Архивы на февраля, 2012

Репортаж о тех, кто рядом.

Понедельник, февраля 6, 2012

В первой половине декабря выпадало много мягких, тёплых и снежных дней. Воробьи и голуби безнаказанно бегали босиком по дорогам.

Суетились под ногами, не обращая внимания на прохожих, клевали крошки и рассыпанные семечки.

Воробьевы как-то сторонились от них – не любят они в одной компании клевать!

Этот в одиночестве задумчиво изучает след от снегохода. Интересно, о чём думает?

Уже попозже, когда морозы опустились за 30, стали воробушки и голуби жаться по крышам,  поближе к жилью, да возле кормушек. Уж и натерпелись они в эту суровую зиму!

В один из таких теплых дней работала я на улице – оббивала вагонкой недостроенное с осени крыльцо. Поколачиваю себе молотком и наблюдаю, за стайкой снегирей, прилетевших пообедать на мои яблони.

Летом на них все ветки были усыпаны красивыми яблочками. Сейчас они уже и подмёрзшие и подсохшие. Но, семечки-то в них остались! Вполне съедобно! Тут и воробьи, и снегири, и свиристели обедают. Вороны  и сороки тоже не брезгуют – клюют яблочки!

Сначала птички сидели на самой дальней яблоне и боязливо поглядывали на меня – совсем близко, шумно: то молоток, то ножовка. Потом успокоились и перестали на меня обращать внимания. Решили, что я снегирями не питаюсь.

Взяла фотоаппарат, подошла, насколько позволил сугроб, и стала считать снегирей: Вот два на дальней яблоне.

Вот один совсем близко,

Эти  трое забрались в самую чащу – там больше яблочек.

А эти так вертелись, что невозможно было снимать!

Этот товарищ тоже совсем близко сидел, наблюдал за мной и фотоаппаратом.

Затем решил убраться подальше и вообще  невежливо повернулся ко мне задом.

Эти двое уселись на яблоню возле самого крыльца. Просто обедали себе спокойно.

Этот всё время висел вниз головой. Неудобно, наверное вниз головой кушать!

Какой красавец! Но, тоже всё время вертелся, перелетал с ветки на ветку – опасался!

Кто её знает, эту бабку с объективом! Вдруг голодная!

Еле уловила его! Это уже другой. Тоже вниз головой!

И вот прилетели две сороки и всё испортили. Снегири улетели, испугавшись их воплей и трещания. Они, сороки, молча никак не могут жить!

И попробуй снять её зимой! Совершенно нефотогеничная. Черно-белая на фоне таких же чёрных веток в белом снегу….  Если сделать снимок контрасней – совсем исчезают из поля видимости. Полный камуфляж!

Потрещали, разогнали птичек и улетели. Так я и не сосчитала непоседливых снегирей! Пусто стало во дворе и скучно. И только один любопытный воробей, мирно обедавший вместе со снегирями, до конца сидел на самой ближней ко мне ветке. Но, я-то знаю, почему! Совсем не из солидарности к моим трудам: под скамейкой на крыльце стоит миска с недоеденной котом Атосом кашей. Рыбку он из неё выбирает, остальное – воробьям! А тут я со своим молотком и досками!

А вот и он, бездельник эдакий!

Видите следы? По всему участку горностайчик наследил. Прибежал из леса – рядышком он, лес. Бегает, на мышей, наверное, охотится. Его кашкой никто не кормит. По сараям хулиганит.

Рядом, только на дорожке, следы Атоса. Не трогает он горностайчика, внимания на него не обращает! Или не хочет в снег забираться с уютной дорожки? Растолстел и обленился. Ну, погоди, ужо! Весна придёт, я тебе рацион-то урежу.

Впрочем, пора домой. К сторожу на ветке сейчас, наверняка, прибавится стайка воробышек и они дочиста очистят Атосову миску. А кому не хватит, поклюют хлебных крошек с дорожки, куда я им их регулярно подбрасываю. Когда мороз подбирается к сорока, птички появляются только ближе к обеду, когда всё-таки, хоть чуть-чуть потеплее.. В тёплые дни до самого вечера вертятся на яблонях – доклёвывают остатки. Впереди ещё ползимы. Все ли они переживут её?

Ночь деревянной скамьи

Воскресенье, февраля 5, 2012

Там, где молитвенно – глухо

Шепчет ночная тайга,

Молится речка – шептуха,

Гладя свои берега.

Там, освещая немного

Бархатной ночи уют,

Белые лилии Богу

Псалмы Давида поют.

Ночью, покровом без края,

Над тишиною скамьи

Звёзды, лучисто мерцая,

Шепчут молитвы свои.

Там, на скамейке, вдыхая

Ночи земной благодать,

Тихо вольюсь, растворяясь,

В звёздную млечную рать.

Душу захватит мгновенно

Общим движеньем вперёд

Этот бездонной вселенной

Крестный торжественный ход.

Вот уже в небе огромном

Влился, звуча, и потёк

Голос мой, тихий и скромный,

В общей молитвы поток.

И темнота отступала,

И просыпались поля,

И под росою шептала

Вместе со мною Земля.

Так и прошла, утекая,

Ночь деревянной скамьи.

Слушало, мирно вздыхая,

Небо молитвы мои.

С ними рассвета молитва,

Крест подхвативши, пришла.

И продолжается битва

Вечного Света и зла.

03. 02. 2012 г.