Архив рубрики ‘Эльдорадо – вести’

Весенний марафон

Суббота, марта 26, 2011

Вот и дожили  камчадалы до очередной весны! Трудная была эта зима, необычно, не по доброму тёплая. И весна рано пришла. А известно, что от слишком ранней весны растениеводам – камчадалам  особого добра ждать не приходится: чревата капризами, поздним возвратными заморозками и прочими  неприятными неожиданностями.  Но, с Божьей помощью,  на моём “Эльдорадо” запущены обе основные теплицы, зазеленела земля:

густо поднимается салатик и укроп. В первой теплице уже готова к посадке помидорная рассада, крепенькая, хорошая. Да и посадочные ямки заправлены всем потребным. И календарные дни удачные – на убывающей луне корневая система адаптируется к новым условиям легче. Да вот только эти самые условия…  Февраль  и начало марта были мягкими, зачастую с круглосуточными плюсами.  Земля – как парное молоко, тёпленькая была.  Сейчас подморозило. Сегодня в ночь обещают 28 с минусом. И земля остывает за ночь, холодновата: при 14 градусах в земле корневая система помидора прекращает рост, если  ещё ниже – синеет рассада, замирает.  При восьми – погибает совсем.   Даже если температура воздуха вполне приличная. Посиневшие от холодной земли  помидорные кустики очень долго не могут прийти в нормальное состояние,  как бы ни было тепло. И хорошего урожая от них уже ждать не  следует.  Потому-то и приходится набираться терпения, ждать устойчивого тепла, даже если днём в теплице выше тридцати.

Большая часть помидорной рассады всё-таки добралась до землицы и уцепилась за мягонькие и удобные проволоки с колечками. Остальные ждут – возле двери земля холодная.

Во второй теплице  днём солнечно, жарко. Но по ночам  холодно. Отопление там одностороннее.  Здесь только что взошёл салат,  кое-где проклёвывается укропчик.  И только под горячей трубой, где  ещё с осени приготовлены посадочные ямы для тыкв, бессовестно и дружно поднимается пырей, крапива и осот. Совершенно безнадёжная проблема – за стеной теплицы – чужой огород, густо поросший  по обочинам этой “радостью”.  Корни узурпаторов лезут к теплу.  Прийдётся применять что-то вроде Раундапа.  Но это тоже не панацея:  на смену умершим сорнякам быстренько прибегут другие, зимующие прямо за стеной теплицы. Ползучие корни этих гостей бегают очень быстро. Ну не полоть же все соседние огороды! Со своим  бы управиться!

В первой, более ранней тепличке, все тёплые места над трубами отопления потихоньку заполняются плошками, пакетами, мисками и стаканчиками с рассадой. Кто-то уже взошёл, кто-то  ждёт очереди.  Проклюнулись мои любимые махровые петунии, меленько зазеленела лобелия и огненно-рыжие крупноцветные антуриумы.

Быстро и дружно выскочили огурчики – мои любимые  “Вернисажи”, “Темпы”  и салатная “Стелла”. Их немного – только для себя. Поэтому, особенно не спешу: погода невнятная, пусть на трубе погреются.

Кое-кто уже и до пикировки дожил.  А кому-то ещё  и срок сева не подошёл. А вот тыквы,  для которых уже с осени готовы ямы под тёплой трубой, и над трубой уложены доски для этих барынь, сильно меня подвели. Сеяла свою любимую Серую Волжскую, но семена не свои – выписывала.

Похоже, они были старше меня – больше половины тыкв не взошло совсем, остальные вылезли квазимодоподобные, кривые, горбатые,  с подгнившими семядолями. Пришлось срочно подсеивать свои, что тоже плохо – пчёлки и шмели не особенно думают, куда им сесть, опыляют всё подряд. А тыква ещё и кабачками опыляется. Результат может быть самым неожиданным.  Пришлось  вторично подсеивать и помидоры для второй теплицы.  Эти же самые семена, из одной пачки,  сеяла в конце января для первой теплицы. Сеяла дома, Челябинские,  розовые  и малиновые гиганты – прекрасно взошли. И вот… Условия не в пример  лояльней, чем в январе на подоконнике, возле  обмёрзшего льдом окна: тепло, светло, влажно. А вот поди ж ты… Возможно, так подействовала эта история с Луной, слишком близко подкравшейся к Земле? Растения на  поведение Луны  очень сильно реагируют. Потеряна ещё одна неделя. Особенного растройста нет – от этого сезона можно ожидать чего угодно, только не огромных урожаев. Если только по особому Господню благоволению…

Но, всё-таки весна – в тёмном и  довольно холодном сарае, на  зимующей в ёмкости вишне, стали распускаться почки. Пришлось выносить на свет Божий, всё в ту же теплицу. Осенью поздно её привезла, земля уже застыла. Пришлось ей зимовать в сарае.

Вот и начался наш весенний марафон длиною в полгода. И огорчений он ещё принесёт немало и радостей. И надежды, что каким бы ни был невзрачным урожай, что-то да вырастет. Не оставит Бог своих чад без пропитания.

А пока, как всегда в марте,  беспечно и радостно цветут на подоконнике глоксинии.

Вот за  это я и люблю их, за удивительное жизнелюбие и силу: бутонов столько, что никак не выбраться всем из-под листьев!  Тесно! Ну и пусть – там и распускаются, уткнувшись мордочками в  родную землю.

На дворе Великий пост.  Крестопоклонная.  Совсем немного осталось до Вербного воскресенья.  Возле церкви  стоит с декабрьской оттепели заблудившаяся верба в белых барашках, под корнями – яма с термальной водой, тепло. Стоит себе вся белая. Ждёт своего праздника. Дай Бог и нам  такого же терпения! А ещё доброго лета и какого-нибудь сносного урожая!

Не всякая красота к добру…

Среда, января 19, 2011

Если после оттепели подожмёт морозец, или рядом протекают тёплые воды, одеваются деревья зимой в  такие нарядные шубы, что куда там иным модницам! Дух захватывает. Сама не устаю любоваться такими пейзажами – зимняя сказка, да и только!

Красота, правда?  И фотографии эти почти не обработанные, совершенно естественные тона.  Люблю снимать к вечеру,  в ясную погоду, когда появляются на  голубом небе такие  нежные розово-жёлто-зеленоватые тона  неяркого зимнего заката.

Любуюсь, но понимаю, что не всякая красота к добру, не всякое тепло к радости, не у всякой сказки хороший конец. Есть очень умные, добрые сказки с   грустным концом.

Одно дело, если это вот такой лёгонький румяный куржачок. Подует  слабенький ветерок, и нет его!

И  совсем иное, если  случится  уже обледенение, как у этой  высокой ёлки. Рядом бежит из трубы в речку круглый год термалка, ( что само по себе, нехорошо),  густой пар поднимается  от неё  в морозы и оседает на ветках.  Сильные ветра у нас бывают нечасто.  Некому эту “красоту” стряхнуть с  дерева.  Вот и обледеневает постепенно оно, опускаются до земли тяжёлые ветки. Могут и сломаться. Посмотрите на верхние ветки этой ёлки! С нижних, куда смогла достать, я стряхнула снег и лёд. Такое обледенение для дерева  может быть очень опасным: подо льдом живой организм, требующий дыхания. И особенно хвойные, не сбрасывающие хвою на зиму. Ведь не умерло оно , живое! Слегка замедлен обмен веществ, как у нас во сне. Но и во сне мы, чтобы жить, должны дышать и находиться в нормальных условиях!  И не только в дыхании дело: нарушаются многие, важные для нормальной перезимовки, параметры.

Стоит вот такая красавица, и не ведомо, радоваться,  или пожалеть.  А лучше бы взять длинную палку и постучать несильно по стволу, по веткам,  избавить дерево от муки.

Поэтому, не нужно ругать мальчишек, когда они дёргают за ветки деревья зимой, не пострадают они от снега, свалившегося им на голову, но дереву помогут. Лишь бы не ломали!

Вот эти нижние ветки совсем лежали на полу. Когда я  довольно сильно дёрнула их, чтобы стряхнуть лёд, они с такой скоростью рванули вверх, что я чуть сама не взлетела на вершину ели! Можно представить себе сколько  энергии тратить дерево на всю свою обледеневшую и повисшую вниз массу…

И чтобы сбить с такого большого дерева обледенение, нужен сильный ветер. По этой же причине  так волнуются многие садоводы в этом году: вроде бы и зима мягкая, вопреки ожиданиям,  оттепели стоят, нет больших морозов. А они волнуются, переживают за своих питомцев.  Да потому, что после оттепелей обледенели в садах деревья. И последствия от этого действительно могут быть плачевными. Оттепель зимой, особенно долгая, это – беда для садовода. На деревьях набухают почки. На Камчатке в январе вовсю распускаются вербы. Значит, просыпаются они, начинается весеннее сокодвижение.  Впереди ещё половина зимы, и обязательно будут морозы. В нашем районе они до июня  держатся. Маловероятно, что  такое тепло продержится до лета…  Такие проснувшиеся не вовремя деревья могут погибнуть или сильно пострадать.  Вот и болит душа о моих  маленьких яблоньках. Да и взрослых, диких, тоже жаль – так цвели и плодоносили!  Запросто могут и подопреть, те, что укрытые, и подмёрзнуть,  с набухшими  почками…

Вот ещё одна рукотворная “красота”! Такие  скульптуры у нас, в Эссо, почти в каждую зиму можно увидеть: памятник бесхозяйственности.  Очень часто то там, то здесь подтекает термалка из труб. Брызжет вверх фонтанчик, намерзает лёд, растёт  вот такой  “сталагмит”.  Когда он захватил ближайший к нему столб, пришли рабочие, промыли в нём дырку, трубу залатали. А “красота” осталась!   И никакая оттепель её не берёт!

А я всё размышляю об этой самой оттепели:  сейчас многие  погодные приметы не сбываются – время такое неустойчивое, всё меняется!  Но одна примета сбывается всегда и непременно! Чем сильнее  крещенский мороз, тем урожайнее год. На Богоявление должен быть мороз! Крестьяне говорят: солнце на лето, зима на мороз. Такая сильная оттепель на Крещение, очень печальная примета для растениевода: лето в этом году может быть крайне неурожайным. Сколько живу, никогда  Крещение Господне не обманывало, сбывается точно. В любом случае, возьму на себя смелость предположить, что очень сильная жара у нас может сотвориться в первой декаде июля. В остальное время может быть экстремальная сырость или ещё какие-нибудь погодные катаклизмы подобного рода. Если милость Господня, конечно же, не сойдёт на нас, грешных. А милосердию Его нет предела! И пути Его неисповедимы.  И как же хотелось бы мне обмануться в своих предположениях! Вот и прошу в молитвах своих, как это ни странно звучит, о возвращении нормальной, морозной зимы и вразумления  нам,  неразумным людям.

С праздников Вас, Православные!  С Крещением Господним! Морозной Вам зимы, доброй весны и урожайного лета!

На Бога полагаясь…

Понедельник, декабря 27, 2010


Душе настоящего растениевода нет отдыха и в зимнее время: к началу декабря только-то и закончилась подготовка теплиц и парников к следующему сезону, очищен, отмыт и прибран на место хранения инвентарь и инструменты, приготовлены удобрения. А уже в конце января начинается новый круг работ: подключать первую теплицу, сеять на рассаду помидоры, перец…. Совсем немного времени остаётся для отдыха! Да и какой отдых! Самое время заказать семена, отремонтировать рассадные ящики и оказать хоть сколько-то внимания домашним питомцам на подоконниках – летом не до них! Полил наскоро и… всё! Цветут сами, как могут. Сейчас самое время наверстать упущенное, тем более, что зима – самое тяжёлое время для комнатных растений: освещённость минимальная, в мороз возле стекла холодно – подмерзают, от батарей отопления жаром пышет Эссовская щедрая термалка – мой синенький домик стоит прямо у скважины! Воздух предельно сухой, земля в горшках просыхает до звона. Некоторые глоксинии, как им и положено, послушно впадают в спячку, сбрасывая почти все листья. Некоторые упрямо пытаются цвести, вытягиваясь от недостатка света – в старых, крупных клубнях достаточно много влаги и при минимальном поливе.


Именно они не желают окончательно засыпать на зиму, а я и не особенно настаиваю! Ближе к весне попросту обрежу их до земли, щедро подкормлю, они быстренько обрастут свежей зеленью, и снова зацветут обильным весенним цветением. А пока, пусть хоть как-то украшают скромные зимние подоконники. (далее…)

Поэзия в цветах.

Суббота, сентября 4, 2010

Осень таки подкралась – сентябрь на дворе. Но, большого заморозка ещё не было. И цветы радуют нас совсем летним цветением. Было из чего нашим ребятишкам  составлять букеты к Первому сентября.  Обхожу напоследок своё, буйно цветущее, но порядком запущенное разноцветное хозяйство.

Весной постигла меня беда: презентовали мне для пересадки пионов и лилий старый мешок с азотным удобрением. Под  пионы посадочные ямы нужны большие, хорошо заправленные перегноем и удобрениями. Кусты  уже давно нужно было  делить и пересаживать, да всё недосуг. Перегноя не хватило, вот и пришлось воспользоваться  “химией”. А название на мешке уже нечитаемое, вот и внесла вместо желаемого азота, сорокашестипроцентный сернокислый калий, до ещё и золы добавила. Редко я изпользую на своём участке  химические препараты,

но такие цветы, как лилии и тюльпаны не любят навоза и плохо относятся к перегною. Приходится заменять его на компост и всё ту же “химию”.

Сгорели мои пионы, почти в полном составе, включая и молоденькие, розовые и белые – тоже усердно накормила… К счастью, отвёл Бог мою неразумную руку – не всё успела за те два дня пересадить. Остались два куста пионов и несколько кустов лилий.

Не буду расказывать, как две недели выкапывала и выбрасывала со слезами своих погибших питомцев, как  по нескольку сотен вёдер в день носила  и выбрасывала загаженную до непотребства землю, как  таскала в образовавшиеся ямы землю с огорода, из под картошки, уже поднявшейся  над землёй, и откуда придётся – страшно вспомнить. Пришлось наскоро заполнять пустыри цветочной рассадой, благо её всегда бывает много. Вот так и поднялись на месте пионов эти красавцы подсолнухи:

Высоченные,  выше двух метров.

А двор в начале лета приобрёл примерно вот такой вид.

Боялась, что погорит и однолетка – не всю же землю заменила! Вот и насадила всего поболее, да потеснее. А кто-то, как например вот эти  годеции,

вырос и самовольно. Только собралась выкинуть старые деревянные ящики и заменить их на вазоны, а они  насеялись в прошлое лето и вылезли из всех щелей ящиков. Пришлось оставить – жалко.

Ранней весной спасли тюльпаны – полыхали так, что остального безобразия  и не видно было.

За ранними тюльпанами отцвели поздние. Слабоватые в этом году они были – сидят четвёртый сезон без пересадки, один на одном.  Недостача времени.

И только мои любимые, чёрные, поднялись, как всегда, на метровую высоту и ушли на выпускной вечер в нашу школу искуств в качестве подарка.

Быстро и незаметно отгорели

скромные синенькие мускари и

примулы.

Два кустика купальницы вообще не в счёт: осенью посажены, маленькие. Старые выкинула.

Потихоньку всё  посаженное и самовольно выросшее, под щедрыми дождями этого лета, поднялось, перепуталось, заросло понизу, как и полагается в такую сырость, мокрецом, и зацвело.

За тюльпанами расплескалось целое озерцо голубой фацелии,

Очень нравится она мне. Но, довольно быстро отцветает. Вскоре это озерцо атаковал высокий, жирный и жадный амарант. И следа от него (озерца) не осталось.

Развесил свои длинные, нарядные плётки и переплёлся с настырным многолетним садовым лютиком, который ещё в прошлое лето  попал нечаянно, с приморскими семенами, на грядку и остался там, милосердно  не выдранным мною за одно только его сорное название.

Где-то между ними, пучками вырываются на свет Божий красные васильки – моя ошибка: выписывая, думала про  крупноцветковые, кроваво-красные, а выросли вот такие.

Вся эта красота по краю была обсажена вот таким маленьким розовым, медово пахнущим, алиссумом.

Но вскоре он исчез под этими буйными зарослями окончательно, а они, попираемые в свою очередь кустом ночной фиалки и зарослями однолетних долговязых хризантем,

всех цветов радуги, стали нагло переваливаться через невысокий декоративный заборчик на тропинку, что бежит от калитки к дому, и мешать передвижению людей, которых, в сезон торговли овощами и прочей огородной снедью, набегает до 10–15 посещений в день. Пришлось срочно подпирать их рогульками, обрезать и просто на ходу заталкивать обратно. Не время было заниматься цветочными хулиганами. Из центра этого сообщества вынужденно высоко поднялись две  мощные  космеи,

малиновая и белая. Космий у меня в этом году много, самые разные:

Мощные, до двух метров, кусты, нежные, крупные, почти с ладонь, цветы на длинных тонких стебельках, качаются, кивают головками. Очень нравятся сочетанием мощности и нежности. Необыкновенно простые и красивые.

Ломкая и неустойчивая на ветру  зорька прекрасно чувствует себя рядом с мощными дельфиниумами.

Конечно же их снова повалило обильными дождями, да и ветер не миловал. Но в этом году я их подвязала вовремя и старательно –

навалились всей трёхметровой длинной на забор, но не сломались. Сейчас они уже отцвели и потеряли декоративность. Но, скоро всё обрезать, за небольшим исключением. Обрежу и их.

На  приличном куске земли, разработанном мной весною,  от калитки до дома и погреба, где тоже погибли весной, по той же причине,пересаженные многолетники, люпины, коровяки и прочие бедолаги, поселилась семья однолетних георгинов всех расцветок. Одни высокие, другие низенькие, но

все красивые:

и т.д. Много их прикрыло своей красотой пустоту от погибших лилий.

А это завсегдатаи моего двора, махровые петунии. Вообще-то я не люблю петунию. Но для махровой – всяческое исключение:

Одни просто красивые, другие – красивые, да ещё и душистые, они  живут в вазонах, в ящиках и просто на земле. Довольно  спокойно относятся к нашему холоду. И даже небольшие заморозки переносят. Но, с дождями у них плохие отношения: теряют декоративность. Вообще, лишнюю воду не любят. Но, хороши!

Это – новосёлы на моём “Эльдорадо”.  Я поселила их в вазоне, сотворённом мной из большого таза и  обрезанной автомобильной покрышки прямо возле крыльца.

Узнали? Нет? Целлозия. Обыкновенные петушиные гребешки. Но необыкновенные. Какая форма! Низкорослые, компактные, всех расцветок. В плотной посадке выглядят прекрасно! Фрэш-лук. Нравится, хоть я и не люблю целлозию.

Малопу сажаю каждый год. Красивая, высокая, неприхотливая, разноцветная тоже, нормально цветёт под яблонями, где в тени никто не хочет жить.

В этом году она трёх цветов: розовая, белая и малиновая, тёмненькая совсем.

Доротеантус, или просто искорка. Мерцающее чудо! Одна беда – зажмуривается без солнца. Становится совсем некрасивым и печальным. С учётом нынешнего мокрого лета, всё время таким и стоит! Но если уж открывается, прихожане ахают.

Узенькая полоска земли под стенкой домика, вдоль дорожки. С крыши на неё льётся дождь – никто не выживает. Даже ноготки, и те поломаться и сгнить норовят. А тагетисам – плёвое дело. Растут себе, цветут и пахнут.

И не только простенькие, но и крупноцветковые, высокие. Тагетис – крепкий орешек!

А вот грядка с календулой, что всегда прекрасно цветёт под северной стенкой домика, меня в этом году растроила: сеяла, как обычно, Тихоокеанское  очарование и Радио – самые крупноцветковые и махровые. Огромные, красивые бывают обычно цветы. В этом году  семена попали плохие – обычная, не очень махровая, так себе. Видеть не хочу.  Но, без календулы, нельзя: на лекарство собираю.

Затянулся мой цветочный репортаж – всё лето фотки собирала, поместить всемени не было. Но как не показать лобелию? Палочка-выручалочка: отцвели гладиолусы – стоит ёмкость, как облезлый кот. А тут по низу лобелия – опять разноцветная красота. Так же и в емкостях с петуниями, когда им захочется от дождя пропасть, и с доротеантусами, пока они зажмурившись спят. И на крыльце висит, и везде, где посадишь – красивая.

Антуриум – львиный зев, не сеяла. На картинке был другой цветок с другим названием. Выросло, что выросло. И я даже довольна – детство напоминает.

Розовый агератум в ящике,

скромная, ласковая нивянка в самых сорных местах

и всякая разная цветущая травка, даже в таком старом, дряхлом ящике – рука не поднимается выкинуть – как же всё это скрашивает нелёгкую нашу крестьянскую жизнь! Сколько даёт положительных эмоций! Сколько добавляет здравия и физического и духовного! Работы, правда, тоже добавляет, но это – хорошая, добрая работа, когда её выполняешь с любовью. Дома тоже цветут питомцы: лисохвостики и глоксинии не буду показывать – вы уже их видели.

А вот эта миниатюрная бегония вполне заслуживает внимания. Прелестна.

и тем более очаровали меня эти  хорошенькие эустомы. Они ещё детки, сеянцы. Это их первые цветы. Когда эти растения станут густыми кустиками, сплошь покрытыми цветами, я ещё раз покажу их вам.

За забором цветение не прерывается. С весны до самой осени что-нибудь да цветёт: вот эта самая таволга, например,

заросли дикого клематиса, которого все называют диким хмелем,  развешивают свои голубые колокольчик на всех кустах моего увала.

цветёт сосна,

цветёт маленькая брусничка,

цветут деревья, лесные и луговые цветы – цветёт вся земля. А когда устанет, будет готовиться к зимнему покою, тогда зацветут осенние листья и будут падать нам под ноги, покрывая землю золотым цветеньем  осени.

Весна 2010.

Среда, мая 5, 2010

Поздняя в этом году весна, очень поздняя. Но, дело не только в этом. По  моим наблюдениям, за последнее десятилетие в среднем на две недели  переместилось время прихода весны. Десять лет назад на Девятое мая начинали сеять морковь в нормально просохшие грядки.  Для настоящего времени  это совершенно нереальный срок –  на огороде грязь, а то и снег. 22 апреля, в день рождения Ленина, обычно проводились субботники  по весенней уборке производственных территорий и участков частного  сектора. Снега уже не было. Кое-где, в укромных уголках ещё был ледок. Совершенно спокойно  убирался мусор, расчёсывалась граблями прошлогодняя травка, всё это сжигалось, увозилось…. И вот моя фотография этого года, тоже 22 апреля:

Метровый слой снега, который, похоже, и не собирается уходить.  Для уточнения масштаба “бедствия” посмотрите и эту фотографию:

Впечатляет. И только  к настоящему времени с помощью золы и земли удалось добиться появления  на огороде первых проталин. При этом зола и земля падали на снег неравномерно и при таянии снега образовались  удивительные снежные скульптуры:

Чем не шикарная грязно-белая роза?

Какие-то обрывистые скалы и пещеры…

Чем не снежный барашек на вершине белой горы? Только с хвостом почему-то… Как он там держался, не знаю. Снимала – боялась дышать.

Но надо заметить, что и осень стала приходить примерно на такое  же время позднее. Раньше к Первому сентября было большой проблемой найти ребёнку приличный букет в школу: всё уже хорошенько убивалось заморозками. Сейчас  те же цветы стоят  почти до конца сентября. Вот так как-то переместилось время.

Но несмотря на рекордно позднюю весну этого года, жизнь на “Эльдорадо” входит в обычную колею: в теплицах всё так же теснится   рассада, и  озверелый салат  с помощью укропа  плотным ковром покрыл землю. И из этого ковра жалко  торчат обиженные помидоры.

Впрочем, это фото тоже 22 апреля. К настоящему времени захватчики изгнаны  к потребителям, помидоры ухожены и поднялись уже выше пояса, наливаются первые кисти. Кое-где, правда, ещё остались отдельные  жирные экземпляры для личного потребления,

но и их век короток. Пришло время интенсивных подкормок томатов и огурцов – голодают. Значит, зелень нужно  срочно убирать.

Во второй теплице  снова будут жить помидоры,  немножко огурчиков, арбузы и всё те же дыньки – Ирокезы. Они пока ещё в стадии рассады – земля для них ещё холодная. Этим пользуется редиска – ей холод нипочём.

Эта красная. Тепличный сорт Ребл. Есть и моя любимая  Моховская. Сорт специально выведен для употребления на салат с листьями. Они у неё вкусные, без опушения. Этот редис генетически без горечи и очень крупный, белый, почти прозрачный. Отлично растёт и в теплице, и на улице.

Огурцы уже  высажены в грунт. Это фото  22 апреля. Сейчас на них уже висят маленькие огурчики. Дня через три  можно будет снимать первый огурчик.

Эти тыквы уже тоже высажены на своё место под трубу, разрослись и скоро начнут выбираться на настил, к солнышку, если даст Бог ему  появиться из-за туч. (Технологию этой посадки, кто не видел, может посмотреть в  старых публикациях весны 2009 года, в рубрике Вести – Эльдорадо).

В доме всё те же глоксинии, которые  цвели практически всю зиму. Немного отдохнули, и опять цветут.

В этом году я посеяла новые глоксинии: махровую смесь и крупноцветковые, тоже смесь. Они пока ещё не спешат всходить, но есть надежда выбрать что-то  интересное.

Это маточник петунии кроваво-красной. Сохранила с осени на черенки. Необычный цвет. Но вот, решила цвести. Цветы после зимовки мелковатые. Но это после пересадки пройдёт.

Имя этой красавицы я так и не знаю. Попала она ко мне случайно. Подскажите, кто ведает!

Такое мяконькое, ласковое чудо!

Бегония  “Всегда  цветущая”. Вот уж не отнять!

Этот папоротник  изгнан из уютного местечка на телевизор. И при этом сильно обрезан. Их трое – сильно  разрослись. Хотела один выкинуть, да пожалела, пристроила.

Эта же тьма колючая прижилась на окне, рядом с компьютером по вполне понятным причинам. Пусть будут.

В саду пока запустение: снег ещё не сошёл окончательно.  Культурные яблоньки в агриловых шубах. В этом году я выписала ещё 5 штук  Новосибирской селекции. Все низкорослые, морозоустойчивые. Очень хочу приобрести Ренет Мажерова! Но, в каталоге его нет – кончился. Наверняка, сейчас  он есть  в  магазинах  Петропавловска, где-нибудь в  “Усадебке”. Но, из Эссо сейчас мне никак не выбраться: рассада и теплицы требуют ежеминутного внимания.

Кроме яблонь в этом году  сажаю  Русскую сливу с опылителем и сливово-вишнёвые гибриды. Тоже с коротким периодом вегетации, морозоустойчивые.  Две разновидности чубушника встанут из школки на свои места рядом с сиренями. Небольшой пустырь – бугорок над бассейном должен зарости хвойным леском. За забором высадим рядок из  диких яблонь – хорошей поросли много. Если позволит Господь моим замыслам сбыться…

На цветнике снег сошёл весь. Поднялись тюльпаны, крокусы  с белыми головками, лилии тоже повылазили на свет Божий, пионы… . Вся многолетка на воле, где по ночам их сильно обижает мороз.  Ничего с этим уже не сделаешь – хотят жить, пусть терпят. Эссо – не Сочи!

Огромную свою плантацию клубники  хочу переносить на новое место – седьмой сезон ей уже.  Давно пора менять.Закупила для этой цели чёрный агроспан и плёнку. Не справляюсь с усамии и сорняками. Клубника – самая трудоёмкая культура на огороде, если её много.  И, кроме того, освободится место для посадки плодовых саженцев.

Планов громадьё. Да как-то на это Бог посмотрит? Без Его помощи с такой кучей работы никак не справиться.

ХУДОЖНИК – МОРОЗ.

Четверг, декабря 24, 2009

Декабрь стоял многоснежный, пасмурный. Ясных дней было мало. Всё падал и падал снежок. То меленький и редкий, то густой да лохматый. А потому и морозных дней мало было. И вот, прояснило, подморозило. И, как всегда, после оттепели, из-за высокой влажности воздуха, от крепкого мороза оделся весь окружающий мир в изумительной красоты шубы из инея. Взяла я фотоаппарат и пошла по селу, чтобы запечатлеть эту красоту и показать её вам – не всюду же такое можно увидеть! В Эссо снег особенно белый и чистый: отопление-то термальное, ни копоти, ни дыма. Да и больших машин мало бегает по селу.
DSC07258
Чем, скажите, эта красавица хуже летней? Никакая опытная кружевница не создаст такую красоту, как обыкновенный северный морозец.

DSC07260
Или эта? Белые берёзовые кружева на фоне чистой голубизны неба…
DSC07261-1
Полдень. На небе ни облачка.
DSC07276
Линия горизонта чёткая, чистая. Только голубое, белое и чёрные стволы спящих лиственниц.
DSC07278
На сопочке, возле речки, берёзы особенно пышные и весёлые, будто бегущие вверх по склону.
DSC07279
А эти сосенки не разбегаются, жмутся кучкой. Молоденькие совсем…
DSC07283
Больших морозов ещё не было. Речка Быстрая совсем не покрыта льдом. Но мелкие протоки уже встали.

DSC07290
Обычные, примелькавшиеся за лето, тальники, два раза в год тоже бывают прекрасны: в начале лета, когда цветут и вот в такую погоду…
DSC07294
И не сразу решишь, когда лучше.
DSC07299
У самой воды, да ещё там, где в речку попадает горячая термалка, деревья особенно пышные.

DSC07301
Тяжёлые от инея ветки низко склоняются над самой водой.
DSC07300
И как же убого выглядят иногда на фоне этой нерукотворной красоты творения рук человеческих!
DSC07302
Эту высокую ель снимаю частями: отступать некуда – позади река!
И в реку эту бежит из трубы та самая горячая термалка. Оттого и ёлка такая тяжёлая от инея. Даже жалко.

DSC07304
Как будто природа изо всех сил пытается прикрыть этой красотой наше безобразие.
DSC07305
Дух захватывает, когда заглянешь снизу на её огромные белые лапы…
DSC07308
А люди спешат мимо и не замечают этой ошеломляющей красоты – привыкли!

DSC07309
Ну а это совсем уже излишества! Ветки от такой тяжести могут запросто обломаться!
DSC07295
А день уже склоняется к вечеру, и на небе появляются жёлто-розовые и зеленоватые тона.
DSC07297
Низкое зимнее солнышко спешит раньше времени спрятаться за сопку. И вот уже небо окончательно теряет свою чистую голубизну. Становится нежно-разноцветным.
DSC07152
Быстро вечереет. Морозец крепчает. Мудрые вороны забираются под навес, поближе к домашним животным – там и потеплее и какой – никакой пищи можно раздобыть. И сидят, как курицы на насесте.
DSC07311
От бассейна валит густой пар и тоже оседает на ветках.
DSC07312
Я возвращаюсь домой. Мой домик совсем затерялся в снегах и белых деревьях.
DSC07314
Солнце окончательно забирается за сопку, прямо над моим огородом, и дарит мне на прощанье вот этот неяркий, золотой, зимний закат.

ЗАМЫКАЕТСЯ КРУГ

Понедельник, октября 19, 2009

dsc07012.JPG
Почти полных два месяца прошло с тех пор, как мы покинули августовское «Эльдорадо», переполненное урожаем, как мифический рог изобилия. Многое изменилось с тех пор: собран урожай с огорода, опустели парники, покоятся на компостной куче убитые морозом цветы. Некоторые, упрямые, ещё пытались цвести после заморозков ниже семи градусов.

dsc06948-1.JPG

Но минус 7 это – минус 7!dsc06953.JPG

dsc06954-1.JPGdsc06949-1.JPG

Дольше всех держались белоснежные алиссумы, выглядывая по утрам из-под реденького первого снежка. Затем сдались на волю Божью и они. Покинули цветник огромные декоративные подсолнухи, а на иных, в больших, поникших к земле шляпах вызрели чёрные и крупные подсолнечные семечки.

dsc06665.JPG

На этом фото не все тыквы, только те, что росли на улице. Из парников и из теплицы тыквы давно уже вызрели и покоятся на месте хранения. Всего их этом году выросло –  78 штук. 40 из них, в основном небольшие, серенькие Волжанки, оставляю себе на зиму. Вкусные! Остальные отправились на стол к потребителям.
Подъедены арбузы и вкуснейшие дыньки – Ирокезы, медово-сладкие от нынешнего щедрого солнца. В маленькой тепличке, без отопления, благополучно замёрзли перчики и прах их тоже покоится на прожорливой компостной куче.
Одна из отапливаемых теплиц, та, где жили те самые арбузы и дыньки, где поверх труб отопления, на расстеленных досках грели бока тыквы, опустела и ждёт своей очереди. Теплицы следует тщательно подготовить к следующему сезону: вынести растительные остатки за территорию участка, подлатать дырочки в плёнке, прожечь серные шашки для дезинфекции, смыть всё это тщательно водой, вынести верхний слой земли, занести перегной и прочее….. С неё ещё нужно успеть, до устойчивых зимних морозов, снять старенькую плёнку, подготовить рейки. А пока ждёт.
Вторая, самая ранняя, стоит заброшенная: Отплодоносившие, было, в ней помидоры, вновь обросли пасынками, зелёной здоровой листвой и плодами, на удивление крупными и чистыми. Всё это переплелось двумя лианами огурцов – бесчинная Стелла расползлась по всей теплице и прямо с помидорных кустов свесила свои длинненькие и сладкие огурчики. В дальнем углу, воткнутая ещё в разгар лета пропадающая лишняя дыня (без всякой надежды, впрочем), передумала пропадать, заплела весь угол и тоже развесила на помидорах несколько штук небольших Ирокезов. Никто их не поливает, никто не ухаживает, и не мешает расти. Иногда под огурцы налью пару леек. Земля и так влажная – на улице холодно и в теплице далеко не жарко. Пробираться через эти джунгли, поросшие вездесущим мокрецом, даже как-то жутковато. Нужно отключать и готовить теплицу к зиме по тому же сценарию, но… жалко! А подлый счётчик на трубе отопления усердно накручивает по 4-50 за каждый куб воды. Но времени на теплицы нет: за осень пустующее «Эльдорадо» густо обросло мокрецом, все полтора гектара! И вот уже две недели  я ползаю по огороду, выбираю всё, до травинки. Земля по утрам подмерзает и отходит только к обеду. Темнеет рано – времени для этой работы остаётся мало. В полнолуние, когда на чёрной земле хорошо виден мокрец, работала при луне. Сотку озимого чеснока досаживала при фонарях – есть у меня два садовых, на солнечных батареях. Но в ясные дни минусовая температура держалась и днём. Земля перестала отходить. Тяпка скользила по земле, как по стеклу, срезая зелень мокреца и оставляя в земле корни. Плакала даже, просила: Господи, пошли на мою несчастную голову оттепель! Ничего же не успеваю! Парники тоже стоят, не приготовленные к зимовке. И ягода не вся снята с кустов смородины. Сладкая стала! Холода в этом году на две недели раньше пришли – не моя вина! Услышал Господь! Пришёл циклон. Заморосило. Оттаяло. Непросто под этакой сыростью работать осенью! Но и это в радость. Большого дождя не было: то снежок, то мелкая сырость с перерывами. И вот, наконец-то, остался последний кусок земли – цветник с лилиями, который ожидаючи своей очереди, зарос плотным ковром мокрецовой «радости», да последняя грядка из-под салата, под яблонями. Спина, колени, ноги, руки, все давным давно болит от усталости и холодной земли, непреходяще. За забором весёлые голоса скучковавшихся ради понедельника мужиков: и какой русский мужик не попускает в радостную и нетрезвую минуту матерных слов! Не выжить пьяной душе без них никак! Язык-то уже плохо слушается, а нецензурные, они сами и легко слетают, без напряжения: нечистые помогают. Чтобы не слышать, начинаю петь:
«Ой, ты Порушка, Параня, ты за что любишь Ивана…..»
Руки привычно орудуют инструментом, очень быстро наполняя тяжеленные вёдра. Хитроумно обрабатываю участок по периметру, оставляя нетронутой середину: засветло не успеть. Цветник прямо под окнами.… И ползу под яблони – там скоро станет темно, надо успеть. Свет от окон туда не достанет. Закончу. Надо закончить! Снег на голову падает, а участок к зиме не готов.
«Ты за что любишь Ивана? Любишь трезва, любишь пьяна…»
Пришла какая-то «Порушка» за своим «Иваном». Пытается вытянуть своего ненаглядного из пирушки. Сначала в голосе звучат умоляющие нотки, потом голос крепчает, становится уверенней. И, наконец, в хор мужского мата вплетается далеко не ласковый женский.
«Я за то люблю Ивана, что его головушка кудрява, что головушка кудрява, что бородушка кучерява…»
Вот уж, поистине, чисто русская причина для любви – головушка кудрява, бородушка кучерява!

Кудри вьются до лица, люблю Ваню, молодца!

Это только наши многострадальные женщины так умеют!
«А как Ванюшка по горенке похаживая, он сапог и об сапог поколачивая…»
Судя по голосу, не сможет «Ванюшка» по горенке похаживать – на своих сильных плечах придётся «Порушке» тащить его до дома. Поскольку он уже и нецензурными словами давится – язык в стельку!
Всё! Здесь закончила. И окончательно стемнело. Ползу на окоченевших от холода ногах, включаю дома свет, направляюсь в цветник. Душа кричит: да брось ты этот гнусный мокрец! Пропади он пропадом! Замёрзла уже и есть хочется. Да, в конце-то концов! Но понимаю – тогда весной достанется ещё хуже: эта милая травка – многолетник. И мороз ей нипочём! Семена осыпает – не справиться потом. Выхожу – благодать! Свет из окон падает прямо на цветник. Под окнами аккуратно обрезанные лилии видны, как днём и сорняки тоже.
«Уж не ты ли меня, Порушка, повысушила, без морозу, без огня сердце вызнобила…»
Умели же в те дальние времена русские мужики так по джельтменски браниться! Куда что девалось? Как только окончательно угасла невнятная брань отплывающего на плечах жены «Ванюшки», весёлая компания разошлась по домам – вынули из неё стержень! Благополучно заканчиваю свою мокрецовую эпопею. Последнее ведро. Всё! Очередь осенних работ мало помалу продвигается. Ах, и где же ты, распрекрасная летняя засуха с твоей жарой! Пальцы еле справляются с замками и пуговицами. Дико хочется спать. Но на сердце благодать и полное умиротворение. Большой камень свалился с души. Можно браться за парники и теплицы. Поспеши! Застынет перегной в куче – придётся и за ломик браться. Внук обещал – поможет. Всё потихоньку сделаем. Лишь бы здоровье не подвело.

dsc07048.JPG

А наутро белый лохматый снег покрыл просторы чистенького, прибранного «Эльдорадо».

dsc07022.JPG
И, вчера ещё румяные от кисленьких и вкусных плодов яблони, надели нарядные белые шубы.

dsc07049.JPG
И берёзы на увале за моим забором, тоже.

dsc07047.JPG
И весь мир посветлел под белым покрывалом.

dsc07040.JPG
Он ещё растает, этот снег. Или нет? Но в любом случае, годичный круг «земляных» работ на «Эльдорадо» ещё не замкнулся. И, даст Бог, ещё один раз, закончив все огородные дела этого сезона, мы выйдем на его просторы полюбоваться на голубые снега Камчатки.

КОМЕНТАРИЙ НА СТИХОТВОРЕНИЕ “ПОЖАРЫ”

Среда, августа 12, 2009

Да, лето в этом году, как никогда, жаркое, сухое, с множеством сюрпризов. Но дело не в этом. Давно возле Эссо не было серьёзных пожаров. Ближайшие соседи, Анавгайцы, горели. А у нас всё как-то благополучно обходилось.
Этот пожар возник на 12-м километре от Эссо. А там старая караулка – любимое место для рыбаков. Рыбачат там, в основном, с крючками, да ночью, с факелами. И, что бы там не говорили о самовозгорании и прочих причинах пожаров, но я уже давно не верю в то, что пишут на заборах.… Почему-то подлые самовозгорания возникают именно тогда, когда приходит время рыбалки и сбора ягод – грибов и множество всякого люда, и местного, и приезжего, устремляется в лес и на речки. И май стоял жаркий, и июнь был невыносимо сухим, и в июле один единственный дождь прошёл. Тоже было и сухо, и жарко. Обходилось без пожаров. И вот…. Недалеко от села. И ветер был восточный, в сторону Эссо – село накрыло дымом так, что ближайшие через дорогу дома еле видны были в дыму. Многим плохо было, особенно старым да больным. К счастью, во второй половине дня, как всегда, задувал западняк, и дым уносило в сторону. Но к ночи ветер стихал, и снова дышать было не чем, и снова бешено колотилось сердце от угарного газа. Огонь быстро приближался к селу. Оставалось каких-то шесть км. И только через сутки после возгорания появился вертолёт МЧС и с ним какое-то оживление в месте пожара. В нашем Храме читали акафист Богородице, «Купина неопалимая» именуемой. На коленях стояли – просили помощи. Честно говоря, страшновато было. И ещё два дня после молебна продолжался пожар, и дышали люди дымом. А потом, по милости Божьей, пошёл дождь. Как раз такой, как надо – не сильно крупный, нудный, серый, с обильными туманами. Такая длинная и всепроникающая сырость. Он то и притушил пожар, который в перерывах между дождём всё-таки пытался разгореться заново. Дым рассеялся, страх ушёл вместе с ним, и я снова выхожу на просторы своего «Эльдорадо». Испытываю острый дефицит положительных эмоций оттого, что снова, как всегда, в этом случае не будет виновных, будут только пострадавшие. Одна надежда на Бога – Он воздаст каждому за своё. И долго, (ох, и долго же!) на самом подъезде к Эссо будут жалко торчать эти обгоревшие останки деревьев и обезображенная пожаром земля, пока Мать – Природа не залечит эти раны, нанесённые ей людьми. А я иду лечиться к цветам. Вот они мои драгоценные белые лилии, наконец-то распустились – целая поляна белых лилий под окнами синенького домика.

dsc06539.JPG

Вход в домик так дико зарос хмелем, что осталось место войти только не очень толстому человеку.
dsc06521.JPG
И лилии, какие они разные! Любимые белые,

dsc06530.JPG
dsc06534.JPG

Яркие, двухцветные,
dsc06531.JPG
Солнечные, махровые,
dsc06532.JPG
Розовые,
dsc06533.JPG
Оранжевые, одноцветные и двухцветные,dsc06504.JPG
dsc06503.JPG
Нужно ещё выписать чалмовидных. Таких у меня нет.
А за ними простые подсолнухи: магазинные семечки, воткнутые по случаю в землю.dsc06548-1.JPG

А эти – гости и Швейцарии: Фредерик подарил.
dsc06545.JPG
Они болеют от непривычки северным гигантизмом – поднялись уже выше домика и я как-то побаиваюсь мимо них проходить, и чувствую себя такой небольшой и слабой.
dsc06546.JPG
А вот дельфиниумам очень не повезло. Поднялись-то они, красавцы, выше двухметрового забора, белые около 3-х метров были уже.dsc06517.JPG

Но, роскошные их метровой длинны кисти, не выдержали этого долгожданного дождя и наполненные влагой, повалили кусты. И ветер поспособствовал. Не помогла и подвязка: где повалило колья, где просто обломало стволы на уровне подвязки. Зрелище жалкое – месиво из цветов разного цвета. Правильно учат умные люди, что истина в золотой середине!
dsc06538.JPG

Легли на землю и календулы – целая грядка! И всё, что повыше вымахало – тоже.
А вот всякая мелочь цветёт себе и радуется дождичку!
dsc06493.JPGdsc06495.JPG
Дома у меня появился новый житель:
dsc06491.JPG
Такое меховое, мягонькое чудо! Имени его я не знаю – появился случайно, от такого же ничего не знающего человека. Кто знает – подскажите! А красные  Даурские лилии я вырезала – отцвели. И люпины тоже – потеряли декоративность и надоели: огромные кусты разваливаются, куда хотят и накрывают другие цветы.
Ну вот, немного отдышались, можно жить дальше!
И коротко о прочих новостях «Эльдорадо»:
Работа завалила меня выше головы. Времени ни на что не хватает. Созрели ягоды: с клубникой почти управилась – остатки благополучно догнивают под дождём. Что-то съем, что-то успею собрать на зиму (может быть!). Кусты красной смородины гнутся от плодов – надо собирать. У нас, в Эссо, её немного, покупают с удовольствием. Дозрела и чёрная – срочно собрать! На подходе белая – к счастью, её у меня немного. С ирги срочно собрать – у неё ягоды созревают не одновременно, по очереди, и требуют своевременного сбора, иначе перезревают и загнивают. И нещадно объедаются кусачими осами. Малина часть урожая осыпала на землю – не рискнула я под проливным дождём в малинник забираться. Три дня сырости для спелой ягоды…А ягод на ней – красно! Но вкус мог бы быть и получше.  Новый питомничек с сортовой малинкой,  медово – сладкой, так же благополучно, утонул в мокреце. Жизни от него нет! Но ягодки там уже первые тоже есть и тоже переспевают. Срочно добраться туда, под сопку! Тыквы кое-где валяются прямо на мокрой земле – подложить под них нужно что-то, срочно! Грядки на третий раз от мокреца освободить – тоже срочно! Семена осыпает! Чеснок вовремя не успела убрать из земли – вызрел. Земля намокла – грязный он стал, сушить нужно долго и для хранения это плохо. А у меня 11 человек на очереди за ним! Срочно убрать! Мыть, сушить! Теплицы заброшены – помидоры отходят уже последние. Переживут! Но обрезанную листву нужно убрать срочно – всякая зараза на ней и в землю уйдёт с поливами. Вторая волна редиски просится на рынок – срочно! И рынок этот  бессовестно отнимает всё время! Другого места сбыта нет. По магазинам много не растолкаешь! Картошку молодую каждый день надо копать – люди бегают, ищут. В общем, борьба с урожаем в полном разгаре! И исход этой борьбы очень неоднозначный: время не растяжимо! И силы на исходе. И очи с тоской смотрят в сторону леса и гор. И комплект шариковых и гелиевых ручек укоряет душу – пиши, подлая старуха! От мыслей и тем, не излитых на бумагу, кружится голова. И компьютер кровожадно мигает в ночи огнями. Два блога тоже требуют свою дань временем. Когда? Спать совсем некогда! В общем, всё в порядке! Жизнь продолжается. Придёт зима, и я буду писать вам о летней жаре, о безумно прекрасных августовских ночах, лунных и звёздных, о небе осеннем, тёмно – голубом и глубоком. Обо всём, что сейчас, в августе переполняет мою душу и просится на бумагу. Жизнь прекрасна во всех её проявлениях, исключая пожары, цунами и землетрясения, разумеется. С этими явлениями очень сложно смириться, оттого, что слабые мы и маловерные. Страшно!

Бегу по огороду.

Воскресенье, июля 26, 2009

     Вот он, благословенный Господом седьмый день недели! Работать нельзя – великая мудрость Его! После воскресной службы в Храме выхожу на просторы “Эльдорадо”. Есть благая возможность спокойно пройти по всему хозяйству, заглянуть в каждый его уголок. Начинаю с  любимой старенькой теплицы №2, где  давно уже  плодоносят здоровенные помидоры:

_igp8187.JPG

Этот красавец вытянул на 1330 граммов! Рекорд этого сезона. При постоянной неухоженности  моих теплиц и некормленности их питомцев, это даже странно. На  листьях помидоров признаки бурой пятнистости и недостатка питательных элементов. А помидоры прекрасные и много их, крупные! Скорее всего от того, что весной проведён был в теплицах молебен  о будущем урожае.

p6200042.JPG

Там же на подходе долгожданные арбузы, да и  дынный аромат уже ощутимо разливается по всей теплице – скоро снимать с них первый урожай. (далее…)

ЗАСУХА

Среда, июля 1, 2009

dsc06393.JPG

Много ветров пронеслось над Эльдорадо со времени нашей последней встречи. Выросли и заплодоносили в теплицах помидоры, огурчики. К двум большим теплицам добавилась маленькая, алюминиевая, в которой ежегодно благополучно растёт сладкий перец. И на нём уже крупные плоды.
Вылезли на Божий свет из парника тыквы и плоды их достигли трёх – пяти килограммов. Поднялись, окрепли и уложили на авоськи свою сладкую радость арбузы и дыньки. Понемногу наливаются. И на улице участок уже не выглядит безжизненной пустыней – покрылся зеленью. Буйным цветом отцвели на нём яблони и ирга. На кустах смородины повисли маленькие, зелёные шарики ягод. Во всю цветёт и наливается клубника и малина. Малины, правда, у меня было совсем немного. В этом году заложила неплохой малинник хороших сортов на 43 куста. И всё бы оно и ничего, да свалилась на Эльдорадо беда ввиде двухмесячной засухи: с самой зимы до конца июня ни одного приличного дождя. Днём жара, ночью – холод. В середине июня температура снижалась до – 1 градуса.  Заморозок во второй половине июня! На тыквах прихватило листики. А это значит, что полновесного урожая уже не будет, поскольку листовый аппарат строго рассчитан на один плод, всё остальное обрезано. Мелкие будут они в этом году. Кроме тех, конечно, которым посчастливилось расти в теплице, на тёплой трубе. Продолжается высадка рассады. Сушь, жара, постоянный западный ветер, от которого Эльдорадо никак не защищено: прямо под забором проходит тропа к бассейну, ни деревца, ни кустика не посадишь. Большой, открытый ветру и жаркому солнцу участок, за день просыхает до звона. Сажаю капусту – 268 корней, из них 40 белокочанной, остальная – цветная.  А она не выносит засухи. Ей надо много воды, особенно сразу после высадки. Хорошо, что рассада закалённая, крепкая, приживается хорошо. Но к концу дня большие листья её повисают, как уши слона. Берусь за шланги. Устанавливать разбрызгиватели – нереально. Они берут относительно небольшую площадь полива, а на Эльдорадо её полтора гектара и переносить установку с места на место очень хлопотно. Без полива на следующий день у растений жалкий вид: на горячем солнце немилосердно треплет ветер повисшие листья цветов и овощей, пригибает кустики к самой земле и только отцветшие тюльпаны упрямо, несгибаемо поднимают вверх свои семенные коробочки. Днём – посадка оставшейся рассады, пересадка и прочие работы на огороде. В 10 часов вечера – за полив. Первые на очереди – три теплицы, затем два больших парника. Во втором – тоже тыквы, без отопления. Они ещё не завязали плоды и их большие листья особенно страдают от ветра. За ними – три ближайших маленьких парничка: кабачки и всё те же тыквы, только скороспелые, порционные, которые зимой так славно запекать в духовке целиком. Четвёртый парничок, под сопкой, далеко. Туда только с лейками можно добраться. Страдает. После тыкв бессовестно бросаю стонущие грядки с мелочью и перетаскиваю шланги на цветы – не хлебом единым…. С пересохшей земли непромокаемо скатывается вода в неровности в почве, стоит лужицами, создавая иллюзию хорошо пролитой земли. Наконец-то, после часу ночи, переползаю на двадцатитрёхметровые грядки со всякой мелочью и хлещу, хлещу по недавно взошедшим малышам ледяной струёй воды, от которой давно уже ломит от холода руки. Тёплой водички хватает только на одну теплицу по выбору. Глинистая, тяжеловатая почва Эльдорадо прибивается от такого полива до состояния проезжей части дороги. Рыхлить некогда – у дневного времени свои заботы. К трём часам ночи покончено с шестью длиннейшими грядками. Больше не могу: от немилосердных шлангов промокла и одежда и обувь, холодно. Пытаюсь вспомнить, когда же я сегодня принимала пищу? Остались непролитыми два участка капусты в разных местах огорода, малиновый питомник с маленькими кустиками малинки, и целый кусок земли с разной мелочью, находящийся в дальнем углу, под сопкой. Значит, с утра снова шланги. Не закончены посадки. И если для культурных растений этот полив недостаточен, то для сорняков – в самый раз! Наступает на пятки прополка. Запускать такую большую площадь никак нельзя: сложно будет справляться с разросшейся заразой, которая к этому времени успеет насыпать семян. Пытаюсь обойтись наёмными руками: опыт печально проваливается. Все работящие люди при деле. А остальные…. Мало желающих удалять сорняки на чужом участке под палящим солнцем, на сильном ветру, забивающем глаза пылью, да с учётом комариной орды – лес рядом. А те, кого удаётся уговорить, заламывают такую цену, что выгоднее выращенные овощи выкинуть на компостную кучу. В три часа ночи бросаю шланг и иду домой. Стаскиваю мокрую и грязную от шлангов, волочащихся по земле, одежду и на полчаса под горячий душ. От холода трясёт промёрзшее тело и даже есть не хочется, только спать. Наскоро простирываю мокрую рабочую одежду. Зажигаю лампады. Вечернее правило….Или уже лучше утреннее? Несколько раз засыпаю стоя. На всякий случай сажусь – боюсь упасть. Господи, прости меня, грешную…. Ужин. Или завтрак? Четверть пятого. Доползаю до кровати и выключаюсь. Зимняя бессонница, где ты? 9 часов утра. Это был один из самых тяжёлых дней. Сползаю с кровати по частям: с начала, кое-как ноги, потом всё остальное, голова – в последнюю очередь. Солнце уже высоко. Плетусь открывать теплицы, постепенно набирая скорость передвижения. Я в таком режиме уже не первую неделю, разойдусь… В теплицах безобразие: не кормлено, не пасынковано, не обрезано, не подвязано. Подтянувшиеся макушки помидоров висят вниз и местами надломились, по низу – мокрец и всякая лебеда. Молча собираю созревший урожай в три большие ведра. Где взять время на реализацию? Так же молча ухожу……. Милые, простите, потерпите, всё сделаю по очереди.  А пока – засуха. Плохо всходят укроп и петрушка, а то, что взошло, не хочет подниматься. Морковь заросла мокрецом и всё в таком же роде. Хорошо, что додумалась весной посеять зелень рассадой в стаканчиках! Она прекрасно прижилась и поднимается, и укроп, и  петрушка, и всякая прочая витаминная травка. У тыкв, что в парнике, листья мелкие и плоды перестали увеличиваться: горячая, неотключаемая труба под боком и солнце делают своё дело. Сегодня надо досадить всю рассаду, хоть умри! Прополка торопит…..  Выручает Божья воля: приходят покупатели прямо домой и забирают все  помидоры: цена самая низкая в посёлке, а качество очевидное. Подношу вёдра с перегноем, ящики с рассадой, инструмент, лейки с водой, вёдра. Копаю ямку в сухой, как прах, земле, кладу перегной, суперфосфат (цветы!), лью воду, сажаю, засыпаю, поливаю, мульчирую сухой землёй сверху. И снова: ямку, перегной, суперфосфат, воду…. И ещё….И ещё…… Сколько же её ещё, этой рассады? Какой умник столько вырастил? Оправдываюсь: так не сеяла же много, всего понемножку. Не знаю, откуда столько. И раздавала и на рынок носила…. Мучайся теперь! Терпи. Не выбрасывать же. Живое….Комары не реагируют на мазь – тоже голодные! Руки грязные, отмухиваюсь, как случится. Забираются, куда хотят, липнут к лицу плотной сеткой. Пыль забила глаза – ветер. Или слёзы? Злющее солнце медленно доползает до линии гор, ещё больше краснеет от злости и жадно слизывает такими же красными лучами остатки снега с их вершин. Ни облачка, ни пёрышка на ясном небе. Весь день на посадке – в позе эмбриона. Спина  медленно, со скрипом, разгибается, как у волка из мультика “Ну, погоди”, когда он вылез из кривой трубы….Пора идти поливать. Рассада осталась. Придется завтра расковыривать во дворе дёрн – сделать у входа во двор небольшой цветничок. Выкинуть –  рука не поднимается. Сама себя раба бьёт……Капуста висит….Грядки белые, сухие. Картошка взошла хорошо, рано. Срочно прополоть руками и окучить. Хорошо, внук перед отъездом на вахту, успел раннюю окучить, ведра на три. Остальные 27 – самой. Завтра начну. Суббота завтра – в пять вечера служба. Много сделать не успеешь. Стою со шлангом. Перед глазами белая пена яблонь. Красота же неописуемая, аромат! А ничего не отзывается в сердце, как прежде – всё съела засуха. Как будто мёртвое оно там, сердце. И только нестихаемый лягушачий хор за бассейном примиряет меня с жизнью: завезли их к нам недавно, расплодились хорошо. Поют, заливаются, соловушки Эссовские! Приползаю домой в 3 ночи. И всё по обычному распорядку. Только какое-то душевное онемение, безразличие ко всему, даже к самой себе….Утром появляются первые облака, хмурятся. В городе – дождь. К сердцу приливает волна благодарности: слава тебе, Господи! Сегодня поливать не надо. Похоже, тучки напоят выгорающее на солнце Эльдорадо. Радость преждевременная: прошедший ночью дождичек намочил только доски дворового настила, но никак не землю. С остервенением ковыряю  сухой, пылящий,  дёрн, копаю,  оббиваю досками отвоёванную  площадь, ношу,  сажу, поливаю: всё! Посадку закончила после службы, глубокой ночью. Последнюю свеколку и капустку, злополучные цветы…. До часу светло, работать можно.  Слава тебе, Боже! Можно браться за прополку. Завтра воскресенье. Можно после литургии полежать, отоспаться: измотанное непрерывной работой и недостаточным сном тело, начинает упорно требовать отдыха. Да не тут-то было!
Три ведра здоровущих спелых помидоров разбивают мои мечты в прах: пошли покупатели. Толкучка, суета, разговоры… Им ещё хочется походить по Эльдорадо, полюбопытствовать, постоять возле одуревших от цветения яблонь. Еле сдерживаю раздражение: кому какое дело до твоего самочувствия! Терпи, раба…. Так тебе и надо! Эльдорадо – рабство, но рабство добровольное. Терпи! Кончится засуха, пойдут благодатные дожди и всё встанет на свои места. Вечером мне сообщают, что через день приезжает волонтёр из Швейцарии, которого я обещала поселить на своей летней кухне. Кухня не готова и работы там немало. Бросаю всё – берусь за кухню. В 5-30 утра заканчиваю и это дело. Утреннее правило, завтрак, больная голова. Лампады сегодня не зажигала…..Семь утра. Какой сон! Иду на участок. Управляюсь с теплицами, собираю помидоры, иду на рынок: эта продукция лежать не может. Мои гиганты- помидоры тонкокожие, нежные, розовые. Надо идти….В такую жару они быстро поспевают. Сутки без сна. Днём звонят: скоро приезд Владыки Игнатия, готовится концерт. Просят принять участие. Надо. Ежедневные репетиции. В перерывах занимаюсь картошкой: прополола, окучила. Грядки интенсивно зарастают мокрецом. Заниматься прополкой некогда – спасаю помидоры и прочую живность в  двух больших теплицах. Откуда он? Лук еле выглядывает из него, морковь скрылась под ним, в маленькой теплице под весёлым разнотравьем с участием наглой, одичавшей малины, исчезает сладкий перец вместе с крупными, висящими на нём перцами. Где-то там же ползает несколько не подвязанных вовремя арбузов и дынь. Хожу мимо, отворачиваюсь, полью из шланга, не заходя внутрь и далее… . Если за всё хвататься одновременно – ничего не сделаешь! Только по порядку и каждое дело до конца. Бормочу потихоньку: терпите, милые, всё сделаю, немножко ещё потерпите. Непреходящее чувство вины, как будто перед живым человеком. Так ведь и живое тоже! Но закричать, заплакать не может. Пропадает молча. Засуха. Думаю: зачем мне всё это нужно? Почему я так живу? Вот рядом ходят люди…. И отдыхают на диванчиках после работы, и телевизор смотрят. На природу, на шашлычки тоже успевают, какие-то праздники празднуют. А я не могу свой родной блог в Интернете загрузить – нет времени даже ночью. В голове постоянно вращаются невылитые на бумагу  строчки, многое так и забывается, умирает в неизвествности. Единственный отдых – три, четыре часа сна и полчаса под душем. Главная забота – не уснуть сидя за обедом и стоя за молитвой. Мне 63 года. Надолго ли меня хватит при таком режиме жизни? И представляю, как сдаю Эльдорадо в аренду чужим людям, как зарастает оно травой и хламом (чужая земля, это чужая земля!) и понимаю: нет, я не смогу. Каюсь на исповеди в излишней привязанности к земному…… А так ли оно?  По слову Божьему, каждому человеку даден талант от Бога и зарывать его в землю нельзя – накажут. У каждого есть на земле его дело, которое он от Бога ДОЛЖЕН исполнять! Земля и песни – это моё дело. Трудное оно, но такое выпало мне от Бога. Да и не умею я ничего другого делать. Дал Бог мне такой вот большой и благодатный кусок земли и я обязана содержать его в порядке. Заброшенной, загаженной и отравленной земли на планете и без меня хватает. Надо просто ещё немного потерпеть. Пройдёт хороший, добрый дождь, пойдут на убыль эти дела, придут другие. Даст Бог время и отдохнуть, и выспаться(?!). И однажды встанешь ты у своей, скрывшейся под тяжёлыми гроздьями , сирени и снова ожившей душой почувствуешь, что это прекрасно!

dsc06403.JPG

Пусть так и будет! За летом придёт ещё более трудная осень. А потом укроется Эльдорадо белым, холодным снегом и придёт время покоя и бессонницы. И ты будешь стоять у окна и думать: когда же он начнёт сходить на нет, этот снег и настанет благодатное время пробуждения природы и бесконечного, тяжкого и благодарного труда, потому что кормить людей всегда было делом святым.
А потом был приезд волонтёра Даниила, тяжкая мука добывания своих питомцев из-под мокреца, был белый ковёр яблоневого цвета под ногами, малиновое горение пионов и перцы благополучно вынырнули из травы вместе со своими крупными перчиками,

dsc06385-1.JPG
и арбузы поползли по своим верёвочкам вверх. И бездельники – муравьи, наконец-то, опылили их без моего участия. И Эльдорадо потихоньку начинало приобретать свой благополучный имидж. А вскоре прибыл на закладку Святых мощей в наш строящийся Храм Владыка Игнатий. И была встреча, был замечательный концерт, на котором я пела свои песни

_igp7543-1.JPG

и на молебне возле нового Храма беспощадное солнце жгло макушки обнажённых мужских голов. Было прощальное застолье и я подарила Владыке огромный помидор весом в 1 кг и 150 граммов. Вот доказательство:

_igp7505.JPG

_igp7503-1.JPG

И ещё было 43 градуса жары, и испеклись мои помидоры на кустах возле открытой двери теплицы. И два дня под палящим солнцем стонало и погибало от засухи моё неполитое  Эльдорадо, потому, что я уже не в силах была этого сделать. А на воскресенье, после литургии, отец Владислав назначил молебен от бездождия с крестным ходом, который не состоялся по очень уважительной причине: в субботу, в середине дня, с черного, кипящего тучами неба, под грохот громовых раскатов и неистовое блистание молний, от которых трясся и приседал от страха мой синенький домик, на Эльдорадо и окружающий мир обрушился тропический ливень. За час с небольшим он залил весь огород таким количеством тёплой, благодатной воды, что я бродила между грядками в сапогах по воде, плакала и кричала прямо в грохочущее небо: Господи, слава Тебе! Милости  Твоей нет конца!
И закончилась эта такая долгая и страшная засуха. И пришло время дождей. И многое ещё случилось за это время: поход в меловые горы, где я забиралась на самые их вершины, забыв про усталость, бессонные ночи и 30 корней выпавшей от недостаточного ухода капусты,

_igp7753-1.JPG

И двухсуточная,  тоже бессонная,  работа с компьютером, чтобы обработать и поместить эти материалы, и многое другое…..

Жизнь продолжается, ребята, и она прекрасна во всех её проявлениях.

          ЗАСУХА 

Поседел одуванчик от горя
И готов облысеть – только дунь!
Запах белого клевера – море,
Ароматное, знойное море……
Это значит – скончался июнь.

Загорелся сиреневый факел
Над притихшей избушкой моей.
Сильный дождь заметался, заплакал
В пересохшую землю полей.

И, оглохнув от грома и стонов,
Буйный ветер рванулся во зле,
Распластавши багровость пионов
По горячей и мокрой земле.

Жадно пьёт благодатную влагу
Каждый листик и травка у ног.
Да и я, проявляя отвагу,
Не бегу от грозы на порог.

Слёз глаза мои старые полны,
Поднимаются руки в мольбе.
Я кричу сквозь сверкание молний:
– Слава, Господи, слава Тебе!

29 июня 2009 г.

После прочтения коментариев на эту публикацию   я почувствовала, что рискую быть неправильно понятой : у меня и в мыслях не было пожаловаться на тяжесть  моей работы, получить сочувствие или, тем более, похвалиться – вот мы какие! Но, общаясь с большим количеством людей, в т.ч. и приезжих, городских,  обратила внимание, что многие просто не понимают, как это всё выращивается. Некоторые думают, что бросил семечко в землю и оно как-то там само всё вырастает. К сожалению, сами вырастают только плевела – сорняки! Всё остальное – тяжёлый  и не всегда благодарный труд  растениевода. То засуха, то заморозки, то дожди заливают всё, комарьё и прочие “прелести” погоды. Это – обычный повседневный труд. В любой работе есть свои сложности. Хочется, чтобы кто-то, прочитав эту публикацию, другими глазами посмотрел на кусок хлеба, который держит в руке. И особенно это касается людей молодых, не имеющих жизненного опыта. Это  – единственная цель, которую я преследовала.