Архив рубрики ‘Новости’

Весенний марафон

Суббота, марта 26, 2011

Вот и дожили  камчадалы до очередной весны! Трудная была эта зима, необычно, не по доброму тёплая. И весна рано пришла. А известно, что от слишком ранней весны растениеводам – камчадалам  особого добра ждать не приходится: чревата капризами, поздним возвратными заморозками и прочими  неприятными неожиданностями.  Но, с Божьей помощью,  на моём “Эльдорадо” запущены обе основные теплицы, зазеленела земля:

густо поднимается салатик и укроп. В первой теплице уже готова к посадке помидорная рассада, крепенькая, хорошая. Да и посадочные ямки заправлены всем потребным. И календарные дни удачные – на убывающей луне корневая система адаптируется к новым условиям легче. Да вот только эти самые условия…  Февраль  и начало марта были мягкими, зачастую с круглосуточными плюсами.  Земля – как парное молоко, тёпленькая была.  Сейчас подморозило. Сегодня в ночь обещают 28 с минусом. И земля остывает за ночь, холодновата: при 14 градусах в земле корневая система помидора прекращает рост, если  ещё ниже – синеет рассада, замирает.  При восьми – погибает совсем.   Даже если температура воздуха вполне приличная. Посиневшие от холодной земли  помидорные кустики очень долго не могут прийти в нормальное состояние,  как бы ни было тепло. И хорошего урожая от них уже ждать не  следует.  Потому-то и приходится набираться терпения, ждать устойчивого тепла, даже если днём в теплице выше тридцати.

Большая часть помидорной рассады всё-таки добралась до землицы и уцепилась за мягонькие и удобные проволоки с колечками. Остальные ждут – возле двери земля холодная.

Во второй теплице  днём солнечно, жарко. Но по ночам  холодно. Отопление там одностороннее.  Здесь только что взошёл салат,  кое-где проклёвывается укропчик.  И только под горячей трубой, где  ещё с осени приготовлены посадочные ямы для тыкв, бессовестно и дружно поднимается пырей, крапива и осот. Совершенно безнадёжная проблема – за стеной теплицы – чужой огород, густо поросший  по обочинам этой “радостью”.  Корни узурпаторов лезут к теплу.  Прийдётся применять что-то вроде Раундапа.  Но это тоже не панацея:  на смену умершим сорнякам быстренько прибегут другие, зимующие прямо за стеной теплицы. Ползучие корни этих гостей бегают очень быстро. Ну не полоть же все соседние огороды! Со своим  бы управиться!

В первой, более ранней тепличке, все тёплые места над трубами отопления потихоньку заполняются плошками, пакетами, мисками и стаканчиками с рассадой. Кто-то уже взошёл, кто-то  ждёт очереди.  Проклюнулись мои любимые махровые петунии, меленько зазеленела лобелия и огненно-рыжие крупноцветные антуриумы.

Быстро и дружно выскочили огурчики – мои любимые  “Вернисажи”, “Темпы”  и салатная “Стелла”. Их немного – только для себя. Поэтому, особенно не спешу: погода невнятная, пусть на трубе погреются.

Кое-кто уже и до пикировки дожил.  А кому-то ещё  и срок сева не подошёл. А вот тыквы,  для которых уже с осени готовы ямы под тёплой трубой, и над трубой уложены доски для этих барынь, сильно меня подвели. Сеяла свою любимую Серую Волжскую, но семена не свои – выписывала.

Похоже, они были старше меня – больше половины тыкв не взошло совсем, остальные вылезли квазимодоподобные, кривые, горбатые,  с подгнившими семядолями. Пришлось срочно подсеивать свои, что тоже плохо – пчёлки и шмели не особенно думают, куда им сесть, опыляют всё подряд. А тыква ещё и кабачками опыляется. Результат может быть самым неожиданным.  Пришлось  вторично подсеивать и помидоры для второй теплицы.  Эти же самые семена, из одной пачки,  сеяла в конце января для первой теплицы. Сеяла дома, Челябинские,  розовые  и малиновые гиганты – прекрасно взошли. И вот… Условия не в пример  лояльней, чем в январе на подоконнике, возле  обмёрзшего льдом окна: тепло, светло, влажно. А вот поди ж ты… Возможно, так подействовала эта история с Луной, слишком близко подкравшейся к Земле? Растения на  поведение Луны  очень сильно реагируют. Потеряна ещё одна неделя. Особенного растройста нет – от этого сезона можно ожидать чего угодно, только не огромных урожаев. Если только по особому Господню благоволению…

Но, всё-таки весна – в тёмном и  довольно холодном сарае, на  зимующей в ёмкости вишне, стали распускаться почки. Пришлось выносить на свет Божий, всё в ту же теплицу. Осенью поздно её привезла, земля уже застыла. Пришлось ей зимовать в сарае.

Вот и начался наш весенний марафон длиною в полгода. И огорчений он ещё принесёт немало и радостей. И надежды, что каким бы ни был невзрачным урожай, что-то да вырастет. Не оставит Бог своих чад без пропитания.

А пока, как всегда в марте,  беспечно и радостно цветут на подоконнике глоксинии.

Вот за  это я и люблю их, за удивительное жизнелюбие и силу: бутонов столько, что никак не выбраться всем из-под листьев!  Тесно! Ну и пусть – там и распускаются, уткнувшись мордочками в  родную землю.

На дворе Великий пост.  Крестопоклонная.  Совсем немного осталось до Вербного воскресенья.  Возле церкви  стоит с декабрьской оттепели заблудившаяся верба в белых барашках, под корнями – яма с термальной водой, тепло. Стоит себе вся белая. Ждёт своего праздника. Дай Бог и нам  такого же терпения! А ещё доброго лета и какого-нибудь сносного урожая!

Роза

Вторник, марта 8, 2011

Несколько дней назад у меня был юбилей. На свежие, пышные пироги собрались дети и внуки, друзья тоже не обошли вниманием. К ночи на столе образовалась внушительная кучка подарков. Над ними, на высоком, прочном цветоносе, гордо возвышалась бархатная вишнёвая роза. Суетливый и шумный, пропахший ароматом сдобных слоек день ушёл, уступив очередь вечерней усталости. Успокоился телефон. Стало тихо в моём маленьком доме. Только всё так же весело пела и булькала вода в трубах отопления, да за окном, с увала, от горячей трубы с термалкой, слышался девчоночий визг и мальчишечьи голоса – молодёжь праздновала приход весны! А я, удобно устроившись в кресле, стала разбирать, рассматривать подарки. Всё откладывала и откладывала их в кучку слева, пока по правую руку не осталась одна роза. Сидела, смотрела на неё и никак не хотела переставить её к остальным приношениям. Как-то странно подумалось: вот если бы пришлось мне выбирать из всей этой благодати что-то одно, или  все подарки, или розу, что выбрала бы я? И поняла – розу! Вот эту самую, обрезанную от родимых корней, красную розу, которая через два-три дня завянет и отправится на компостную кучу. А, собственно, почему? Потому, что ещё вокруг снега, и нескоро поднимется под ногами зелёная травка, и зацветут цветы? Да, нет! Вон они, и на подоконниках цветут себе! Или оттого, что любимый цветок – роза? Тоже нет. Я не признаю за розой царского трона. Есть множество цветов с более тонкой красотой. Или это – подарок от особо почитаемого, любимого человека? Да нет же! Обычный подарок. Так почему? В материальном плане она уже ничего не стоит, жизни ей – дай Бог до утра благополучно простоять!  Да и аромата особенного нет – тепличное дитя. К тому же, я не люблю срезать живые цветы – срезанный, он уже практически мёртвый. Приятнее любоваться живым, растущим цветком. И всё-таки…. Если пришлось бы выбирать – однозначно выбрала бы её, розу! Почему? Не знаю. Наверное, потому, что менее всего мы понимаем самих себя. Трудное это дело, познать самого себя!

Не всякая красота к добру…

Среда, января 19, 2011

Если после оттепели подожмёт морозец, или рядом протекают тёплые воды, одеваются деревья зимой в  такие нарядные шубы, что куда там иным модницам! Дух захватывает. Сама не устаю любоваться такими пейзажами – зимняя сказка, да и только!

Красота, правда?  И фотографии эти почти не обработанные, совершенно естественные тона.  Люблю снимать к вечеру,  в ясную погоду, когда появляются на  голубом небе такие  нежные розово-жёлто-зеленоватые тона  неяркого зимнего заката.

Любуюсь, но понимаю, что не всякая красота к добру, не всякое тепло к радости, не у всякой сказки хороший конец. Есть очень умные, добрые сказки с   грустным концом.

Одно дело, если это вот такой лёгонький румяный куржачок. Подует  слабенький ветерок, и нет его!

И  совсем иное, если  случится  уже обледенение, как у этой  высокой ёлки. Рядом бежит из трубы в речку круглый год термалка, ( что само по себе, нехорошо),  густой пар поднимается  от неё  в морозы и оседает на ветках.  Сильные ветра у нас бывают нечасто.  Некому эту “красоту” стряхнуть с  дерева.  Вот и обледеневает постепенно оно, опускаются до земли тяжёлые ветки. Могут и сломаться. Посмотрите на верхние ветки этой ёлки! С нижних, куда смогла достать, я стряхнула снег и лёд. Такое обледенение для дерева  может быть очень опасным: подо льдом живой организм, требующий дыхания. И особенно хвойные, не сбрасывающие хвою на зиму. Ведь не умерло оно , живое! Слегка замедлен обмен веществ, как у нас во сне. Но и во сне мы, чтобы жить, должны дышать и находиться в нормальных условиях!  И не только в дыхании дело: нарушаются многие, важные для нормальной перезимовки, параметры.

Стоит вот такая красавица, и не ведомо, радоваться,  или пожалеть.  А лучше бы взять длинную палку и постучать несильно по стволу, по веткам,  избавить дерево от муки.

Поэтому, не нужно ругать мальчишек, когда они дёргают за ветки деревья зимой, не пострадают они от снега, свалившегося им на голову, но дереву помогут. Лишь бы не ломали!

Вот эти нижние ветки совсем лежали на полу. Когда я  довольно сильно дёрнула их, чтобы стряхнуть лёд, они с такой скоростью рванули вверх, что я чуть сама не взлетела на вершину ели! Можно представить себе сколько  энергии тратить дерево на всю свою обледеневшую и повисшую вниз массу…

И чтобы сбить с такого большого дерева обледенение, нужен сильный ветер. По этой же причине  так волнуются многие садоводы в этом году: вроде бы и зима мягкая, вопреки ожиданиям,  оттепели стоят, нет больших морозов. А они волнуются, переживают за своих питомцев.  Да потому, что после оттепелей обледенели в садах деревья. И последствия от этого действительно могут быть плачевными. Оттепель зимой, особенно долгая, это – беда для садовода. На деревьях набухают почки. На Камчатке в январе вовсю распускаются вербы. Значит, просыпаются они, начинается весеннее сокодвижение.  Впереди ещё половина зимы, и обязательно будут морозы. В нашем районе они до июня  держатся. Маловероятно, что  такое тепло продержится до лета…  Такие проснувшиеся не вовремя деревья могут погибнуть или сильно пострадать.  Вот и болит душа о моих  маленьких яблоньках. Да и взрослых, диких, тоже жаль – так цвели и плодоносили!  Запросто могут и подопреть, те, что укрытые, и подмёрзнуть,  с набухшими  почками…

Вот ещё одна рукотворная “красота”! Такие  скульптуры у нас, в Эссо, почти в каждую зиму можно увидеть: памятник бесхозяйственности.  Очень часто то там, то здесь подтекает термалка из труб. Брызжет вверх фонтанчик, намерзает лёд, растёт  вот такой  “сталагмит”.  Когда он захватил ближайший к нему столб, пришли рабочие, промыли в нём дырку, трубу залатали. А “красота” осталась!   И никакая оттепель её не берёт!

А я всё размышляю об этой самой оттепели:  сейчас многие  погодные приметы не сбываются – время такое неустойчивое, всё меняется!  Но одна примета сбывается всегда и непременно! Чем сильнее  крещенский мороз, тем урожайнее год. На Богоявление должен быть мороз! Крестьяне говорят: солнце на лето, зима на мороз. Такая сильная оттепель на Крещение, очень печальная примета для растениевода: лето в этом году может быть крайне неурожайным. Сколько живу, никогда  Крещение Господне не обманывало, сбывается точно. В любом случае, возьму на себя смелость предположить, что очень сильная жара у нас может сотвориться в первой декаде июля. В остальное время может быть экстремальная сырость или ещё какие-нибудь погодные катаклизмы подобного рода. Если милость Господня, конечно же, не сойдёт на нас, грешных. А милосердию Его нет предела! И пути Его неисповедимы.  И как же хотелось бы мне обмануться в своих предположениях! Вот и прошу в молитвах своих, как это ни странно звучит, о возвращении нормальной, морозной зимы и вразумления  нам,  неразумным людям.

С праздников Вас, Православные!  С Крещением Господним! Морозной Вам зимы, доброй весны и урожайного лета!

Кизимен

Пятница, января 14, 2011

Чёрный снег, чёрный снег,
на покров белоснежной зимы…
Тёмный вдовий платок
раньше срока Земля одевая,
По орбите летит
в окружении пепла и тьмы,
Через жерла вулканов
свой праведный гнев изливая.

И дрожит под ногами
привыкших к трясенью людей,
Словно хочет стряхнуть
суету развращённого века,
Паразитом живущего
слишком вольготно на ней,
Надоевшего ей,
обнаглевшего в край, человека.

И плюёт в небеса,
в безысходности, адским огнём,
Погибая уже
от жестокой беспечности нашей.
Чудный шар голубой!
Что за кашу мы варим на нём?
И, не нам ли хлебать
эту жуткую, горькую кашу?

14.01.11г.
*Кизимен – вулкан на Камчатке. Последнее извержение –
13 января, 2011 года.

Сочельник

Четверг, января 6, 2011

Я снова у ног Твоих, Боже,
На старых коленях стою
И чувствую грешною кожей
Незримую ласку Твою.

Очей Твоих проникновенных
Мгновенно пронзающий взгляд,
Вместив в себя тайны вселенной,
Закрыл мне дорогу назад.

И всю осветил за мгновенье,
Проник, словно луч сквозь стекло,
И грешной души откровенье
Мне жгучую боль принесло.

Земную греховную смуту,
Души суету и тоску,
Всё смыло в святую минуту,
Как пыль от дождя по листку.

И солнце за долгим ненастьем
Из сердца над миром взошло,
И тихое, светлое счастье
На чистую душу сошло.

Я снова к твоей колыбели
Несу всё своё существо.
И ангелы в небе запели:
О, Дево, твори Рождество!

6.01.11г.

За раны ребер прободенных…

Четверг, декабря 30, 2010

Гнетёт грехов могильный склеп,
Да удивить грехами нас ли!
Но, знаю я, что был Вертеп,
И в нём Святой Младенец в яслях.

Пришла пора – приди, снимай
Грехов истлевшую одежду,
И на Младенца полагай
Свою печаль, свою надежду.

И, падая, узнаешь ты,
Как нелегко наземной твари
В хитон небесной чистоты
Одеть себя, когда одарят!

Вставать упрямо и идти,
И соблюсти в дерзаньях меру,
До детской простоты сойти
И обрести Любовь и Веру.

И снова падать и блуждать
Среди земных дорог неверных,
Трудом и болью очищать
Сосуд души от старой скверны.

И лишь тогда покинет страх,
Когда в какое-то мгновенье,
В трудах, в молитвах и постах
Придёт Надежда на спасенье.

И поперёк пройдёт, и вдоль
В ночных молитвах ежеденных,
На дне души оставив боль
За раны ребер прободенных.

Тогда к Младенцу припадёшь,
Себя не ощущая лишним,
С волхвами вместе запоёшь:
– Гряди, Господь! Осанна в вышних!

И всё людское естество
Падёт с мольбою о спасении:
Приди, Святое Рождество!
Прими и  смерть, и Воскресенье!

29.12.10г.

Хулиган Февраль.

Четверг, декабря 30, 2010

Сероглазый друг, хулиган Февраль,
Закружил снега – что поделаешь!
Затопила грусть, замела печаль,
Вьюга белая, вьюга белая.

Пеленой покрыла весь белый свет,
За леса легла скатерть снежная.
Замела позёмка знакомый след –
Навсегда ушла тайна нежная.

Подо льдом река точит берега.
А над ней снега, всё белым-бело!
Но, придёт весна, и сойдут снега.
Да, вернёшь ли то, что с водой ушло?

Сердцем в прошлое обращаю взгляд –
Голубая даль, голубая даль…
Ничего уже не вернуть назад.
Пусть шумит, свистит хулиган Февраль!

29.12.10г.

Три улыбки

Четверг, декабря 30, 2010

Лето:
Жучок  гуляет   по листку,
А лес поёт:  Ку-ку!  Ку-ку!

Каникулы:

– Какой прикольной глубины
Большая лужа! Просто – яма!
– Что скажут про твои штаны,
Когда вернёшься, папа с мамой?

Грустинка:

Зима. И скоро Новый Год!
А снег идёт, идёт, идёт…
Придёт весна и он растает.
Пусть покружит, пусть полетает
29.12.10г.

Улыбка

Понедельник, декабря 27, 2010

Ночью сильно пуржило. Температура воздуха снова упрямо сползла к нулю. Третий медицинский тип погоды немилосердно давил на далеко не исполинское здоровье. Какой уж тут сон! Кое-как поднявшись с постели, привожу в относительный порядок себя и свои мысли, вяло, без особого энтузиазма, отбываю утреннее молитвенное правило. Прости меня, Господи, ради немощи моей: разгулялся больной желудок, а нужно идти в Храм! Батюшка прибыл из командировки. Воскресенье. Значит, литургия состоится, а меня ждёт клирос и колокола. Выхожу на улицу – сыро, дорожки замело, с неба что-то лениво и реденько сыплется. Плетусь по нерасчищенной дороге. Настроение на уровне температуры воздуха – тот же, безобразный для декабря, ноль. Навстречу идут двое – мужчина и женщина. Поднимаю глаза и неожиданно натыкаюсь больной от бессонницы душой на ясно сияющее бодрой и доброй улыбкой лицо совершенно незнакомой женщины.

– Здравствуйте! – Звучит неожиданно громко и приветливо.

– Здравствуйте! – Добродушно поддакивает настолько же незнакомый спутник женщины.

– Доброе утро! – слегка удивлённо отвечаю я, продолжая некоторое количество мгновений по привычке плестись по дороге. Потом замечаю, что ноги зашагали быстрее, да и желудок как-то утих.  И  пасмурное утро слегка посветлело. А, главное, посветлело, потеплело на душе. Поднимаю голову, оглядываюсь по сторонам: Боже, красотища-то какая! Деревья стоят в тяжёлых белых шубах снега; лапы высоких сосен свесились почти до земли; кусочек рассвета продрался сквозь облачность и озорно выглядывает из-за сопки; редкие, огромные и совершенно новогодние снежинки медленно слетают с неба и опускаются на весь этот белый мир… Вот уже и до Храма недалеко.

Иду и думаю о том, как мало иногда нужно человеку для счастья! Просто, одной доброй улыбки незнакомого человека! Одного неожиданного «Здравствуйте»! Как меняется при этом внутренний и внешний мир человека! А ещё о том, какой же переполненной любовью к ближнему должна быть эта душа, способная просто так, подоброму, улыбнуться незнакомому, хмурому прохожему и пожелать ему здравия в ненастное декабрьское утро…. А я? Я так умею? Не знаю… Попробовать?

Крест

Вторник, ноября 23, 2010


Каждый, живущий на свете,
Этой дорогой идёт;
В старости, или в расцвете,
Крест своей жизни несёт.

Всегда не такой, как мечталось –
Тяжек до горечи. Но
Каждый несёт, что досталось,
То, что ему суждено.

В  молодости терпимо,
С ношей заплечной  идти.
К старости – невыносимо
Крест этот тяжкий нести!

Режет усталые плечи,
Шею натрёт и бока.
Да и дорога под вечер
Кажется, так далека!

Вот уж и силы иссякли,
Тяжко, и нечем дышать,
Старые ноги обмякли,
Дрожь своих рук не унять.

Хочется освободиться
От этих верёвочных уз!
Но тяжело решиться
Сбросить нелёгкий свой груз…

Скинул! (Всё же, как странно
В этом нелёгком пути!
Зыбко, неясно, обманно!)
Стало труднее идти!

Вдруг потерял равновесие,
Слабый вдруг стал и больной.
Всякое чёрное бесие
Радуется за спиной.

Вместо знакомой дороги –
Грязный, заросший пустырь.
И полетишь, без подмоги,
Лёгкий, как мыльный пузырь!

Лопнешь – лишь пеною грязной
Брызнет под ноги вода.
Может дорога быть разной,
Но, без креста – никогда!

Сбросил – стократно труднее
Тяжесть с земли поднимать.
И привыкать тяжелее –
Крест свой негоже бросать!

Остановиться? Возможно.
Чтоб оглядеться окрест
Вычистить осторожно
Свой загрязнившийся крест.

Смыть и тоску, и тревогу
С грязью и потом лица.
И выходить на дорогу.
И донести до конца.
22.11.10г.