Архивы на декабря, 2009

Гуляю!

Вторник, декабря 29, 2009

Deepest Portrait of the Visible Universe

В  полусфере небесного зонта

В тёмно-синее сгустился зенит.

Четкой линией даль горизонта

В синеве небесной. Тронь – зазвенит!

Это вечер, синей краскою вечер

Прорисовывает контуры гор.

Опуская на уставшие плечи

Звёздно-месячно  расшитый ковёр.

Он закатом растушует по склонам

Золотистую свою  акварель

И отправится, уставший и сонный,

Сны десятые смотреть в колыбель.

Провожаю его взглядом смущённо

И завидую его тишине.

Стали звёзды беззаботно и сонно

И смеяться, и подмигивать мне.

А, медведица ковшом зачерпнула

Мелочь звёздную на млечном пути

И отчаянно на землю плеснула,

Чтобы было веселей мне идти.

28.12.09г.

Ты не спи!

Вторник, декабря 29, 2009

_IGP0985

Ты не спи, прибывая в покое,

О, душа моя! Встань! Просыпайся!

До мгновения время земное

Уплотняется, как ни старайся!

Всё летит, хороводом вращается,

Круг за кругом сжимая кольцо.

Кто уходит, уж не возвращается,

Вместе с плотью теряя лицо.

Ты проснись!  Закричи, заругайся!

Согрешила? Бывает.… Так что же!

Ну, поплачь. Поднимись и покайся!

Но не спи!  Сон и смерть так похожи!

Я не дам тебе спать ни мгновенья!

О, душа, что нас ждёт за чертой?

Время – дар для трудов очищенья.

Промотавши, где будем с тобой?

Пусть усталость и старость покоем

Манит остановить круговерть,

Мы с тобой выбираем другое,

Чтоб достойно свой путь одолеть.

28.12.09 г.

ХУДОЖНИК – МОРОЗ.

Четверг, декабря 24, 2009

Декабрь стоял многоснежный, пасмурный. Ясных дней было мало. Всё падал и падал снежок. То меленький и редкий, то густой да лохматый. А потому и морозных дней мало было. И вот, прояснило, подморозило. И, как всегда, после оттепели, из-за высокой влажности воздуха, от крепкого мороза оделся весь окружающий мир в изумительной красоты шубы из инея. Взяла я фотоаппарат и пошла по селу, чтобы запечатлеть эту красоту и показать её вам – не всюду же такое можно увидеть! В Эссо снег особенно белый и чистый: отопление-то термальное, ни копоти, ни дыма. Да и больших машин мало бегает по селу.
DSC07258
Чем, скажите, эта красавица хуже летней? Никакая опытная кружевница не создаст такую красоту, как обыкновенный северный морозец.

DSC07260
Или эта? Белые берёзовые кружева на фоне чистой голубизны неба…
DSC07261-1
Полдень. На небе ни облачка.
DSC07276
Линия горизонта чёткая, чистая. Только голубое, белое и чёрные стволы спящих лиственниц.
DSC07278
На сопочке, возле речки, берёзы особенно пышные и весёлые, будто бегущие вверх по склону.
DSC07279
А эти сосенки не разбегаются, жмутся кучкой. Молоденькие совсем…
DSC07283
Больших морозов ещё не было. Речка Быстрая совсем не покрыта льдом. Но мелкие протоки уже встали.

DSC07290
Обычные, примелькавшиеся за лето, тальники, два раза в год тоже бывают прекрасны: в начале лета, когда цветут и вот в такую погоду…
DSC07294
И не сразу решишь, когда лучше.
DSC07299
У самой воды, да ещё там, где в речку попадает горячая термалка, деревья особенно пышные.

DSC07301
Тяжёлые от инея ветки низко склоняются над самой водой.
DSC07300
И как же убого выглядят иногда на фоне этой нерукотворной красоты творения рук человеческих!
DSC07302
Эту высокую ель снимаю частями: отступать некуда – позади река!
И в реку эту бежит из трубы та самая горячая термалка. Оттого и ёлка такая тяжёлая от инея. Даже жалко.

DSC07304
Как будто природа изо всех сил пытается прикрыть этой красотой наше безобразие.
DSC07305
Дух захватывает, когда заглянешь снизу на её огромные белые лапы…
DSC07308
А люди спешат мимо и не замечают этой ошеломляющей красоты – привыкли!

DSC07309
Ну а это совсем уже излишества! Ветки от такой тяжести могут запросто обломаться!
DSC07295
А день уже склоняется к вечеру, и на небе появляются жёлто-розовые и зеленоватые тона.
DSC07297
Низкое зимнее солнышко спешит раньше времени спрятаться за сопку. И вот уже небо окончательно теряет свою чистую голубизну. Становится нежно-разноцветным.
DSC07152
Быстро вечереет. Морозец крепчает. Мудрые вороны забираются под навес, поближе к домашним животным – там и потеплее и какой – никакой пищи можно раздобыть. И сидят, как курицы на насесте.
DSC07311
От бассейна валит густой пар и тоже оседает на ветках.
DSC07312
Я возвращаюсь домой. Мой домик совсем затерялся в снегах и белых деревьях.
DSC07314
Солнце окончательно забирается за сопку, прямо над моим огородом, и дарит мне на прощанье вот этот неяркий, золотой, зимний закат.

ПОЛУНОЧНИК

Среда, декабря 16, 2009

Kardon17

Подует рябиновый ветер
Прозрачным и солнечным днём
И сопки родные расцветит
Холодным осенним огнём.
Прощальным огнём увяданья,
Пустой, неживой красотой.
Ах, как тяжелы расставанья!
Как холодно сердцу одной!
Как воет в окно полуночник,
Срывая одежды с берёз!
Он так же, как я, одиночник,
Он холоден, влажен и бос.
Он мечется в злобе жестокой,
Он стонет и в трубы ревёт
И кудри рябины высокой
Терзает всю ночь напролёт.
То вдруг затеряется где-то,
То кинется тучи гонять.
И лишь утомлённый, к рассвету,
За сопки уляжется спать.
Как сонное солнышко встанет –
Грустно на землю смотреть!
Всех успокаивать станет,
Ласково гладить и греть.
Подует рябиновый ветер,
Огнём пробежит меж ветвей
И волосы плачущих ветел
В косички сплетёт поскорей.
Завяжет на кудри рябины
Бантиком солнечный луч,
Залезет избушке на спину,
Чтоб небо почистить от туч.
И вновь воцарится порядок –
Тишь, красота, благодать!
Снова пойду между грядок
Дело своё исправлять.
Дня неподъёмное бремя
Снова несу, волоку,
И позабуду на время
Эту ночную тоску.

15.12.09г.

ГОДЫ

Среда, декабря 16, 2009

DSC06716

Снега покрыли надолго просторы.
Не скоро лето красное придёт.
Я вспоминаю осень, лес и горы,
И наш крутой «рябиновый» поход.
Всё та же неразлучная компашка:
И я, и Рик, и Юра. И Наташка.
А сопка пламенеет от рябины!
Но только вместо Машки с нами Нина.
Ползём по тропке – мишкина дорога!
Не мы, но он хозяин этих мест.
Но страха нет – он сыт, здесь пищи много.
И на вершине есть поклонный крест.
Пусть простенький, но нашими руками
В Воздвиженье однажды водружён.
Согрет под солнцем и обдут ветрами.
И батюшкой, как надо, освящён.

IMGP8571

Мотаю ленту памяти назад:
Мы вчетвером. Сегодня мы без Нины.
Грибы-грибочки, россыпи маслят…
И треплет ветер белые седины.
Вот речка под скалой, где Юра тщетно
Терзает воду спиннингом своим.
Мы ж, от мошки страдая безответно,
Добычи вожделеем вместе с ним…

Дымок костра, мосток на речке Быстрой,
Душистый чай, пластмассовый стакан.
Прожгли рукав стреляющие искры…
Вот ковыляем на Улаковчан…
Вот едем снова вверх по Уксичану,
И Белых Скал меловые бока
Терзают нас. Уж привирать не стану –
Была работа эта нелегка!
И не к семи придём, но ближе к ночи,
Неся на спинах груз минувших дней.
Но и маршруты наши всё короче,
И подниматься в гору всё трудней.
Сложней терпеть походные невзгоды,
Непросто правду жизни принимать –
Антонимы – слова: походы – годы
Всё чаще выпадает рифмовать.
10.12.2009г.

В ДОМИКЕ ПОД ЁЛКОЙ

Среда, декабря 16, 2009

_IGP9662

В домике под ёлкой
Дремлет тишина.
В домике под ёлкой
Женщина одна.
Старая, седая,
Дефицит зубов.
В воздухе витает
Запах пирогов.
Замело метелью
К домику подход.
Прячется под елью
Поседевший кот.
Огрузили крышу
Белые снега.
В окна стужей дышит
Злобная пурга.
Синяя избушка,
Белых яблонь ряд.
Ждёт меня старушка,
Бабушка моя.
Подожди немного –
Быстро дни летят!
И моя дорога
Повернёт назад.
Встретит на ступеньках
Бабушка меня.
Блинчики с вареньем,
Милая ворчня…
Обниму, родную,
Спрячусь в седине.
Знаю, что тоскует
Бабка обо мне.
Вычищу дорожки,
Скину с крыши снег.
Для меня дороже
Человека нет.
А заставит доля
Уходить назад,
Загрустят до боли
Старые глаза.
За спиной калитка
Выстрелит в рассвет,
И позёмка прытко
Заметёт мой след.
И войдёт иголкой
В сердце непокой –
В домике под ёлкой
Человек родной.
14.12.09г.

ПРИЧАСТИЕ

Среда, декабря 9, 2009

В плену у гордыни не в силах колен приклонить,
Под грузом греха мы привычно живём, не рыдая.
И выя не хочет лица до земли допустить,
И сердце не плачет, не любит и не сострадает.

Мы – злой наконечник Евангельского копия,
Что рёбра Христовы терзает грехом ежечасно.
Но пеплом сгорает в причастье гордыня твоя,
Но кровная жертва Христова в тебе не напрасна.
Но крест на груди, тяжелея, приклонит к земле,
Но сила молитвы разбудит слезу покаянья,
И князь сего мира грохочет цепями во зле,
Не в силах с душою твоей пережить расставанья.

Из лжицы вкушая священные Тело и Кровь,
Ожившей душою потянешься к чаше с дарами,
Скрывая слезу и волненье, печаль и любовь,
К сосуду с Владыкой своим прикасаясь губами.

Так трудно осмыслить, хоть истина эта проста,
И святость вместить, и людское греховное скотство.
Мы чаша Грааля – вместилище крови Христа!
Так сладостно – тяжко нести это кровное родство!
9.12.09г.

ДОРОГА
DSC07137-1На колёсах дороги
Ганалы качали, качали.
Убаюкали сердце,
и душу мою укачали.
Солнце зимнее низко
в окошко светило, светило.
На сомкнутые веки
ладошки свои положило.
К горизонту куда-то
мечта улетела, летела.
Убаюканной мне
колыбельную песенку пела.
Улетала душа,
за далёкой мечтой улетала.
Будет снова рассвет,
и опять всё начнётся сначала.
Голубой горизонт
улыбнётся знакомо-знакомо.
Опускаюсь к земле.
Прилетела. Я дома. Я дома!
30.11.09 г.

* * * *
IMG_1828Застыли окошки. В них солнце
лучами стучится.
И иней, от них загораясь,
лучится, искрится.
Но зимнее солнце
так низко и грустно сияет,
Но иней на окнах горит,
но не тает, не тает.
Остыла душа. Не горит.
Леденеет, немеет.
Молитвою тёплой
уставшее сердце согрею.
Оттает оно, словно иней
искристый, лучистый
И станет душа, как окошко,
прозрачной и чистой.
30.11.09 г.