Архивы на ноября 11, 2016

Обнажение

Пятница, ноября 11, 2016

_IGP6414                                 

 

Всё!  Закончились эти мокрые, грязные и тяжёлые  навозно-землянные и мёрзло-мокрецовые  осенние труды на «Эльдорадо»! Всё прибрано, очищено, унавожено, приготовлено к весне.  Управилась и с  озимым чесноком, что  было очень не просто в этом году сделать.  Площадь под чесноком большая – 2,5 сотки, участок новый, загаженный предыдущими хозяевами до крайней степени неприличия: корни осота, клевер, разнотравье, под толстым  слоем мокреца вымотали нервы и руки.  Срок  его посадки очень ограничен. Осень выдалась ранняя и холодная: с 17 сентября, почти ежедневно посыпало снежком. В перерывах – дождичком, который как зарядил в конце июля, так и расквашивал весь август несчастное глиняное «Эльдорадо».  От  непрестанной сырости оно всё за осень поросло таким обилием сорняков, что  управляться с ними было непросто. И намёрзлись, и намоклись. Последние сорняки  уже из подмёрзшей земли  пришлось  доставать. Но, в общем, со всем управилась. А что не успела – надёжно и надолго прикрыл Господь  от чужих глаз белым и, чистейшим в наших краях снегом, оставив в моей  глупой душе несколько  хороших заноз – ягодники! Оба участка малины ухожены, увязаны и уложены, как надо.  А смородина ушла под снег  в безобразном виде: уникальные сорта сладкой красной, белой и чёрной смородины, йошта, крыжовник так и ушли, заросшие сорняками, не обработанные и заражённые стеклянницей.  Кроме того, всяких недоделанных мелочей  немало  покрылось белым снегом. Весной достанется!

А пока всё! Пришло время  великого осеннего обнажения. За  весенне-летне-осеннее  время, лишённый  моих постоянных неусыпных забот, мой ненаглядный синенький домик основательно зарос пылью и всякой  угловой нечистотой. Каждый год в это время начинается великая стирка, ремонт и очистка: снимаются занавески, пледы, паласы, ковры. Всё чистится, стирается. Тщательно моются, чистятся окна, стены, потолки. Выгребается всё содержимое шкафов, делается всякий мелкий ремонт. И всё это называется – осенний шмон.  Есть ещё весенний, к Пасхе. Но, это другая история.

А  сейчас весь мой маленький домишко как бы обнажается изнутри. Чисто отмытый, избавленный от  тряпок,  покрытий и лишних вещей, он наполняется таким ярким, торжествующим светом, что я никогда не спешу водружать на свои места занавески, скатерти, паласы и прочую житейскую мишуру. А за  ясными окнами такой белейший зимний снег, что в любую ночь   в доме светло.  Вычищенные, помытые и избавленные от занавесей иконы сияют, переливаются свечением от лампады  и окон. В солнечный день всё в доме беспрепятственно  заливается таким обилием света, что тихая радость заполняет всю душу. И она сопротивляется, не хочет гладить и пристраивать на свои места всякие эти занавеси и покрытия. На полмесяца мы с ней всячески  растягиваем этот настоящий праздник света, бессовестно презирая обычаи и порядки. И даже голый, без паласов и ковров пол, кажется таким уютным и милым. Во всём доме остаётся только маленький коврик возле батареи –  неприкосновенное лежбище кота Тимура. Он без него не ложится, орёт, возмущается. А поорать он любит. А какие ночи убаюкивают нас в эти дни! В окна, и так светлые от обилия белого снега, без помех льются целые потоки лунного сияния,  открытые форточки наполняют весь домик чистым ароматом свежего белья, только что занесённого с мороза. Белые, разряженные снегом в пух и прах,  берёзы,  совершенно нескромно заглядывают  с соседнего увала  в эти же самые, ничем не занавешенные окна. Красота! Это может быть кому-то непонятно, но в такие минуты душу наполняет чувство неразрывного единства с внешним, окружающим миром, как будто исчезают стены и ты только маленькая часть, снежинка этого  зимнего великолепия.

Печально, что не все люди  понимают и разделяют такие чувства. Пришлось  как-то по нужде вызвать «скорую помощь». Приехала медсестра, сделала своё дело и  говорит:  «Что это у вас окна ничем не прикрыты? Просто жутко в доме находиться! Ночь в окна смотрит».  Домик мой стоит на отшибе, никаким боком на  прохожую и проезжую часть улицы не выходит. Сразу за забором – увал с берёзами, с других сторон насосная станция,  ферма, большой пустырь на месте снесённой старой школы. Домик стоит на возвышенности. За  забором, внизу – бассейн. Он довольно далеко от домика. Никто не ходит, никого нет.   Отчего жутко? От света? От звёзд в окне? От луны?

Но я её поняла. Это чувство некомфорта от  такого раскрытия своей  личной жизни очень близко к  трудности  первой исповеди. Уже понимаешь, что нужно. Уже есть такая душевная потребность. Но приходится с трудом переступать вот это самое чувство обнажённости, в данном случае душевной обнажённости. Как это? Чужой дядя. И ты ему  обнажи всё то, что и самому-то  себе сказать вслух иногда срамно? Никакие доводы при этом, что  ты не ему, а Богу обнажаешь,  а Он и так всё  про тебя знает, что батюшка , он только проводник, вроде одушевлённого проводника электричества –  проволочки,  но наделённый полномочиями от Бога, обычно не помогают, пока человек сам не созреет до такого решения, и  не найдёт силы переступить через это чувство.  Первая исповедь взрослого, зрелого человека всегда очень трудное дело.

Я её поняла и успокоила: это временно, вот отлежусь, всё  занавешу снова. Стирала. И действительно, занавешу, покрою, застелю, хоть мне лично этого совершенно не надо. И своих занавесок на окнах я никогда на ночь не закрываю: весной  просыпаешься – в них первая, нежная майская зелень,  летом, шумят, качаются, поют под ветрами берёзы, и осеннее золото светится в окнах и днём и ночью, до самого снега.  Висят  они так, для интерьера. А зачем тогда? Да за тем, что  другим людям от этого  некомфортно. И это – не человекоугодничество,  это –  всё та же любовь к ближнему.  Перетерпим. Весной, перед Пасхой у меня тоже будут такие вот две, а то и три недели, полные обнажения, света,  особой чистоты и свободы.

07. 11. 2016 г.

Главное состояние

Пятница, ноября 11, 2016

DSCN1259                            

 

Такая она тоненькая, но  неразрывно прочная ниточка – время!  Промелькнула весна, потянула за ниточку лето. Пришло, оно, такое  трудное и быстрое, это крестьянское лето,  завалило работой, заставило гнуть спину, кланяться земле,  зашершавело руки  и унеслось, притянув  за собой  осень. Пришла. Мокрая, холодная, неприветливая. Добавила забот и трудов, окончательно огрубила, потрескала руки и натрудила спину, сильно остройнила фигуру, подарила в утешение несколько золотых дней,  оплатила  урожаем, не скупясь, в меру  вложенных сил,  весь твой труд и за весну, и за лето и ушла, потянув за  ниточку белую-белую, всех и всё примиряющую зиму.

Хорошее это время, время осенних обострений,  время отдыха, восстановления сил, и отсыпания за все 8-9 месяцев  нелёгкого  «земляного» труда и вечной нехватки времени. Золотое время раздумий.  Наконец-то голове есть возможность  и время всё осмыслить, понять, принять или изменить. Правильно говорят умные люди, что за болезнь нужно Бога благодарить! Это же золотое время для правильных раздумий и решений! Это время, когда мы действительно можем обогатить свою душу терпением, смирением,  благодарностью   людям и  молитвой. Если ты  здоров, сыт, пьян и богат, душа становится жадной, ненасытной и неспокойной. И забывает про Бога.  А пока нас «лицом об стол»… Тогда и вспоминаем. А если тебе за семьдесят и ты человек православный, о чём думать?  Ясно –  о спасении души!  Самое время!

Лежу. На ногах грелка. Под боком тонометр. Ночь такая светлая, лунная. Тишина. Тоненько и ненадоедливо поёт и булькает термалка в  батареях отопления.  Сна ни в одном глазу – сказывается привычка к малосонному лету.  Как ни странно это звучит, после четырёх часов сна в летнее время, трудно привыкать спать по-человечески!  Не спится. Думаю о сонме  православных святых. Их очень много. Как они смогли?  Чем от нас, грешных,  отличались при земной жизни?  И вообще, что главное в свойствах человеческой души?  Я думаю, что высшее состояние  человеческой души, это тогда, когда ты спокоен и доволен. Спокоен в любой ситуации, доволен всегда и всем. Это –  самообладание плюс благодарность. Самообладание  – сам собой обладаешь, больше никто.  Право  выбора даже Господь  у человека не отнимает! Никто!  Сам выбираешь пути спасения. Все взрывные ситуации жизни происходят с участием  тех, кто непрошено,  в разной мере, обладает нами. Доволен всегда и всем, значит,  сумеешь  достойно жить и в бедности и в богатстве.  Доволен всегда и всем – в этом  есть благодарность Богу и людям. Если подумать – доволен малым, Слава Богу!  Одарит Господь и большим. Не доволен –  не оценил дара Господня. Скорее всего,  за это и последнее отнимут.  Это и по человеческим меркам нормально! Кроме того,   постоянное спокойствие души и довольство в жизни  малым  возможно только при наличии в этой самой душе любви к Богу и людям.  Если там её нет, обязательно будешь осуждать, возмущаться и требовать! А Любовь – знаем, всему основа. Никакое спасение без неё невозможно. Без любви, даже  родному человеку самой малости простить не можем. Где уж там какой-то  неизвестный «ближний»!  А, собственно, что такое эта самая любовь к ближнему?  Наверное, это умение радоваться за других, более чем за себя, забывая себя.  Если радуешься за человека от чистого сердца, простишь ему всё возможное и невозможное. И своим пожертвуешь без раздумья. Действительно получается, что главное, высшее состояние человека – спокоен и всем доволен!  Исполнение всех заповедей  включает это состояние. Другой вопрос, как этого достичь, когда раздражает чужой кашель и  всегда чего-то не хватает?

 Думаю, что в составе сонма наших святых нет ни одного человека, который бы при жизни на земле не согрешил. Один Иисус Христос,  будучи человеком, был безгрешен.

Остальные все с грехом. Они были такими же людьми, как и мы, с грехами. Если они смогли, то и каждый из нас тоже может достичь такого  же, высшего состояния души. Мы ведь такие же люди!  Свободу выбора нам всем Господь дал, ни у кого не отнял! Мы – свободны во всём, если добровольно не выбираем рабство греха! Наверное это трудно, быть всегда спокойным и всем довольным,  но возможно, если  сделать это себе целью жизни. Это, а не виллу на берегу тёплого моря.

            Если трудно, то потребует  и времени немалого. Эта тоненькая, но такая прочная нить – время! У неё ведь тоже есть последний узелок, который обрывается ещё на этом свете. Успеть бы хоть  самую малость!

       

6.11.2016 г.