Архивы на марта, 2011

“Барыня” на Камчатке. Для Любаши.

Вторник, марта 29, 2011

Я выращиваю тыквы  у нас, в Эссо, уже много лет. Собираю в иные годы более 70 штук самого разного размера: от  500-800 граммов до 25-30 кг. Правда, в последние годы крупноплодные уже не сажаю, переболела желанием получить плод поболее: они не самые вкусные. Подбираю сорта с повышенным содержанием витаминов и сахаров. Очень люблю маленькие, скороспелые порционные. Очень удобно:  срезать  крышечку, выбрать семенную полость, просто, помазать маслом, посолить и в духовку. А когда пропечётся, поставить на стол и, как из миски, ложкой…. Очень вкусно! Можно пред духовкой заполнить любым фаршем: полуготовой молочной кашкой с маслом, овощным, мясным – всё вкусно! И как раз на одного человека поесть!  Да к тому же они, даже у нас, в Эссо, прекрасно успевают вызревать. Только нужно вовремя проводить обрезку. В парники высаживаю Серую Волжскую, и другие, среднеспелые: Витаминную, Лечебную…. Сюда  высаживаю только  длинноплетистые.  Когда  минует угроза заморозков, плётки выпускаю из парника на улицу, обрезаю, опыляю и укладываю завязи вдоль парника. Тут, на улице,  они  растут и вызревают до срока, под солнышком.  Все, самовольно завязавшиеся внутри парника плоды, безжалостно обрываю.  Всё равно сгниют. В теплицах и внутри парников тыкву выращивать плохо – в тени налившийся плод  немилосердно скапливает нитраты. В одной теплице у меня каждый год растут тыквы.

Но, там у них особые условия: горячая труба  большого диаметра высотой почти метр от земли, поверх трубы настил из досок и никаких растений рядом: трубы занимают довольно большую площадь. И рядом – проход.  Под трубой высаживаю тыквы, вытаскиваю плётки  поверх настила, на доски, завязываю плоды, тщательно  слежу за обрезкой. Здесь, совсем близко  к плёнке, много солнышка и света, жарко от трубы, сухо.

От выращивания поздних тыкв совсем отказалась, хоть и  вкусные они обычно бывают, особенно длинные: очень трудно нормировать у них зелень – слишком длинные и мощные плётки, плоды завязываются поздно. Ни в парнике, ни в теплице, в наших условиях, от них не добиться  приличного  качества. Не говоря уже об улице. Да и забивают все окружающие их растения насмерть. На улице, без парника, выращиваю скороспелки: порционные типа, Улыбки,  Солнышка, Орех и др., Россиянку, Хуторянку, Малышку. Хорошо успевает налиться Парижская.  Читайте на этикетке – сроки написаны. Более 115 дней не сажайте. Если семена не успели дозреть – не беда,  тыквы дольше будут храниться. Тыквы с вызревшими на корню семенами  при хранении к марту начинают прорастать внутри плода, там вырастают зелёные листья, и он становится несъедобным, горьким. А эти прекрасно и до апреля лежат где-нибудь на полу, под кроватью или под столом, подалее от отопления. Некотрые стараются уложить тыкву на хранение в подвалы. Это  ошибка. Влажно. Быстро загнивают. Дома не в пример лучше! При укладке на хранение каждую царапину и плодоножку  старательно мажу настойкой прополюса – лучшее лекарство от этой беды! Да и не только при хранении – за лето чего только не случится! Все царапины мажу, иначе при дожде загниют.  Сегодня, 29 марта, у меня ещё лежат четыре вполне приличных экземпляра.

На улице для тыкв готовлю  “грядку с ручкой” – временное укрытие на весну и на осень, от заморозков, которые у нас бывают очень рано. Просто, вбиваю два  невысоких кола покрепче и к ним длинную  рейку, или что там есть в наличии.  Весной накидываю на неё  агроспан, агрил и другое подобное,  укрывное, края прижимаю подручным материалом.  Плёнку не натягиваю – под ней условия для тыквы хуже и снимать для полива нужно. Когда минует угроза,  укрывной материал снимаю. Накидываю в конце августа, когда становится холодно. Под укрытием “барыни” лежат  почти до конца сентября, в зависимости от погоды. В Эссо условия выращивания намного хуже, чем, скажем, в Петропавловске или Елизово: резкие перепады температуры  (очень холодные ночи, независимо от дневных температур),  весна более поздняя, осень более ранняя, возвратные заморозки до июля и прочие  горные “радости”. Поэтому я  сажаю тыкву намного чаще рекомендуемых норм площади, и оставляю на каждом кустике только один плод, безжалостно обрывая все остальные.  На мелких порционках оставляю иногда 2-3 плода. Качество почвы  для тыквы не имеет особого значения. Но, в каждую посадочную яму добавляю полведра хорошего перегноя.  И больше не подкармливаю. Высаженную рассаду прищипываю над пятым настоящим листом. Обычно после этого отрастает 2-3 плётки. Пока они ещё маленькие, выбираю из них более сильную, одну. Остальные удаляю. На оставленной плётке во всё время вегетации убираю все боковые приросты (пасынки). Можно просто  без прищипки рассады оставить центральную плётку и на ней завязать плод, но, я заметила, что на  боковых завязи появляются раньше. Когда тыква зацветает, не жду  пчёлки, опыляю вручную. Только утром. К обеду  в цветах не остаётся пыльцы – всякие крылатые и ползучие объедают, да и опыление происходит хуже, приходится повторять. Кабачки нужно подальше от тыкв сажать – опылят без разрешения в ущерб качеству плодов. Когда тыковка станет явно увеличиваться, станет примерно в кулак величиной,  после неё оставляю 6-7 листьев. Остальное обрезаю. Положено – 5 кормящих листьев.  Но, при обрезке и уходе часто сочные черешки  нечаянно подламываются. А оставшихся 3-4 листьев  для крупного плода недостаточно. Вырастет с кулачок. Всё остальное, приросшее без разрешения всё лето удаляю. Оставленные листья берегу – кормильцы! Особенно тщательно убираю  отросшие от корня новые побеги, которые появляются обильно к концу лета, когда тыква станет вызревать.  Не давайте тыкве волю!  Не дождётесь от неё нормальных плодов – условия не материковские. Под плоды сразу же подкладываю что-то непромокаемое: стекло,  старую кафельную плитку и др. Дерево не подходит – намокает, плод может загнить.  На металических предметах (крышках, банках) обычно бывают рубчики, неровности в которых сохраняется вода. Большие, подросшие  тыквы очень люблю укладывать на старые, драные кастрюли – дождь и прочая влага стекает в дырки и она всегда сухая. Один раз в лето слегка поворачиваю тыквы, чтобы нижняя строна обсыхала и видела солнышко. При малейшей угрозе заморозка, к осени, парниковые тыквы убираю. Укрыть их невозможно, они на улице растут,  большие, только корни греются в тепле. Не бойтесь снимать недозревшие – дойдут за время хранения. По  кожице плода можно догадаться, будет ли  она лежать  (тонкая, молочная). Такие нужно сразу съесть. Их видно, они быстро начинают дрябнуть и вянуть.

Вот и все мои тайны! Выращивайте на здоровье! Сажайте 2-3 килограммовые Хуторянки и  Россиянки. Они холодостойкие и вкусные тоже. Малышка на 2 килограмма. Но, зато какая! Одну тыкву в любом случае вытянет. Потому и сажаю чаще. В общей сложности, килограммы получатся те же. Ещё одна неприятная привычка у тыквы: если Вы проворонили и на одной плётке завязалось два плода, то она обязательно один сбросит. И сбросит обязательно первый, большой, хороший! А маленький, самый  последний – оставит. И он не успеет вызреть и даже иногда и вырасти не успеет. Следите за тыквой. Она – буйная хулиганка!

Завязывать плоды на тыквах в наших условиях можно до первого августа. В Елизовском районе, я думаю, ещё всю первую декаду августа можно рисковать. Дальше – бесполезная трата усилий. Подросшие молочные тыковки совсем не хранятся. Да и вкус у них плохой.

Удачи Вам!

Весенний марафон

Суббота, марта 26, 2011

Вот и дожили  камчадалы до очередной весны! Трудная была эта зима, необычно, не по доброму тёплая. И весна рано пришла. А известно, что от слишком ранней весны растениеводам – камчадалам  особого добра ждать не приходится: чревата капризами, поздним возвратными заморозками и прочими  неприятными неожиданностями.  Но, с Божьей помощью,  на моём “Эльдорадо” запущены обе основные теплицы, зазеленела земля:

густо поднимается салатик и укроп. В первой теплице уже готова к посадке помидорная рассада, крепенькая, хорошая. Да и посадочные ямки заправлены всем потребным. И календарные дни удачные – на убывающей луне корневая система адаптируется к новым условиям легче. Да вот только эти самые условия…  Февраль  и начало марта были мягкими, зачастую с круглосуточными плюсами.  Земля – как парное молоко, тёпленькая была.  Сейчас подморозило. Сегодня в ночь обещают 28 с минусом. И земля остывает за ночь, холодновата: при 14 градусах в земле корневая система помидора прекращает рост, если  ещё ниже – синеет рассада, замирает.  При восьми – погибает совсем.   Даже если температура воздуха вполне приличная. Посиневшие от холодной земли  помидорные кустики очень долго не могут прийти в нормальное состояние,  как бы ни было тепло. И хорошего урожая от них уже ждать не  следует.  Потому-то и приходится набираться терпения, ждать устойчивого тепла, даже если днём в теплице выше тридцати.

Большая часть помидорной рассады всё-таки добралась до землицы и уцепилась за мягонькие и удобные проволоки с колечками. Остальные ждут – возле двери земля холодная.

Во второй теплице  днём солнечно, жарко. Но по ночам  холодно. Отопление там одностороннее.  Здесь только что взошёл салат,  кое-где проклёвывается укропчик.  И только под горячей трубой, где  ещё с осени приготовлены посадочные ямы для тыкв, бессовестно и дружно поднимается пырей, крапива и осот. Совершенно безнадёжная проблема – за стеной теплицы – чужой огород, густо поросший  по обочинам этой “радостью”.  Корни узурпаторов лезут к теплу.  Прийдётся применять что-то вроде Раундапа.  Но это тоже не панацея:  на смену умершим сорнякам быстренько прибегут другие, зимующие прямо за стеной теплицы. Ползучие корни этих гостей бегают очень быстро. Ну не полоть же все соседние огороды! Со своим  бы управиться!

В первой, более ранней тепличке, все тёплые места над трубами отопления потихоньку заполняются плошками, пакетами, мисками и стаканчиками с рассадой. Кто-то уже взошёл, кто-то  ждёт очереди.  Проклюнулись мои любимые махровые петунии, меленько зазеленела лобелия и огненно-рыжие крупноцветные антуриумы.

Быстро и дружно выскочили огурчики – мои любимые  “Вернисажи”, “Темпы”  и салатная “Стелла”. Их немного – только для себя. Поэтому, особенно не спешу: погода невнятная, пусть на трубе погреются.

Кое-кто уже и до пикировки дожил.  А кому-то ещё  и срок сева не подошёл. А вот тыквы,  для которых уже с осени готовы ямы под тёплой трубой, и над трубой уложены доски для этих барынь, сильно меня подвели. Сеяла свою любимую Серую Волжскую, но семена не свои – выписывала.

Похоже, они были старше меня – больше половины тыкв не взошло совсем, остальные вылезли квазимодоподобные, кривые, горбатые,  с подгнившими семядолями. Пришлось срочно подсеивать свои, что тоже плохо – пчёлки и шмели не особенно думают, куда им сесть, опыляют всё подряд. А тыква ещё и кабачками опыляется. Результат может быть самым неожиданным.  Пришлось  вторично подсеивать и помидоры для второй теплицы.  Эти же самые семена, из одной пачки,  сеяла в конце января для первой теплицы. Сеяла дома, Челябинские,  розовые  и малиновые гиганты – прекрасно взошли. И вот… Условия не в пример  лояльней, чем в январе на подоконнике, возле  обмёрзшего льдом окна: тепло, светло, влажно. А вот поди ж ты… Возможно, так подействовала эта история с Луной, слишком близко подкравшейся к Земле? Растения на  поведение Луны  очень сильно реагируют. Потеряна ещё одна неделя. Особенного растройста нет – от этого сезона можно ожидать чего угодно, только не огромных урожаев. Если только по особому Господню благоволению…

Но, всё-таки весна – в тёмном и  довольно холодном сарае, на  зимующей в ёмкости вишне, стали распускаться почки. Пришлось выносить на свет Божий, всё в ту же теплицу. Осенью поздно её привезла, земля уже застыла. Пришлось ей зимовать в сарае.

Вот и начался наш весенний марафон длиною в полгода. И огорчений он ещё принесёт немало и радостей. И надежды, что каким бы ни был невзрачным урожай, что-то да вырастет. Не оставит Бог своих чад без пропитания.

А пока, как всегда в марте,  беспечно и радостно цветут на подоконнике глоксинии.

Вот за  это я и люблю их, за удивительное жизнелюбие и силу: бутонов столько, что никак не выбраться всем из-под листьев!  Тесно! Ну и пусть – там и распускаются, уткнувшись мордочками в  родную землю.

На дворе Великий пост.  Крестопоклонная.  Совсем немного осталось до Вербного воскресенья.  Возле церкви  стоит с декабрьской оттепели заблудившаяся верба в белых барашках, под корнями – яма с термальной водой, тепло. Стоит себе вся белая. Ждёт своего праздника. Дай Бог и нам  такого же терпения! А ещё доброго лета и какого-нибудь сносного урожая!

Благовест

Пятница, марта 18, 2011

В церковь дверь открываю под благовест – звон.
Полумрак. Одеянья скупые.
Тишина и покой. Только светят с икон
Просветлённые лица святые.

От лампад – разноцветные брызги лучей,
А в окне сосны в солнечных лапах.
Благодатно мерцает сиянье свечей,
И качается ладанный запах.

У распятья – поклон. Аналои в цветах.
И на окнах задёрнуты шторки.
Только крылья Архангела в Царских вратах
Защищают прикрытые створки.

Нет преград для души – только ты, только Он,
Только очи Господни живые.
И польются из сердца от взглядов с икон
Покаянно молитвы простые.

Тихо с клироса вдруг полетят, зазвучат
Песнопения Постной Триоди,
Да над простенькой маковкой сосны шумят
Предвесенние песни природе.

17.03.11г.

Шесть недель очищения.

Вторник, марта 8, 2011

Шумно и многолюдно  было в  Эссо   последние две недели: детская гонка на собаках,  скитджоринг, День оленевода и, наконец, сама “Берингия” с  гонкой – прологом и основным стартом до Оссоры, который состоялся 7 марта. Гостей со всех сторон приехало немало – даже хлеба на всех в магазинах не хватало. А тут и 8 марта подоспело – снова шум, поздравления, телефонные проблемы и орущая  по ночам от избытка сил молодёжь.

Трудным был для отца Владислава этот месяц: тренировки с собственными  собаками, тренировки с детьми, тоже участвующими в гонках. В детской гонке, 6 марта, его сын Никита занял первое место (на фото – третий слева), а второе – сын Дмитрий (на фото – первый слева). Немалая семья,  да и свои основные обязянности  в  храме исполнять нужно.  4 марта случился в Общине покойник – у Веры Чалой умер муж, тоже православный, верующий человек. Шестого нужно отпевать,  хоронить. И старт гонки-пролога, обязятельной для всех каюров – участников “Берингии”, тоже шестого. И к основному пробегу тоже нужно тщательно подготовиться, поскольку это не прогулка по близлежащему лесочку – через всю почти Камчатку с совершенно непредсказуемой в этом году погодой…. Сложное и опасное дело. В Общине все это прекрасно понимают,  и стараются обходится без батюшки.

Накануне Прощёного воскресенья, в субботу, провели всенощную мирским чином, отслужили утром, в воскресенье, обедницу.  Вечерня с чином прощения была назначена на 19 часов. Батюшка обещался быть к самому чину, но не смог – утром основной старт, а нарта к  гонке оказалась неготова. Позвонил, попросил прощения у всех. Службу заканчивали без него. Несмотря на сплошные праздничные мероприятия, народ в Церковь собрался. Подъехали люди из  Петропавловска. Поэтому и мужчин в зале было поболее обычного. Нам, не избалованным мужским присутствием, так хорошо, так умилительно было  видеть, как смиренно встают они на колени возле икон, как прикладываются к ним, как просят у прихожан прощения. Тишина стояла на этой службе какая-то особенная, торжественная.

Накануне, днём,  в храме сменили покрова. На клиросе чинным рядком выстроились Октоих, Минея, Постная триодь и прочее клиросное богатство. От этого ли, или от первых земных поклонов молитвы святого Ефрема,  в храме установилось правильное, великопостное, серьёзное  настроение. Ушла весёлая масленница с пирогами да блинами, за стенами церквушки остался шум и гам праздничных и спортивных мероприятий.  Здесь стояли православные люди, с открытой душой принимающие это благодатное время очищения – шесть недель Великого поста.  Вчера, в понедельник, и сегодня, во вторник,  служили великое повечерие с каноном Андрея Критского. В храме погашены огни, мерцают свечи. Возле маленького аналойчика посреди  церкви нас трое – члены клироса. За нами напряжённая тишина – совершенно бесшумное присутствие молящихся людей.  Звуки прекраснейшего ирмоса канона….  Я как-то особенно люблю этот  канон, наполняющий глубоким смыслом всё долгое время поста. И завтра, и послезавтра мы так же по вечерам будем петь его ирмосы и читать проникающие в самую душу слова.  И, припадая челом к полу, вспоминать, что  сами мы тоже прах земной, из праха сотворены и  в земле же  место упокоения нашего бренного тела.   И что  Великий пост – самое время подумать о своей душе, попытаться что-то изменить к  лучшему и в себе самом, и в своей жизни.

И так, до самого возвращения отца Владислава, мы будем проводить   мирским чином все  положенные службы Великого поста. И, если будет на то Божья воля, доживём до Вербного воскресения и великого праздника праздников – Пасхи.  И запоют, зазвенят наши, временно уснувшие, колокола. А пока, мы молимся здесь в своём притихшем стареньком храме, а батюшку несут по  Камчатке его синеглазые хаски.

Роза

Вторник, марта 8, 2011

Несколько дней назад у меня был юбилей. На свежие, пышные пироги собрались дети и внуки, друзья тоже не обошли вниманием. К ночи на столе образовалась внушительная кучка подарков. Над ними, на высоком, прочном цветоносе, гордо возвышалась бархатная вишнёвая роза. Суетливый и шумный, пропахший ароматом сдобных слоек день ушёл, уступив очередь вечерней усталости. Успокоился телефон. Стало тихо в моём маленьком доме. Только всё так же весело пела и булькала вода в трубах отопления, да за окном, с увала, от горячей трубы с термалкой, слышался девчоночий визг и мальчишечьи голоса – молодёжь праздновала приход весны! А я, удобно устроившись в кресле, стала разбирать, рассматривать подарки. Всё откладывала и откладывала их в кучку слева, пока по правую руку не осталась одна роза. Сидела, смотрела на неё и никак не хотела переставить её к остальным приношениям. Как-то странно подумалось: вот если бы пришлось мне выбирать из всей этой благодати что-то одно, или  все подарки, или розу, что выбрала бы я? И поняла – розу! Вот эту самую, обрезанную от родимых корней, красную розу, которая через два-три дня завянет и отправится на компостную кучу. А, собственно, почему? Потому, что ещё вокруг снега, и нескоро поднимется под ногами зелёная травка, и зацветут цветы? Да, нет! Вон они, и на подоконниках цветут себе! Или оттого, что любимый цветок – роза? Тоже нет. Я не признаю за розой царского трона. Есть множество цветов с более тонкой красотой. Или это – подарок от особо почитаемого, любимого человека? Да нет же! Обычный подарок. Так почему? В материальном плане она уже ничего не стоит, жизни ей – дай Бог до утра благополучно простоять!  Да и аромата особенного нет – тепличное дитя. К тому же, я не люблю срезать живые цветы – срезанный, он уже практически мёртвый. Приятнее любоваться живым, растущим цветком. И всё-таки…. Если пришлось бы выбирать – однозначно выбрала бы её, розу! Почему? Не знаю. Наверное, потому, что менее всего мы понимаем самих себя. Трудное это дело, познать самого себя!

На холмах Грузии…

Четверг, марта 3, 2011

Ты помнишь, Оля, Грузии холмы,
Батумский сад, заносчивые лавры?
Когда-то там с тобой бродили мы
Вокруг цветущей раз в сто лет агавы.

Там, на холмах, витает чайный дух,
И заросли божественных гортензий
Газ от дорог глотают без претензий,
Совсем, как наш прославленный лопух.

Там пики гор терзают небеса,
Ласкает солнце щедрые долины,
И ветки гнут плодами мандарины,
И влагой дышат тёмные леса.

А солнце, помнишь? В маленьком Цхинвале
Шикарные гибискусы цвели,
А мы вдвоём по улицам гуляли.
Тишь и покой! И танки не стреляли,
Не рвали грубо взрывы плоть земли.

По вечерам от солнца отдыхая,
Вдвоём на русском пели «Сулико»,
И голоса, сливаясь, далеко
Летели над землёй, обросшей чаем.

И вот, как будто кто-то подменил
Гостеприимных, добрых, черноглазых!
Знать, демон ада крыльями накрыл
Горячий, как огонь, цветок Кавказа.

Тбилиси, друг, что за беда стряслась?
Очнись! Ты возгордился не по праву.
Ведь кровь на землю русская лилась
С грузинской вместе в битвах ратной славы.

О, Грузия, жемчужиной России
По доброй воле к колоссу припав,
Сейчас ты топчешь истины святые,
Родной земли историю предав.

Ты на ладони Господа Христа
В мир православной звёздочкой сияла,
Но, в кровь и боль разбитого Цхинвала
Сейчас твоя оделась красота.

Пока не поздно, оглянись назад,
Уже дойдя до роковой отметки.
Потомки нам раздора не простят,
Под звёздами перевернутся предки.

И вспоминая чудного поэта,
И видя тьму, что на тебя сошла,
Я говорю со знанием предмета:
– На холмах Грузии лежит ночная мгла…

02.03.11г.

Ночь надела пуховый платок…

Четверг, марта 3, 2011

Ночь надела пуховый платок,
Небеса хмурят брови сердито,
Кто-то меленький, частый снежок
Сеет там из огромного сита.

Он роится у ламп фонарей,
В свете их голубея искристо,
Покрывая ажурность ветвей
Так легко, так пушисто и чисто!

Он закрыл очертания гор
Словно новенький марлевый полог,
Будто не был мой мир до сих пор
И широк, и огромен, и долог.

Словно в нём не горела заря
За далёким, как путь, горизонтом…
Ограниченный круг фонаря –
Новый мир под заснеженным зонтом.

Всё покрыл этот мелкий снежок,
И сугроб навалил на завалинке.
Ближе край, и короче мой срок,
С каждым днём тяжелей мои валенки.

А за кругом – подходит весна,
По сугробам блуждает, усталая.
Пусть откроется небо до дна,
С крыши влага закапает талая.

И растает заснеженный зонт.
Скину с ног свои старые валенки.
И раздвинется вновь горизонт,
И трава прорастёт на завалинке.

А пока, всё короче мой срок,
Беспощадно вращаются стрелки,
И прекрасен вот этот снежок,
Голубой, невесомый и мелкий.

28.02.11г.

Двое

Четверг, марта 3, 2011

– Июль. Тепло. Вовсю цветут цветы.
На всём в природе одухотворенье.
Прекрасен мир!
Но, ты в недоуменье,
И слов моих не понимаешь ты.

– Ну, зелень. Ну, цветы. Июль. Тепло.
Нормально! Как обычно! Всё в порядке!
Вон, посмотри, твой кот копает грядки!
Да, брысь, проклятый! Вот не повезло!

– Январь. И солнце. Иней на кустах!
И снег горит, искрится на дороге!

– Да, холодно. И неуютно – страх!
Пойдём домой – совсем промёрзли ноги.

– Заплакал март. И воздух незаметно
Синея, по-весеннему звенит.
И солнце поднимается в зенит.
К тебе взываю! Впрочем, безответно.

– Да, март. И авитаминоз. Дела.
Забот! У всех с зимы бледнее лица.
Звенит в ушах? Сходила бы в больницу.
Когда ты там в последний раз была?

– Как ты живёшь, не видя красоты,
Души движенья не воспринимая?
Твой мир другой. И я его не знаю,
Как моего не понимаешь ты.

Не замечаешь ничего вокруг,
Не видишь ты, как жизнь проходит мимо!
В больницу не пойду, мой добрый друг:
Влюблённость в мир – она неизлечима.

28.02.11г.
Фото из Интернета.