Помогай, Господи!

Иногда, оглядываясь на свою  “до церковную” жизнь и  наблюдая  за жизнью, кипящею вокруг меня, я начинаю  яснее понимать значение слов “окамененное нечувствие”. Как часто мы бываем в таком состоянии, сами не замечая этого! Говоришь человеку, что при внимательном взгляде, любой может увидеть, сколько явных и значительных чудес сотворяется Господом для нас, а он недоверчиво ухмыляется. Даже тот, что каждый год исправно ходит в Храм или на речку в Господне Крещение за святой водой. Многие ведь просто ставят эту бутылочку или баночку в уголок, и стоит она там до следующего Крещения без употребления по назначению. Просто – «все берут, и я прихвачу!». А ведь чудо это великое – Святая Агиасма! Чудо уже даже то, что стоит год и более, не портится, не зацветает. Не говоря уже о лекарственной и прочей практической помощи от святой водички.

Я хочу рассказать о нескольких таких случаях, происшедших со мной в это, такое нелёгкое для меня лето. Заболел мой синенький домик. Заболел не в этом году – давно уже пахло в нём гнилым деревом. Да и покосился как-то на один бок. Пол в домике выгнулся дугой, осел к стенам. Сгнили стулья! Тревожно было: а ну как на старости лет останусь без крыши над головой! И за ремонт в таком объёме страшно было браться. Как одной немолодой и нездоровой женщине справиться с такой бедой? Новый купить – землю жалко, свои родные 16 соток замученного мокрецом «Эльдорадо». Да и не научила меня мама в детстве воровать! Где этот миллион взять? Два года переживала, думала. И решила: чем дальше, тем труднее будет. Нужно решаться. Помолилась Богу, помощи попросила, да и наняла двух мужиков – строителей. За зиму привезла все необходимые стройматериалы, уложила всё как положено. Весной переехала на летнюю кухню. Мебель, вещи определила частично туда же, частично по сараям, своим и чужим. Пришли мужики, за несколько дней разломали домик, и повис он в воздухе на домкратах – сколько-то венцов брёвен под крышей, которую тоже нужно менять. Незабываемо страшная картина! Стали убирать пол, попутно снесли все внутренние перегородки, стены. А вместе с ними всё отопление, электрику, сантехнику – вообще всё, включая штукатурку. И, как водится, переколотили всё, что смогли! И когда я стала уточнять стоимость предстоящего ремонта, оказалось, что смету нужно удвоить. В Эссо нужных материалов не купить, всё везти из Города. Денег хватит только на половину работ, не считая отделочные. Сижу в своей летней кухне, без единого житейского удобства, и на голове от страха болят волосы. Что делать? А тут мужики мои пошли на обед и велели мне, пока обедают, найти электрика, отключить и убрать провода и всё электрооборудование. А на улице начало лета! Теплицы, грядки, и прочий огородный растительный люд. Работы море. Иду в теплицу в полной растерянности: Ну, где я возьму среди рабочего дня в селе электрика? На работе же все! Только молюсь: помоги, Господи, милосердный! Больше некому! Слышу, позади разговор мужской. Оглядываюсь – стоят два совершенно живых электрика и ощупывают оставшиеся стены моего домика…. По селу меняли старые счётчики на новые, электронные, и прислал их Господь ко мне в самое нужное время! Этот вопрос решился. Слава тебе Господи! Вижу – Твоя забота!

А тут ещё одна беда: дом ломали, навалили вокруг всего участка огромные кучи гнилых брёвен, досок, вперемешку хороших и негодных, ржавых труб, штукатурки, битой сантехники и прочего строительного мусора. А у меня двор примыкает к насосной станции Тепла Земли. Производственный участок! Нужно срочно убирать. Попробовала сама разбирать, жечь, носить, укладывать доски, и поняла: до зимы не управлюсь. Сил не хватить. Брёвна…. Нанимать – нет ни копейки лишней. Всё разложено: мужикам, электрику, сантехнику, транспорт и т.д. Батюшка помазывал в субботу на всенощной, пожалел – помогай, Господи! Да и сама ночью на колени встала: прости, Боже, опять прошу! Помоги! Больше некому. А назавтра, со своей двухмесячной вахты, раньше срока на целую неделю, вернулся внук Евгений. В Военкомат вызвали. Они вдвоём с деверем раскидали и сожгли всё за пару дней. Мне досталось только хорошие доски в стопку складывать. Даже мелкий мусор сноха веничком подмела! Слава Тебе, Господи! Вижу – Твоя помощь! И как-то страшновато стало: чем отплачу? Как ни тяжело было, ни одной службы не пропустила до самой зимы. Старалась. На похороны сестры только в Город съездила, одну всенощную пришлось клиросу без меня служить.

Так и пошло: как только не могу сама с чем-то справиться, прошу: помоги, Господи! Больше некому! Появилась уверенность: справлюсь! Люди помогут, Господь не оставит. Работаю на огороде днём, сама разговариваю с Господом, рассказываю, вопросы задаю, да и сама же на них отвечаю. Уходят строители домой, начинаю после них всё убирать, исправлять заваленное, затоптанное. До глубокой ночи вожусь – боюсь, что снова кучи хлама навалят. То Иисусову молитовку почитаю, то просто разговариваю с Ним о своём, то попою что-нибудь. К утру доползу до шланга возле теплицы. Кое-как помыться, поесть. Отче наш…. На правило не всегда силы хватало. Сунусь головой на 3-4 часа в подушку. Прости, Господи! В 8 утра Михалыч в дверь звонит. Поднимайся, раба Божья Валентина!

А Михалыч этот – ещё одна помощь Божья. И не знаю, как бы я с мужиками без него управлялась! Они видят – женщина одна, мужика нет. Чуть нажми на неё – и последнее отдаст. Наглеть стали, халтурить. Я ругаться с ними не могу, неудобно как-то! Зарплату им всю наперёд отдала, хоть и знаю, что нельзя этого делать, у них спортивный интерес к работе пропадает. Но, против наглости, как-то теряюсь. А Михалыч – сантехник, которого я наняла заранее, ждал своей очереди, чтобы отопление проводить и всю сантехнику устанавливать. Ходил на работу и к себе на дачу по узенькой тропинке мимо моего участка. И каждое утро, в 8 часов, заходил ко мне. Смотрел, что и как наработали «архаровцы». А на обратном пути снова заходил и ругал их так, что и кот Атос убегал со двора. Так всё лето и опекал меня этот добрый, совершенно чужой и мало знакомый мне человек. Помогал, как и чем только мог. Мужики матерились почём зря, злились на него, но зачастую многое из напортаченного исправляли. И свою работу в своё время он сделал аккуратно, добросовестно. Сам и трубы, и всё потребное для работы покупал, приносил, привозил. За каждую копеечку тщательно отчитывался. И ни рубля лишнего за работу не взял. Да и после, приходил ещё, проверял, как функционирует его сантехника, не подтекает ли… Слава Тебе, Господи! И в этом вижу помощь Твою!

Но уже и новая беда на пороге: денег не хватило. Пришлось брать в долг у разных людей. И очень не маленькую для меня сумму. Обещала к концу сентября всё вернуть. Нужно выжимать из «Эльдорадо» всё мыслимое и немыслимое! А когда? Тянет это строительство из меня время и силы. Каждый день нужно на рынок. Накануне вечером, часов с шести-семи нужно собирать всякий урожай, мыть, носить. Ночью вязать пучки, укладывать. Утром вывожу свою коляску с прицепом через трубы Тепла Земли, которыми щедро окружён мой участок со всех сторон. Возвращаюсь домой не ранее пяти, а то и шести часов вечера. Чтобы снимать урожай, его ещё как-то вырастить надо! А когда? Мужикам снова чего-то не хватает. Нужно опять бегать по пилорамам, по магазинам, возить, нести стройматериалы, бесконечные гвозди и прочее. Лето выдалось на редкость мокрое. Обнаглевший мокрец забил все 16 соток моего угодья. Хоть на четыре части разорвись – всё равно всё не успеть. Опять тихая паника в душе: Господи, милосердный, что делать? Как всё успеть? Долги отдавать же надо! Зимой из пенсии не сильно-то разбежишься! А с долгами жить не умею. Никогда такого не было! Обещала же людям! Стою на коленях, и, вместо вечернего правила, снова пристаю к Господу со своими проблемами. И нахожу у себя в голове чёткую мысль: «не бойся, старайся, не отвлекайся на мелочи – всё успеешь! И с долгами рассчитаешься!» В эти же дни послал Господь мне двух покупателей, которые почти полностью освободили меня от рынка. Они забирали у меня до самой поздней осени все овощи, которые я и продавать-то не рассчитывала. Всё, до последней картошины и никому не нужной репки ушло! Одна женщина за лето купила у меня 11 штук тыкв. У неё двое детей. Но всё равно, куда столько? В какие-то дни можно было уже не выезжать на рынок. Осенью на выжатом досуха «Эльдорадо остался только мокрец, да малиновые дикие яблочки.

Но и их к декабрю растерзали красногрудые снегири и прочая пернатость.

Так и прожила я с Господом в душе и на устах это тяжёлое, мокрое лето. И так часто в это лето под серым, неласковым небом висела над моим заболевшим домиком разноцветная радуга.

Мужики мои удрали, не окончив работы по договору: осталась не покрытой крыша, не достроен коридор, не вставлены в проёмы дверные блоки. Но, за эти работы я им ещё и не успела заплатить. Не иначе, как с Божьей помощи, пришли другие ребята, быстро покрыли мне крышу и достроили коридор. И всё это за какие-то, очень не большие деньги. Так, что обошлось мне это намного дешевле предполагаемого договора.

И вот, я возвращаю последние 30 тысяч долга. В строительном кошельке остались ещё 30 тысяч. Для электрика. И больше ни копейки. По предварительным переговорам с мужиками я поняла, что этого не хватит. Нужно тысяч сорок. Но уже не волнуюсь – смертельно устала волноваться. И вообще, смертельно устала от работы, нервотрёпки, неустроенности быта, неухоженности и бесконечного дождя. Потеряла на боках за лето 7 кг. социальных накоплений. Как-то отупела, притихла. Но, собрав все свои предпоследние силы, взялась за отделочные работы. Днём под дождём на огороде, ночью – на доме. Сама раскраивала и стелила тяжеленную, русскую, двеннадцатислойную, берёзовую фанеру. Сама клеила обои, оформляла проёмы, красила, оббивала потолок и стены коридора и кладовой, красила, красила, красила. Колотила эти бесконечные гвозди и саморезы в ручки, защёлки и прочее…Утром сплю: благо, Михалыч закончил свою работу и не будил меня рано. И опять, целлофановый мешок на голову и под дождь. Уже под осенний дождь. Вот уже всё закончила. И пол проолифила хорошенько. Осталось только прокрасить его на два раза с лаком. Но, нужно сначала электрику сделать. Сверлить и колотить по стенам и потолку будет…. А электрик всё занят и занят. Уже и ранние белые мухи полетели. И стало холодно в ветхой летней кухне. И первые морозы начались. Компьютер и вся техника в холодных сараях. До них и не добраться за мебелью. Испортиться может. Нужно другого электрика искать. Где? Думаю: сколько можно уже у Господа клянчить? Дай, помоги…. А с другой стороны, он же, как Отец нам. Если любит, то, наверное, ему нравится и хочется общаться со своими детьми. Да и кого ещё попросить, если не Отца? Дочь с зятем на своих полях всё лето живут в борьбе за лишний клок сена: зарегистрировали своё фермерское хозяйство, развели скотину. Кормить нужно. Всё лето дождь. Вот и караулят каждый сухой час, чтобы управиться с сенокосом. Огромные поля на две пары рук. Тоже ещё на ноги не встали, самим помощь требуется. Внука задёргала. У него тоже своя семья, ребёнок. Опять на два месяца на вахту уехал. Больше просить некого. Снова на колени: Господи, прости! И помоги!

Уже через день знакомые люди привели мне электрика. Молодого, недавно приехавшего с материка. Этот молодой Ванечка, умница и добрейший человечек, сделал мне всё быстро, красиво и надёжно. Я хотела договориться с ним, что недостающие 10 тысяч выплачу ему попозже. К моему великому удивлению, на мой вопрос «сколько?» он ответил: 30 тысяч. Как будто знал, что именно столько у меня лежит в кошельке. Слава Тебе, Господи! Твоя воля! Со всеми рассчиталась! Уложилась туда, куда никак не должна была уложиться!

Много ещё было таких фактов, пока переносили тяжеленные шкафы и стенку из разных сараев, пока всё это собиралось, устраивалось, поднималось и не входило в дверные проёмы. Пока, уже по снегу, убирала всё из теплиц, носила и носила бесконечные вёдра с землёй, перегноем, мокрым и тяжеленным мокрецом и ботвой. Где-то в перерывах между строительством и рынком, всё с той же Божьей помощью, управилась с картошкой, спустила в погреб. В общем, основные работы по ремонту и устройству дома закончились. На весну осталась покраска домика и окон с улицы, мелкая доделка крыльца и благоустройство вокруг дома. Но, это уже мелочи, если даст Бог времени, доделаем.

Но, ещё один факт Божьей помощи хочу рассказать. Пожалуй, самый важный для меня в этом сезоне факт. Как я уже говорила, лето было мокрое. Не просто мокрое, а постоянно, и именно над Эссо, всё лето лилось, накрапывало и сеялось с неба. Рядом у соседей и солнышко бывало. А у нас только в самом начале августа несколько дней погрело. А после до снега всё лилось и квасило. А я на огороде всё лето. Подумать только! Все болели респираторными заболеваниями. На клиросе по обе стороны от меня однажды чихали и кашляли обе мои соседки. Я же мёрзла, мокла, не только до белья – до костей!

На голове целлофан. Работа внаклонку. Спина всё равно под дождём. И поясница. А ноги вообще всё лето мокрые! Ни разу не чихнула, как заговорённая. И даже, как-то внимания на это не обращала. Будто так и надо. Мокрец убирала с участка уже со снежком. Стало проясняться, стала земля подмерзать. А он такими жирными и тяжёлыми пластами на некоторых местах нарос! Семян на нём! Весной ещё до оттаивания земли расти пойдёт – не справлюсь! Большая площадь. Снова просила: Господи, пошли оттепель! Буду лучше под дождиком работать. Корка застывшей земли уже не даёт вырывать корни. Неразумная и обнаглевшая женщина! Послал Господь оттепель. Расквасило огород. Меленький дождичек моросил неделю. Радовалась, таскала тяжеленные вёдра с этой квашнёй так, что все внутренности болели. И тогда стали странные мысли появляться: «Зачем ты это делаешь? Тебе уже это не нужно». Почему? «Весны у тебя уже не будет». Как так? «Вот так! Весной ты умрёшь». И так ежедневно! «Брось! Это уже не твои дела!» И всё в таком же духе. Мокрец с участка я всё же вынесла. Как будто поперёк какой-то воли. А мысли одолевали! Кто-то долбил мне в разум мысли о моей близкой кончине. С ними я и крыльцо доколачивала. Всячески отгоняла их Иисусовой молитвой. А они снова приходили. Наконец, в конце ноября, свалилась я с высоченной температурой – застудила почки! После у меня было очень много времени обо всём подумать. Отступил от меня Господь за моё неразумие! Отвернулся. И тогда подступила противная сторона. Но, снова пожалел Он меня – послал мне тяжёлую болезнь для вразумления. А как ещё можно было вразумить и остановить? До сих пор бы всё колотила на морозе гвозди! Дал мне время подумать, прийти в себя, покаяться. Сказано же, не искушать Господа своего! Ощущение было такое, как будто у ребёнка, которого вели, вели за руку, а потом руку убрали. Осталось оно одно, стоит, качается и не знает, упасть или удержаться. Слава Тебе, Господи, за эту духовную помощь! Хороший урок на будущее.

В углу, на иконостасе у меня дома есть большая Иисусова икона – Спас Нерукотворный. До сих пор, встречаясь с Его прямым, спокойным и требовательным взглядом, мне становится стыдно. И хочется сказать людям:

«Посмотрите внимательным взглядом вокруг себя, на свою жизнь, на события в ней. И Вы увидите, что ежедневно, ежечасно случается в ней множество истинных чудес. Мы просто привыкли к ним и не замечаем из-за своего «окамененного нечувствия». И потому совершаем этот, по моему разумению, тяжкий грех человеческой неблагодарности к Богу. А, видя, понимая и принимая эти чудеса Господней помощи, не забывайте благодарить за неё! Не искушайте Бога своего! В Его руках каждая секунда вашей жизни».

Помогай, Господи!

5 комментариев в “Помогай, Господи!”

  1. Таисия:

    Помоги Вам, Господи! Пусть еще не одно лето будет в Вашей жизни!

  2. Валентина Иванова:

    Будет, будет! Спаси Господи!

  3. любаша:

    Валентина Петровна, читала, и просто страшно становилось – как же вы решились на такой вот фронт работ! Это ж уму непостижимо! Как посреди океана на бревне плавать… Но воистину, “глаза страшатся, а руки делают”… Как же благ наш Господь!
    И помощь чудесную в нужде посылает, веру, надежду дает. И болезнями посещает, и память смертную дарит, чтобы наш взгляд от земли на Небо почаще подымался… Чтобы не забывали мы Его ни на минуту, день и ночь бы помнили… Как же Он любит вас, и очень-очень хочет спасти!
    Доброго вам Ангела Хранителя! И помощи Божией на многая и благая лета!

  4. Валентина Иванова:

    Он всех любит. О том и статья. О том, как мало мы замечаем и понимаем это. А что иногда, очень грубо говоря, Он нас лицом об стол, так ведь иногда иначе и нельзя – не понимаем! Так быстрее доходит. Спаси Господи!

  5. любовь:

    “Он нас лицом об стол, ” – ну это мы, пожалуй сами. А вот поднять и утешить – это Он, Милостивый.

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree