Скорбим и молимся


В нашей Общине произошло печальное событие:  31 марта, на семьдесят четвёртом году жизни, после продолжительной болезни, умер старейший её член и старейший житель нашего Быстринского района Иванов Всеволод Васильевич.

Приехал он сюда совсем ещё молоденьким парнишкой, да и осел здесь на всю жизнь. По образованию охотовед, бОльшую часть своей жизни прожил он в лесу, в значительном удалении от благ цивилизации. Работал и штатным охотником в местном Госпромхозе, и оленетехником в оленеводческом совхозе. В качестве проводника исходил пешком всю Камчатку вдоль и поперёк. Оброс густущей, кучерявой цыганской бородой. По выходе на пенсию перешёл он на более лёгкую работу в Лесхоз. База Лесхоза находилась тогда в старом, когда-то неразумно ликвидированном, посёлке Быстрая. Там Сева отремонтировал старенький домишко, да и жил в нём почти всё время. А по ликвидации Лесхоза, остался там насовсем, навещая свою заброшенную избушку в селе только в дни выплаты пенсии, да по праздничным дням. Охотился, рыбачил, собирал грибы-ягоды, лекарственные травы. Сам лечился, гостей потчевал. Возле своего старого дома и баньки, построил Сева келью для приезжающих. Там часто гостили у него и наш батюшка, и его дети. Да и свой внук Рома частенько в летние каникулы кормил там комаров. Недалеко от дома, нашёл Сева и очистил ключик с вкуснейшей водой, поставил там крест. Батюшка освятил его в честь Николая, Мирликийского чудотворца. Туристы и всякий проезжающий люд, по незнанию своему, величали Севу, кто старцем, кто лешаком, а кто и ведьмаком: живёт один в лесу, такой бородатый и странный старик…, кто его знает!

23 февраля 1992 года в местной библиотеке собрались 22 человека, вышедшие на поиск пути к Господу, составили протокол №1 об образовании в селе Эссо Православной Общины. В числе их был и он, мой муж Иванов Всеволод. Двое их тогда было, мужчин в нашей Общине: Балицкий И.Ф. был помощником председателя и Сева – мастер на все руки. Помогал, как мог. Все наши подсвечники были сделаны его руками, крест на крыше нашей старенькой библиотеки, где мы устроили свой Храм, тоже отковал и установил он. Собирал материал на свалке, выискивал медь, латунь и прочее, пригодное для этих целей. В первое время, пока ещё не было нормального угля для кадила, выжигал его он. Мучения, правда, было с этим углем! Но, всё-таки…. И даже самодельным ладаном из лиственничной смолы Севиного изготовления как-то пользовались. Тогда ещё было такое время, когда ничего у нас не было, кроме страстного стремления обрести Веру и тот самый спасительный путь….

Человеком он был очень своеобразным и непростым, с крепкой примесью горячей цыганской крови. Но, многое ему прощалось за незлобие и крепкую веру. Жил Сева с крестом на груди и в душе. С ним и умер. Хорошо умер, по-христиански. В последние полгода болел очень сильно, отказывалось работать сердце. Потому и перебрался в село, в свой маленький домик, поближе к больнице. Да и не мог уже самостоятельно со своей Быстрой выбираться на трассу, к автобусу: не хватало сил завести снегоход. Когда ещё лежал в больнице, батюшка поисповедал его, причастил и пособоровал. А в тот день, 31 марта, в воскресенье, он пришёл на службу в Церковь. После службы обзвонил родных, словно бы попрощался, попросил истопить ему баньку, чисто вымылся, тогда уже и умер.

Хоронили его всей Общиной, как никогда сплотившейся от этого события. И много добрых слов было сказано о нём, и гроб с его телом завален был цветами в два слоя до самой его цыганской бороды. И стало в нашей Общине, состоящей почти из одних женщин, на одного мужчину меньше. Вчера, в день его похорон, было тепло и солнечно,  подтаял снег, на дорогах образовались лужи. В храме, на отпевании был полон зал. Люди стояли в коридоре и на улице. А сегодня мы скорбим о потере нашего брата Всеволода, молимся о нём и просим Ваших молитв, сестры и братья. Ибо все мы грешны и нуждаемся в молитвах о нас!

Валентина Иванова

7 комментариев в “Скорбим и молимся”

  1. Таисия:

    Упокой, Господи, душу раба Твоего Всеволода. Даруй ему Царствие Небесное и сотвори вечную память…
    Такой молодой… Глаза на диво задором светятся.

  2. Тамара Ступина:

    Упокой, Господи, душу раба Твоего Всеволода. Вечная память

  3. Нина Доронина:

    Дорогая Валентина. Спасибо за расссказ о светлом человеке, жившем на нашей камчатской земле. Господу тоже нужны люди с умом и золотыми руками. Светлая память и Царство Небесное, тебе Всеволод.

  4. Валентина Иванова:

    Евангельский свой срок он прожил: сказано же: “… а лет Ваших 70, аще в силе…80! Кто у нас, на Севере, “аше в силах”? До армии спортсменом был – велогонщик из Воскресенского “Химика”. Сердце ещё там было сорвано. Всю жизнь жил с тяжелейшей аритмией. И в жизни этой всякое было. 73 года с таким сердцем – не плохо. Слава Богу!

  5. Николай Чекин:

    Упокой Господи душу Раба Всеволода и прости ему все согрешения вольные и невольные

  6. Larisa Pyshun:

    Спасибо Вам, дорогая Валентина Петровна, за рассказ о жизни Севы, которую
    по праву можно назвать житием. Я хорошо помню ощущение надёжности, тепла и доброты, исходящее от него и всегдашние его умные, с весёлым прищуром глаза, смотрящие на мир светло и радостно.
    Благодарю Бога за то, что сподобил меня в течение 11-ти лет быть в одной православной общине с Севой, вместе молиться и служить в Храме Спаса Нерукотворного.
    Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего Всеволода и прости ему вся согрешения вольная и невольная, даруя Царствие и Причастие вечных твоих благих и Твоея бесконечная и блаженная жизни наслаждения! Л.И.

  7. Валентина Иванова:

    Спаси Господи всех за добрые слова и сочувствие! И дай Бог всем нам, после нашей кончины, такую добрую память и сердечную молитву!

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree