Ещё один рябиновый поход.

За рябиной каждый год ходим. И не потому, что нужна она очень. Нет, просто  стало традицией.  Гора Левая (Двугорбая) – довольно высокая. Чуть ниже Уленгенди, господствующей над Эссо. У самой вершины её  есть небольшой нарост, Пупком именуемый.  Вокруг него заросли невысокой горной рябины. Есть она и по склону ниже, но наверху ягоды чище, меньше червивой. Да и  морозом она там раньше  прибивается, вкуснее. На вершине горы стоит наш, православный, освящённый  отцом Владиславом, простенький деревяный крест. По  карте, по прямой, до Пупка около 8 километров. Вверх, в гору.  Прямая тропа короче, но очень крутая. Перебегает  через два увала и долину, называемую Покосом. Вот по этой тропе и бегали раньше.  (Сейчас ползаем).

Поднимешься,  пыхтя и потея, на  крутейший первый увал –  внизу Эссо уютно калачиком свернулось в долине, среди  разноцветных осенних сопок. Красота!  Но нужно поспешать. Далеко. Время на сбор ягоды. Обратный путь с грузом на спине…  Пошли вдвоём, (в полклироса) с Любой Сиротиной. Да сильно припозднились в этот раз, всё непогода была – лес совсем обнажённым стоял, холодно было, неприветливо в лесу. Да ещё и осень- торопыга раньше времени пожаловала.  Граница снега в сопках прямо возле рябины уже проходила. Но, с молитвой, да Божьей помощью, добрались до нужного места .

Хорошо собиралось: листьев  нет. Только промёрзли сильно. Холодно наверху. А ведёрко у меня  в рюкзаке на 15 литров.

Да ещё бидон. Да ещё всякий скарб – воды там, наверху, нет. Из дому носим. Благо  ледяной обед вовремя внутрь  сложили. Очень весомый получился рюкзак. И неудобный – ведро-то круглое. Донышком в поясницу упирается.

Рябинка отборная, почти по одной  ягодке собиралась, чтобы порченную не нести на спине в такую даль.

У Любы поклажа тоже немалая, хоть  и меньше моей.  Хорошо, посошок выручает! Поди- ка без него по лесу походи, да по сопкам!

А на шишки кедровые в этом году урожай  просто небывалый –  макушки кедрачей чёрные от них. И спелые уже…. Соблазн!  Кедровки шелушат их, белочки снуют, стараются заготовить на зиму поболее, мишки  вокруг потоптались, любят их тоже, жир нагуливают. Ну и мы тоже, остановились, набили все свободные места в рюкзаках, да в карманах. Совсем раздулся мой красный рюкзак!

Смотрю на него и думаю: ” Кто же тебя, голубчик, до Эссо донесёт? Ведь килограммов на 25 будет!  (Дома взвесила – 27 с гаком!) Спина больная, старая. И ноги такие же…  Только на Бога надежда: не себе несу, не ем я  такую пищу. Сестре больной рябина для сердца нужна. Просила, в город  ей свезу.  Да внуку варенья сварить. Да дочь угостить  тоже….Не нести же полупустое ведро!

По склону сопки,  в черемшиную долину, спустились почти благополучно. Скинули тяжесть с плечей и упали на землю: дальше самый трудный участок пути. По тропе  во многих местах бежит ручей, мокро, скользко и круто. Решили хорошенько отдохнуть.  

Как спускались с крутого и высокого увала, сплошь заросшего кедрачом, вспоминать не хочется.  Мост через родимую речку Быструю уже еле перепозли. Качаясь,  добрались до первого сельского дома и  сбросили на землю свою добровольную муку. Некоторое время идти не могли:  от рюкзаков центр тяжести сместился, голова вперёд и вниз, ноги отстают. Друг за друга держались. Посидели, отдышались и вызвали такси (благо, в кармане сотня была!) Такой нелёгкий был этот поход! Дочь смеётся: рябину раздала, шишки тоже. Тебе-то что от такой муки досталось, кроме сбитых в кровь плечей и поясницы?  Не понимает, глупая, что мне досталось самое главное – память. И плечи заживут, и поясница.  А  когда  наступит холод, мороз и снег, когда  конца этой зиме не видно и душа устанет жить без тепла и солнца, я щёлкну мышкой по  фотографиям и снова увижу свои  разноцветные осенние горы, красные гроздья рябины у самого лица, услышу возмущённый  цокот  белочки над чёрными от орехов кедрачами, с опаской переступлю через свежий медвежий след на рябиновой тропе и далеко внизу увижу  своё родное, уютно свернувшееся калачиком среди сопок, Эссо. И вспомню другие свои походы этого короткого лета и быстротечной осени:

полное ведро отборного и чистейшего эссовского шиповника,

покинутое гнездо какой-то птички,

синие голубичные холмы и вёдра с ягодой и грибами.

И далёкий, голубой контур Уленгенди над   зелёной чашей долины речки  Быстрой.

И ещё своих спутников по  походам, наши простые, лёгкие разговоры  и  общий нехитрый обед на расстеленном прямо на траве платке.

И мощное ощущуние жизни  горячей волной  пробежит по всему моему грешному телу, как  пробегает по душе  поток Господней благодати после достойного причастия. Потому что, именно это – жизнь. Это, а не лежание на диване возле телевизора за очередным сериалом, не бесконечные разговоры о болезнях и семейных  проблемах,  не  толкучка возле плиты и стиральной машины….  А потом  закончится зима, промчится весна, быстрой птичкой промелькнёт трудовое лето и наступит время  настоящей жизни, время рюкзака, посоха и  дорог. И дай нам Бог сил и здравия  нести свой красный рюкзак до самого конца!

4 комментария в “Ещё один рябиновый поход.”

  1. Наталья:

    Да… Здорово! А если бы не 27, а хотя бы 17 кг несла (ведро поменьше) – то и удовольствие бы не то получила?… )))

  2. Валентина Иванова:

    Да кто его там, в лесу взвешивал? Рюкзаки ведь имеют свойство увеличивать вес по мере приближения к дому. Такая несуразность: поднял, одел, на посошок опёрся – нормально! В пути всё тяжелеет и тяжелеет, подлый! К дому подходишь – рюкзак камней несёшь., но уже и бросить жалко: какой-никакой товарищь по несчастью!

  3. Larisa Pyshun:

    Спасибо за чудесный рассказ, за прожитый день, за фотографии! Завидую, и пусть простит меня Господь за эту “святую” зависть! Привет Любови Петровне, нахожу ее весьма помолодевшей и похорошевшей! Храни Господь! Л.И.

    • Валентина Иванова:

      Есть определённая категория женщин, которым идут рабочие штаны и мужская рубаха. Я тоже отношусь к этой “неприличной” категории. Спаси Господи!

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree