по самое пузечко,  сокращая дорогу – напрямки! Как ни странно – ему это нравится!  С тревогой наблюдаю: одна головёнка над снегом! Лезет! Добравшись до стены, орёт – высоко! Забрался, вопит – зовёт меня на крышу, полюбоваться пейзажем. Я вожусь себе с рассадой в теплице, не обращаю внимания. Переберается на забор и, голося от одиночества и обиды, гуляет по всему периметру забора, все 110 метров  стеная и призывая меня тоже погулять с ним  по  оному. Рано или поздно забор упрётся в стену теплицы, Тима проникнет в неё через форточку, заберётся на согнутую спину хозяйки и  включит “трактор”. Сгонят, не обижается: в теплице полно тёпленьких и уютных мест на трубах отопления, где-нибудь между ящиками с рассадой.  При этом я никогда не теряю его: трудно потерять включенный магнитофон! Правда, иногда так хочется выключить!

Попадает Мурычу очень часто и больно: ремень всегда под рукой. Правда воспользоваться им не всегда успеваю: услышав бряцанье пряжки ремня, Тимка стремглав уносится за диван. Попробуй, достань! И уж орёт там, возмущается – хоть из дому беги! А как без ремня? На стол и подоконники ему забираться категорически запрещено. Он это знает. Умный. Но, если меня нет, значит, я не вижу. Тогда наглое животное прямо через стол, где я кладу свой хлеб, лезет на подоконник, сталкивает какой-нибудь, мешающий ему горшок с цветком и растягивается на солнышке, любуясь видом из окна. Всю весну спасала от него помидорную рассаду, когда ещё в теплице было холодно.  Большие горшки не трогает – тяжёлые. В основном, страдает колючая мелочь.

А это обычный променаж Тимыча перед едой. Правда, сделать нормальную фотографию его в таком состоянии нереально: скорость передвижения бешенная. Носится по домику из угла в угол. Домик небольшой. Негде развернуться бедняге! Несётся по полу, с разгона – на стену, по ковру – до потолка, с ковра в узкую щель между потолком и мебельной стенкой. Когда оттуда начинают на пол лететь всякие мелкие вещи, берусь за веник: не больно, но так страшно, что даже охламон Мурыч слетает на пол. И за диван! Но, ведь собственно и ругать не за что! Тимка – хищник. Как любой нормальный хищник он знает: хочешь есть – поймай! Вот и выходит на охоту. Инстинкт. Набегается и к миске – поймал!

Хоть и хулиган Тимыч, каких мало, но прощается ему многое за нежную любовь и преданность. На своей кровати спать я ему не разрешала никогда. Пристраивала ему подушку и к батарее отопления и в разные соблазнительные места – бесполезно! Согнанный с постели – пристраивается на полу возле кровати: сирота сиротой! Ждёт, подлый, когда я усну! Ночью пробирается в ноги и устраивается там тихонько. Молча – боится разбудить, всё понимает!  На рассвете, когда он считает, что пора уже и мне просыпаться, это безобразище хвостатое забирается на меня,  ходит по мне, как по асфальту, лезет целоваться, тычется мокрым носом куда-то в шею, за ухо. Гнездится, пристраивается поближе к родному лицу.  И если его не прогнать немедленно, укладывается прямо на шею и включает «трактор» на всю мощность. Мёртвый восстанет! Никакого будильника не нужно! Сколько же он прекраснейших минут сладкого утреннего сна украл у меня! Получив добрый шлепок и слетев с кровати, не обижается. Только сомкну очи, тихонько заберётся снова, уляжется на подушку и старается прижаться к щеке своей колючей, усатой мордой. Иногда уже подниму руку, чтобы снова шлёпнуть его и прогнать, и… стерплю: на зажмуренной этой физиономии выражение такого полного и немыслимого счастья, что становится жалко. А оно ещё и погладит лапкой по щеке так тихонечко, нежно.  Повернусь к нему спиной – отстань!  А он прижмётся ко мне тёпленьким пузечком, обнимет обоими лапками за шею сзади, воткнётся мордой в волосы и к  “трактору” добавляется  фыркание и чихание.  Всё!  Нужно вставать! Покоя не будет! Стряхну его, опущу на пол ноги, а он уже тут как тут: ну, можно хоть к ножке-то прижаться! Хоть на минутку. Вроде бы и зверь, хищник, а имеет такое сердечко, полное любви и нежности! И ремень, и шлепки,  и ненавистная каша в миске, и прочие наказания никак не влияют на силу этой привязанности. И, если я прилегла  на диванчик днём, отдыхая, он способен бросить свою рыбку в миске, чтобы хоть недолго  поваляться  рядышком, прижимаясь  плотнее к “большой кошке” тёплым боком.

Чистоплотен мой голубоглазый Тимур до педантизма: блаженное время тишины в доме, когда эта зверушка чистит свою шубу. Я иногда думаю, что он воспринимает меня, как очень большую и странную кошку – мать. С каким интересом он всегда наблюдает на мои одевания – переодевания! И именно в это утреннее или вечернее время он начинает тоже усиленно вылизывать себя с ушей до кончика хвоста. Наверное, думает: хорошо тебе, большая голая кошка! Сняла всю свою шкурку, выкинула, постирала, надела новую. А тут изволь всё время в одной коже ходить! На улице весна, грязь. А побегать и поваляться на солнышке хочется. Поэтому я иногда беру его и мою ему лапы, черномазую мордочку и хвост, насухо протираю. Он понимает эту процедуру и терпит молча. Купать кошку очень не полезно – простывают они от этой процедуры часто.

Хоть и много от моего сожителя терпеть приходится неудобств, но иногда он так помогает мне! Я много раз слышала и читала о том, что кошки помогают снимать стресс и снижают повышенное давление у своих хозяев,  но  относилась к этому скептически. Сейчас же сама пользуюсь услугами своего Мурыча. Человек я метеозависимый,  в  печальном возрасте и здоровья не богатырского. Давление частенько прихватывает. Лежу с аппаратом и таблетками, Мурыч рядом. Сначала просто гладила его по голове, терпела рядом на кровати, потому что плохо больному одному. Хочется, чтобы кто-то был рядом. Затем стала замечать, что он всегда ложится на моё больное место и включает свой «трактор». Урчит, трещит. Я его глажу. И таблетки от давления, которые далеко не всегда помогают, действуют намного быстрее. И всегда помогают, если рядом Тимур. Может быть, просто отвлекаешься, успокаиваешься… но, факт – давление быстро снижается, проходят спазмы! Точно так же он работал у меня в качестве грелки на ногах и больной почке, лежал на груди, когда  побаливало сердце.  Место, куда ему нужно лечь всегда выбирает сам. Я пробовала переложить его поближе, или прогнать – уходит снова на  выбранное  место и всё! Где-то читала я , что все хищники кошачьей породы являются энергетическими вампирами – стягивают  дурную, отрицательную энергию. За счёт этого и  получает больной орган облегчение. Может быть это и так. Чуден и сложен мир, созданный Богом. И многого в нём мы не знаем.


И если даже вот такое злобное, царапучее и бездуховное существо способно так бескорыстно и нежно любить, прощать веник и ремень и многое другое, может быть преданным до самоотвержения, то какие же неограниченные возможности имеет Человек, щедро одарённый Господом Духом и Разумом? Наверное, мы очень плохо знаем себя и не используем даже малой части своих возможностей.

9 комментариев в “О любви и преданности.”

  1. любаша:

    Молодец Тимур! Настоящий котейка!

    А наш кот всё-таки отвоевал своё “место под солнцем” – и на подоконнике, и на столе, и на кроватях тоже (он у нас абсолютно домашний, на улице не бывает). Правда, с подоконником у кота сейчас никак не выходит – там рассада в ящиках стоит, а их не сдвинешь. Но по молодым всходам иногда топчется – наверное весну чует 🙂

  2. Валентина Иванова:

    Ну, Ваш-то городской, наверное, поэтому домашний. Тимур – деревня. На улице бывает чаще, чем дома: в доме ему тес – носиться негде. Впрочем, если доживёт до почтенного возраста, может быть тоже остпенится.

  3. Larisa Pyshun:

    Добрый день, Валентина Петровна!
    Спасибо! Повеселили мою скукоженную душу. Теперь вот и Ванечка будет читать эту оду любви и преданности. Замечательный кот и не менее замечательная у него хозяйка, правда, как-то заметно исхудавшая и немного сдавшая свои позиции голубоглазой красавицы в последнее времечко:(…
    Ну, да молодой кот – он и есть молодой:))!
    Обнимаю. С Вербным Воскресением! Л.И.

    • Валентина Иванова:

      Ну, не то чтобы совсем уж сдавшая! Но, время чешет вперёд и не красит. Похудеешь тут! Дел и проблем вместе со временем прибавляется. Зато фигура в платье с пояском такая, что девам на завитсть: кости-то остались те же, а талия стала осиная. Правда, любоваться лучше сзади 🙂 !

  4. Larisa Pyshun:

    Валентина Петровна, а теперь отзыв Ванечки:

    Здравствуйте, Валентина Петровна!
    Мне очень понравился Ваш рассказ про Тимку! Я тоже люблю животных, и они любят меня. У меня есть две любимые собаки – Дуся и хулиганистый щенок Белый Бим, Чёрное Ухо. Он тоже проделывает всякие чудеса со мной, особенно любит кусаться, и я его не очень сильно хлопаю, но всегда прощаю.
    С Вербным Воскресением! Ваня.

    • Валентина Иванова:

      Спасибо дорогие! И особое – Ванечке. Живи долго! Будь добрым и умненьким! Бабку слушайся. Что живность любишь – хорошо: у них многому можно научиться. Они душой простые – врать не умеют!
      С Прапздником и Вас!

  5. Тамара Ступина:

    Жаль Атоса.
    Огромная благодарность за рассказ. Трогательно и назидательно. Братья наши меньшие очень нам помогают разобраться в себе, если за ними наблюдать внимательно.
    С праздником! Божией помощи на Эльдорадо и в творчестве.

    • Валентина Иванова:

      Да, Атос был Человек! Работяга и умница. Как вот этого шалопая уберечь от псов, не знаю Весна, всё оттаяло, дома почти нет его – осваивает территорию, в теплицах всех пауков выловил, по участку за бабочками гоняется весь день. Вчера первую крысу где-то небольшую словил – весь день носился с ней. К воробьям присматривается. А псов бродячих вокруг полно. В прошлую ночь даже песни уже с кем-то на пару пел. Гуляет. Глупый ещё, ничего не боится. Спаси Господи!

  6. Таисия:

    Какая прекрасная история про котишку! Просто зачиталась. 🙂 Даже захотелось послушать его мурчание. 🙂
    Здоровья Вам и терпения!

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree