Архивы на января 20, 2010

ОДА ЧЁРНОЙ ТАРЕЛКЕ

Среда, января 20, 2010

На пепелище горько пахнет гарь.
А речки детства: вырос – стало мелко!
Я вспоминаю чёрную тарелку –
Минувших лет настенный инвентарь.
Тогда у телевизоров не жили,
У «компов» не сидели до утра,
И чёрные тарелки эти были,
Как окна в мир, необходимы нам.
Ещё до школы – «Сильва», «Вольный ветер»,
Ямщик да степь, Байкальский баргузин
И русская печаль берёз и ветел,
Неважно, кто там, русский ли, грузин,
Поль Робсон, или белый – все едины!
Поёт тарелка с утренней зари!
Хор Пятницкого, танго Аргентины,
И песни милой «маленькой Мари»,
И скрипка незабвенного Тартини,
Чьи «Дьявольские трели», красоты
Немыслимой, нездешней, и доныне –
Предел недостижимый для мечты.
Летящий стон прозрачен, чист и внятен.
И свет, и грусть, и боль земная – в нём.
Мне скрипки плач и близок, и понятен,
Как белая берёза под окном.
Всё это познавалось очень рано –
Тарелка помогала познавать.
И арии Онегина с Татьяной
Мне на ночь пела у постели мать.
И не беда, что роскоши не знали,
Что «не до жиру» было в детстве нам –
Под «Лунную сонату» засыпали
И «Чардаш Монти» снился по ночам.
Дарила нам Чайковского и Глинку
Та чёрная тарелка – наш Ликбез!
И близок был, как родственник, Огинский
За свой святой, бессмертный полонез.
Под балалайки радостные трели,
Под бархатный органный грустный звук
Работали и жили, песни пели –
Ведь на столбе у дома тот же друг!
Был чист душою и не избалован,
И не боялся жизненных невзгод,
Силён, патриотически подкован.
На классике воспитанный народ.
Не Сталин, не Ежовых волчья стая,
Учили нас и выживать, и жить –
Тарелка эта чёрная, родная,
Нас научила Родину любить.

Век информации, распутства и «свободы» –
Большой земной разнузданный базар.
Достался детским душам в наши годы.
Увы, совсем иной репертуар.
Бездарная попса – несчастье века!
Фанера, пошлость и сексуализм…
Ты для души и тела человека
Вредней, чем наша вера в коммунизм!
Филипп Керкоров и Никола  Басков
Всё так же ищут огонька в золе
И два дурных «кусочека колбаски»
Давно усохли, лёжа на столе.
Не грустно, не смешно. Уйдут – не жалко.
Вчера и завтра – серость, как всегда.
Да, ну их всех! Все эти Алки–Галки –
Разъевшаяся звёздная беда.
Так всё убого, безобразно, мелко.
Кривлянье это пошлое – увы!
Пусть истины все эти не новы,
Но грусть берёт по старенькой тарелке.
20.01.10г.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Среда, января 20, 2010

На рваную рану сеет сознанье
Соль! Соль! Соль!
Хлещет из всех щелей мирозданья
Боль! Боль! Боль!
Прямо по сердцу страшно и грубо –
Резаный след.
Шепчут растерянно белые губы –
Нет! нет! нет!
Мечется, мечется недоуменно
Ужас в глазах.
И затмевает сознанье мгновенно
Страх! Страх! Страх!
Грубо погашен рукой мимоходом
Радостный свет.
Стонет в душе одиноким уродом
След, след, след.
Вновь одиночество. Больно и жалко.
Сам. Сам. Сам.
Скормлена дружба трусостью жалкой
Псам! Псам! Псам!
Не закричу, не умру, не заплачу.
Нет! нет! нет!
Бешеной болью омыт и оплачен
Тихий свет.
Так и стекут по душе незаметно
Слёзы, как кровь.
Горько вздохнув, умерла безответно
В сердце любовь.
Так же, башкой разбиваясь о камни,
Об лёд, лёд, лёд,
Грязно истоптанная ногами,
Вера умрёт.
И не спасает лучик надежды
В мире слов,
Как не спасают святые одежды
Наших отцов.
Блещут медали на солнце славы –
Слепнут глаза.
Руки взметаются гидрой стоглавой:
За! За! За!
Было – ушло! Возвращаться не стану,
Чтобы вернуть.
Переболею и посох достану.
В путь! В путь! В путь!
Не удержать – бессильно слово.
Ложь убивает нас.
Тот, кто предал, тот снова и снова
Вас предаст.
Страшно и больно. Руки ослабли.
Стынет и стынет кровь.
Не наступай на проклятые грабли
Вновь! Вновь! Вновь!
Не открывай беззащитную душу
Всем! Всем! Всем!
Очи сомкни, и ладошками уши
Закрой насовсем.

На рваную рану сыплет сознанье
Соль! Соль! Соль!
Хлещет из всех щелей мирозданья
Боль! Боль! Боль!
18.01.10г.