Шесть недель очищения.

Шумно и многолюдно  было в  Эссо   последние две недели: детская гонка на собаках,  скитджоринг, День оленевода и, наконец, сама “Берингия” с  гонкой – прологом и основным стартом до Оссоры, который состоялся 7 марта. Гостей со всех сторон приехало немало – даже хлеба на всех в магазинах не хватало. А тут и 8 марта подоспело – снова шум, поздравления, телефонные проблемы и орущая  по ночам от избытка сил молодёжь.

Трудным был для отца Владислава этот месяц: тренировки с собственными  собаками, тренировки с детьми, тоже участвующими в гонках. В детской гонке, 6 марта, его сын Никита занял первое место (на фото – третий слева), а второе – сын Дмитрий (на фото – первый слева). Немалая семья,  да и свои основные обязянности  в  храме исполнять нужно.  4 марта случился в Общине покойник – у Веры Чалой умер муж, тоже православный, верующий человек. Шестого нужно отпевать,  хоронить. И старт гонки-пролога, обязятельной для всех каюров – участников “Берингии”, тоже шестого. И к основному пробегу тоже нужно тщательно подготовиться, поскольку это не прогулка по близлежащему лесочку – через всю почти Камчатку с совершенно непредсказуемой в этом году погодой…. Сложное и опасное дело. В Общине все это прекрасно понимают,  и стараются обходится без батюшки.

Накануне Прощёного воскресенья, в субботу, провели всенощную мирским чином, отслужили утром, в воскресенье, обедницу.  Вечерня с чином прощения была назначена на 19 часов. Батюшка обещался быть к самому чину, но не смог – утром основной старт, а нарта к  гонке оказалась неготова. Позвонил, попросил прощения у всех. Службу заканчивали без него. Несмотря на сплошные праздничные мероприятия, народ в Церковь собрался. Подъехали люди из  Петропавловска. Поэтому и мужчин в зале было поболее обычного. Нам, не избалованным мужским присутствием, так хорошо, так умилительно было  видеть, как смиренно встают они на колени возле икон, как прикладываются к ним, как просят у прихожан прощения. Тишина стояла на этой службе какая-то особенная, торжественная.

Накануне, днём,  в храме сменили покрова. На клиросе чинным рядком выстроились Октоих, Минея, Постная триодь и прочее клиросное богатство. От этого ли, или от первых земных поклонов молитвы святого Ефрема,  в храме установилось правильное, великопостное, серьёзное  настроение. Ушла весёлая масленница с пирогами да блинами, за стенами церквушки остался шум и гам праздничных и спортивных мероприятий.  Здесь стояли православные люди, с открытой душой принимающие это благодатное время очищения – шесть недель Великого поста.  Вчера, в понедельник, и сегодня, во вторник,  служили великое повечерие с каноном Андрея Критского. В храме погашены огни, мерцают свечи. Возле маленького аналойчика посреди  церкви нас трое – члены клироса. За нами напряжённая тишина – совершенно бесшумное присутствие молящихся людей.  Звуки прекраснейшего ирмоса канона….  Я как-то особенно люблю этот  канон, наполняющий глубоким смыслом всё долгое время поста. И завтра, и послезавтра мы так же по вечерам будем петь его ирмосы и читать проникающие в самую душу слова.  И, припадая челом к полу, вспоминать, что  сами мы тоже прах земной, из праха сотворены и  в земле же  место упокоения нашего бренного тела.   И что  Великий пост – самое время подумать о своей душе, попытаться что-то изменить к  лучшему и в себе самом, и в своей жизни.

И так, до самого возвращения отца Владислава, мы будем проводить   мирским чином все  положенные службы Великого поста. И, если будет на то Божья воля, доживём до Вербного воскресения и великого праздника праздников – Пасхи.  И запоют, зазвенят наши, временно уснувшие, колокола. А пока, мы молимся здесь в своём притихшем стареньком храме, а батюшку несут по  Камчатке его синеглазые хаски.

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree