Антропологическое различие тела и плоти человека.

Пренебрежительное отношение к плоти и телу вытекает из  грубого переноса, сегодняшним образованным  человеком, способа научно-теминологического мышления на  тексты Писания и святых отцов. Мы стремимся к точности выражения, порой ищем этой точности в буквализме, сводя слово к знаку.

Вот и  встречая в Писании слова  «тело» и «плоть», есть соблазн  понимать их упрощенно «атеистически»-  в современном биологическом смысле  или упрощенно «духовно»-   все проблемы человека от плоти и тела, как источника страстей.

Но слово по природе своей многозначно и одухотворено, оно есть, прежде всего, образ, который рождается только в соседстве с другими словами, то есть из контекста,  а не  из расшифровки  или математического однозначного определения отдельных слов. Поскольку вырос уровень образованности в современном мире,  многие впадают в искушение толковать  Книгу, как любую книжку – «по- своему разумению и похотению». Что вполне допустимо в протестантизме, но не в Православии.

Опыт апостолов, учившихся  у Самого Христа как  через телесное  понимать духовное,  и перенятый святыми отцами  Церкви учит нас  –  как исходить  из  древней традиции отношения к слову не как к термину, а как к историко- символическому образу – ключу, открывающему глубины смыслов Священного Писания.  Применим этот  метод к знакомым   с  детства словам «тело» и  «плоть», которые  столь важны для понимания  истории грехопадения, искупления и домостроительства нашего спасения.   Конечно, предложенные заметки – только начало такого исследования,  и я буду благодарна за  отзывы по этой теме.

В греческом языке слово soma- тело, имеет корень so- (цел-). Прилагательное sos означает «це­лый», неповрежденный, здоровый». Soma означает  человека как целое, неделимое (как синоним можно указать греческое слово – аtomos, лат. Individuum). Soma есть  atomos, отрицание всякой tome (деления), в том числе дихо- и трихотомии. Но в реальности этого мира человек делим: он болеет, страдает, разлага­ется в смерти. То есть он   еще  не обладает подлинным soma, подлинным телом (целым). «Целение», восстановление целого тела именуется soteria.  В русском переводе принято считать, как «спасение», но буквально обозна­чает «целение» (обретение целостности, истинного тела). Соответственно Soter (Спаситель) бук­вально означает именно «Целитель»   Т.о., наше привычное именование Господа Христа – Спасителем, должно в нашем сознании и в богообщении восполняться и этим значением – Целитель: «Господь целитель твой» (Исх. 15,26). Истинную целостность, истинное неделимое тело человек обретает только в телесно Воскресшем Боге, в «теле воскресения». Через участие в Таинстве Причастия  к воскресшему Телу  человек имеет начаток  новой телесности, как и Царства Божьего уже теперь.

Рассмотрим как тело понималось в  Ветхом Завете. В первую очередь, как дом души,  противодействующий духовному есте­ству: «…ибо тленное тело отягощает душу, и эта земная храмина подавляет многозаботливый ум» (Прем. 9:15.). Тело предстает и  как собирательное понятие, которым обозначают совокупность членов, костей, тука (жира), плоти (мяса), крови и др.

В  Новом Завете тело становится мистическим объектом человеческого бытия – либо смертным и греховным, либо чистым и духовным.  То же самое (с физико – химической точки зрения) тело может быть уже «храмом Святого Духа»(1Кор.6:19)  в нем  меняется  духовная, мистическая значимость: «Сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное».(1Кор.15:44)

Через  Таинство Крещения, тайну Боговоплощения, Крест и воскрешение  Христово  человек «приобретает» духовное тело. Бог, ставший человеком, преобразил земное тело. Оно стало духовным во Христе, оставшись истинно  человеческим по природе. Тайну этого преображения открыл в Себе Самом Богочеловек: «Который уничиженное тело наше пре­образит так, что оно будет сообразно славному телу Его.. ( Флп.3:21)

В каждом члене  Церкви, как Теле  Христовом,   есть ветхая, душевная  телесность (от Адама)  и ду­ховная от Богочеловека.  И в каждом  теперь есть возможность выбора: довоплощаться, возрастать  в меру возраста  Христова,  становятся  телесно членами Тела Христова (1Кор.6:15; Рим.12:5, 1Кор.12:27) или продолжать жить по плоти ветхой (и мечтать о пере-воплощении в новом теле – это сегодня модно)

Для ветхозаветного сознания тело было полным и адекватным выразителем состоя­ний души и духа:  страдало тело – страдала душа. Если тело испачкано, запачкана и душа. Можно сказать, что вся ветхозаветная духовность и душевность телесны. Поэтому так важны омовения, жертвы  и чистота тела. Эта связь для иудейского сознания была настолько очевидна и однозначна, что новозаветное отношение к телу,  с трудом проникало (и до сих пор!) в него.

С Христовым воплощением  в человеческом теле, вся  ветхозаветная традиция  казалось многим  нарушением «по букве». Например, когда Христа упрекают  в неумовении рук (Мф.15:2) , Христос открывает духовный смысл телесных действий Писания – омовения и телесной чистоты, показывая, что  духовное понимание выше телесного. Но не стоит забывать, что сначала  телесное – потому духовное, поэтому не умовение рук отрицает Господь, а придание этому мистического смысла.

«Плоть» (sarx) – другой  многозначный термин в Писании.  Понятие “плоть” в Ветхом Завете означает ту часть тела человека, которая не есть кости, кровь, жир… и  относится к мышцам и внутренним органам: «И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей». ( Быт.2:23). Также, «плоть» часто яв­ляется синонимом понятия «тело» и всякого живого существа: «…и я во плоти моей узрю Бога». (Иов.19:26),  «…ибо всякая плоть извратила путь свой на земле» (Быт.6:12).

Слово “плоть” имеет еще значение супружеской, родовой, семейной, кровной общ­ности между людьми. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть». (Быт.2:24:)

Как зеленеющие листья на густом дереве –
одни спадают, а другие вырастают:
так и род от плоти и крови –
один умирает, а другой рождается. ( Кн. прем.  Иисуса Сирахова ,14,18-19))

Так же, как и у апостола Павла, плоть может  быть  символическим именованием греховно­сти, противоположности духу, приверженности земле, законам естества, миру. Т.к. сама плоть не может восстать от земли, для этого нужно ощутить  в своих глубинах  структурный костяк (символ духовного начала), собраться с ним  в единое тело «… не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками [сими], потому что они плоть». (Быт.6:3.)

Но христологическая антропология,  раскрывает новое учение и о плоти. Новая  Плоть Иисуса  хоть  родственна нам, как и Тело Его мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Еф.5:30), но  и  иная, т.к. скрывала до поры божество, которое: «Он вновь от­крыл нам через завесу, то есть плоть Свою». (Ев.10:20).  Плоть – это наиболее «темное» место в душевной жизни человека, наиболее темный слой, «почва», «утроба», та пещера, в которой появляется на свет Иисус и, в которой хоронят Его пречистое тело.

Плоть  осознается нами  и в личном опыте и в Писании,  как нечто только внутри  тела, как непременное условие телесной жизни. Она по своему естеству инертна, и поэтому она – хранительница природных зако­нов, и приобретенных в процессе воспитания,  осознанных и неосознанных подражаний, привычек, навыков – как полезных, так и вредных (греховных) похотей.   Добрые привычки  экономят наши силы и время, но все же они в любой момент могут подвести  и потому: «Бойся привычек, более чем врагов»[1]. Привычка, какой бы ничтожной она ни казалась, является чем-то инородным для души,  по пословице она – вторая  натура, принося жертву которой, мы влечемся  ко греху. Навыки – то, что используем мы, привычки – то, что использует нас, поэтому апостол предупреждает: «Попечение о плоти не превращайте в похоти» (Рим.13.14).

Плоть  познается с момента рождения опосредованно: через движение, ощущения, соприкосновение с миром и  выражает себя в телесных образах нашего языка.  Первый язык, которым овладевает человек, – невербальный, телесный.  Ребенок общается с собой, миром, своей плотью,  не выделяя еще своего тела из мира.  Поэтому,  позднее  о мире душевном  и духовном,  мы говорим на языке первых  телесных переживаний: отношения  «теплые» или «холодные», характер  «легкий – тяжелый», личность «устойчивая – неустойчивая», «темная – светлая».  Страдая, говорим: «На сердце – камень». Ошибаясь нравственно: «Оступился, низко пал».  Когда хочет спать: “Слипаются глаза” и т.д. .

Плоть, таким образом, составляет область бессознательных движений и чувств. Тело может и должно осознаваться, т.к. несет в себе образ Божий и потому оно – Храм, Церковь, гора Сион, Иерусалим, Дева Мария.

Следует обратить внимание на нюансы смысла слова «плоть» в выражениях «во плоти» и «по плоти». Выражения: «Жить во плоти» (Галл 2:20; Флп. 1:22), «ходить во плоти» (2 Кор. 10:3)  чаще означают земное, смертное человеческое существование в этом мире. Но преимущественно использование  в тексте предлога «по» («по плоти») означает  греховное существование:  «знать по плоти» (2 Кор. 5:16), «поступать по плоти» (2 Кор. 10:2),  «жить по плоти» (Рим 8:5). Антитезой вы­ступает выражение «по духу», «по Господу», «по любви»: «живущие по духу» (Рим 8:4-5); «скажу…в Господе» (2 Кор. 11:17); «поступать…по любви» (Рим 14:15).

Важно отметить, что  душа мыслилась,  как тело некоторыми отцами, в силу своего тварного проихожде­ния. Это учение разрабатывалось, например, святителем Игнатием Брянчаниновым: «На­зывая и признавая душу, вместе со святыми отцами, духом по отношению к грубому ве­ществу видимого мира, мы, вместе с Отцами, признаем ее, по отношению к Богу и точ­ной истине, телом, которое и кости не имать (Лк. 24: 39), но имеет вещество, по отношению к нам тонкое, невидимое, подобно воздуху, как выражается преподобный Кассиан, и прочим газам». Таким образом, получается, что душа есть тело без плоти. И как тело она имеет антропологический вид, «который подобен виду человека в его теле, т.е. душа имеет и главу, и перси, и руки, и ноги, и очи, и уши, словом,

все члены как и тело; душа облечена в тело, как в одежду, а члены ее облечены в соответствующие члены тела»[2]. ( Св. Феофан затворник возрал этому мнению . См здесь : http://ni-ka.com.ua/index.php?Lev=dushaiangel)

Таким образом,   можно указать   на следующие  различия  в понятиях тела и плоти:

  1. относительно Бога все есть тело, мир в целом – это тело, и человек как часть этого мира тоже есть тело.
  1. 2. если  целостный человек – это душевное тело, то душа сама по себе – это бесплотное тело, или тело без плоти, а тело без души – плоть.

Можно сказать, что именно тело есть форма, образ, оно выражает красоту, а не био­логические механизмы и вещества, которые вместе именуются плотью.  Онтологическая возможность телесной красоты –  выражение сверхъестественного в теле, образа Божьего. Но и плоть Не лишена причастия художественной премудрости и силы Божией (Свя­титель Ириней Лионский).

Весь химический состав  человека, как  постоянный поток вещества  и это есть плоть.

Тело,  хотя и растет, изменяется, стареет, остается именно тем телом, которое соз­дано было в зачатии. Тела выражают образы людей, плоть – их общую для людей единую природу.  Тел может быть много. У Адама и Евы было два индивидуальных тела, но они были «одна плоть». Плоти если и много, то  –  у одного человека, не в смысле умножения носи­телей плоти. По плоти человек во многом схож с животными, но телесность носит Образ Божий и отражает поданное ему господство над миром. Вот как говорил святитель Иоанн Златоуст: Тело человека отлично от тел животных по своему прямому положению». Ва­силий Великий: «Устройство тела – школа жизни, ради которой ты сотворен строй­ным…».

Тело Христово и Плоть Его есть, по учению Православной Церкви, человеческие тело и плоть, но преображенные божеством Сына Божия бессмертны, нетленны, испол­нены Славы Божией.

Это бесконечная перспектива человече­ского естества,  для земной аскетики, культуры тела:  ведь, если Христос победил  страсти, потребности, дебелость плоти,  и  даже смерть, то и человек может, по слову апостола, «облекаясь во Христа»,  по  благодатному причастию,  по Его воле, про­стираться вперед, забывая себя прежнего,  преображаясь «в тот же образ от славы в славу» (2 Кор. 3.18).

И это уже открыто нам в телах святых: «Святые и при жизни были исполнены Духа Святого, а по их кончине благодать Духа Святого неизменно присуща и душам, и те­лам в гробницах»[3]. И даже при жизни в телах святых совершается обожение, хотя и временное. Это мы можем увидеть из беседы Мотовилова с преподобным Серафимом. То же встречаем и в житиях других святых. В «Отечнике» рассказывается об авве Силуане, у которого «одна­жды лицо и тело озарились светом, как у ангела».

«Земное тело, сияющее божественным блеском, смертное тело, источающее славу Божества… (которая) прибывает к телу, но изнутри, благодаря превосходящему ум не­изменному обожению человеческой плоти…»[4],

« Прославляйте Бога и в телах ваших» (1 Кор. 6.20)

«Возвеличился Христос в теле моем» (Фил. 1.20) ,

но и «плоть моя процветет » (пс.27)

В Евхаристии Господь Иисус Христос и  Тело и Свою Плоть предлагает нам в Причащение: “сие есть Тело Мое” (Мф.26:26; Мк.14:22; Лк.22:19), «Ядущий  Мою Плоть и пиющий  Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Ин.6:51-56). Тело и Плоть Богочело­века Христа – это телесность человеческая, возведенная в божественное достоинство мис­сией Спасителя. Это, открывшаяся через Сына Божия и Сына Человеческого, возможность уверовавшему достигнуть божественной телесности. Это стало частью собственно православной теории обожения ( по греч.- феозиса.)

Песнь 4. Ирмос: Сей Бог наш, от Девы воплощься, и естество обожив, Его же воспевающе вопием: слава силе Твоей, Господи.


[1] Св. Исаак  Сирин, «Добротолюбие», том 2, стр. 755.

[2] св. Брянчанинов Игнатий. Слово о человеке, с. 35-364

[3] Преподобный Иоанн Дамаскин «Защитительные слова против отрицающих святые иконы»

[4] Преподобный Иоанн Дамаскин.Цит. по: Киприан (Керн), Антропология святителя Григорий Палама. С.245

0 Ответ to “Антропологическое различие тела и плоти человека.”


  • Нет комментариев

Ответить

Вы должны войти чтобы комметировать.