Царские часы

_DSC0442

               На время отсутствия отца Владислава, связанного с его участием в пробеге «Берингия», отделочные работы  нашего храма по нескольким причинам остановились. Приближалась Страстная седмица Великого поста, а за нею и Пасхальное Воскресение. К этому времени рассчитывали полностью закончить клирос, электрику, оборудовать полками свечную лавку и перевезти  самое необходимое для праздника из магазина, её временного пристанища, на место. Ещё нужно было  хоть как-то  временно пристроить в недостроенной колокольне колокола – что за Пасха без колокольного звона? Поэтому, по возвращении батюшки, предпасхальная обстановка в храме была очень напряжённой: одновременно заканчивали необходимые строительные работы, устраивались с лавкой, с алтарём, с клиросом.

И, наконец-то настал  долгожданный день  переезда клироса на своё постоянное место, с переноской из подвала тяжеленных книг и прочей утвари. Одновременно проводились положенные для этого времени, ежедневные службы Страстной седмицы.

 DSCN1026

Вот он, родимый! Стараниями нашего мастера на все руки   Ивана, очень уютное получилось помещение. Напрасно боялись мы, что не будет нас, немощных и полуохрипших от постоянной бессменной работы, возраста и гриппа никудышных певцов, слышно в зале из-под самого купола храма.  Акустика хорошая,   прекрасно слышно даже обычное негромкое пение.

DSCN1035

Вот это наша лестница на клирос. Осталось только покрасить.

DSCN1027

Кроме основных полок, по бокам ещё  полочки для книг. Для всего хватит места.

DSCN1028

И вот этот укромный уголок тоже приспособили для этой же цели – здесь  будут находиться все книги, нужные для Великого поста,  Триоди  цветные и Пасхальные  Богослужебники. Очень кстати здесь пригодился, выписанный мною  через Интернет, прекрасный четырёхтомник служб Первой и Страстной седмиц Великого поста, который как раз вовремя пришёл из Сретенского монастыря. Очень полный, удобный, с прекрасным шрифтом русскими буквами, что немаловажно для наших  плохозрячих  глаз.  Вместе с ним, встали на своё место два новеньких Октоиха, наконец-то приобретённых  мною в том же Сретенском монастыре.

DSCN1029

 

В противоположном уголке клироса, рядом с дверью на колокольню,  нашлось место для стола о. Владиславу. Что-то вроде  импровизированного кабинета, где можно  при нужде сесть и поработать в тихой, нормальной обстановке. Конечно, всё это пока ещё не крашено, не крыто лаком – это  уже работа на ближайшее будущее. А пока дерево свежее, светится, яркое и светлое.

 DSCN1036

Это выход на лестницу. Всё сделано просто, удобно и аккуратно. Чтобы не было слышно в зале нашего топтания, пол устлали коврами. 

DSCN1031

Колокольня осталась недостроенной: нет лестницы,  верхней площадки, пол черновой и прочее. Попросили  помощи у наших казаков – пристроили  нам  колокола временно вот так, пониже. Уже можно хоть как-то звонить. Да, завалено там всё было обрезками, обрубками, чурками, опилками и прочим строительным мусором – этого уже не успели. Пришлось рабе Божьей Валентине прямо накануне Пасхальной службы очищать от всего этого колокольню. Успели–таки к Пасхе с основными работами управиться.

 _DSC0449

            Службу Великого Пятка, Страстей Христовых, проводили внизу, в зале.  Утром читали Царские часы. Поставили аналойчик  рядом с батюшкой. В течении двух последних месяцев служили на клиросе вдвоём. Чтения на  царских часах  много, основной чтец клироса  потеряла голос почти полностью. А впереди Пасхальная служба. Поэтому попросили помочь матушку.

_DSC0451

И служба была такая… Ровный, спокойный и негромкий голос священника бесстрастно, безэмоционально  читает Евангелия  Страстей Христовых, негромкий, неспешный голос матушки как бы вторит ему. И тишина, такая нереальная тишина в зале! 

DSC07960

Спокойные и чёткие слова, наполненные страшным, безумным смыслом унижения и  физических мучений Сына Божьего, ложатся прямо на обнажённое  состраданием сердце, впиваются в него терновыми колючками, как в чело Бога на иконе, лежащей рядом с нами на аналое. Из сдавленного волнением горла  еле выпеваю:

            «Слава долготерпению Твоему, Господи, слава Тебе!»

Разумом понимаю: Он  ведь  был только плотью человек, духом же – Бог! Он мог бы в любой момент остановить всё это человеческое  непотребство, испепелить, как Содом и Гоморру,  одним мановением руки, одним словом. И не мог! Просто не мог! Такова сила настоящей, Божественной Любви, жертвенной и спасительной. Он всё заранее знал, предвидел все эти муки и унижения, обнажение бичеванием костей Его спины и вот эту позорную и жестокую смерть. И, совершенно осмысленно, шёл на это ради  послушания Отцу и вот этой самой Любви к ничтожествам, терзающим и убивающим Его тело! Возможно ли нам, смертным и грешным познать всю силу такой любви? Наверное, нет. В полной мере – нет! Для этого нужно быть Богом.

«Слава страстем Твоим, Господи, слава Тебе!»

_DSC0455

Ещё был в этот день вынос новенькой, еле успевшей подоспеть к своему времени,  Господней плащаницы.

_DSC0467

Народ, во главе с батюшкой,  торжественно пронёс её вокруг храма, а я на своей колокольне тихонько перебирала  колокола. И они пели:

            «Слава Тебе, Господи, слава Тебе!»

_DSC0476

И все мы преклоняли перед ней колени и прикладывались к ней с волнением.

_DSC0474

Жаль было новенькую плащаницу пачкать,  мы  не стали  украшать  и обшивать её множеством цветов и зелени. Старую этим очень сильно с годами попортили. Поставили цветы в вазах. Но, всё равно, за два дня поклонения  прихожане  возложили на неё столько зелени и цветов, что батюшке, чтобы унести её в алтарь, пришлось их убирать.

  Отслужили Утреню, и меняли покрова в храме, помещали на свои места иконы, прибирали, наряжали храм к главному, ночному  Пасхальному богослужению. Но, до самой Пасхи всё ныло, побаливало  сердце, как бы исколотое теми самыми  терновыми колючками, и не покидало странное, удивительное чувство причастности к этим самым Христовым страстям, Его  боли и мучениям. Как будто и я,  если и не  несла кусочек этого  тяжеленного креста,  не подпирала его своим плечом рядом с  Симоном  Киринеянином,  но тоже стояла  ТАМ, в толпе, с сердцем, переполненным состраданием  к Его мукам. Такое удивительное чувство причастности к произошедшему два тысячелетия тому назад.

А впереди  была Пасха, куличи, крашеные яйца, «Христос воскресе!» и «Во истину воскресе!».

Всё было, как и в предыдущие годы, как  будет повторяться на земле ещё много лет.                                                  

  Валентина Иванова

Один ответ в “Царские часы”

  1. Таисия:

    Как у вас там уютно и красиво! С праздником вас! Христос воскресе!

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree