Миссионеры на севере Камчатки

     В этот раз на север Камчатки я ездил с о. Фёдором. Он возглавляет Миссионерский отдел Петропавловской и Камчатской епархии. Иеромонах о. Фёдор приехал из Новосибирской епархии вместе с Владыкой Артемием. В командировке мы были около двух недель. Вдвоем легче, чем мне было одному. Один крестит, а другой беседы совершает, кто-то квартиры освещает, литургию служит, а кто-то соборует, исповедует.

    Посетили Корф. Много жителей уехали после землетрясения. Храм выглядит как после войны: краска на стенах облупилась, протекает крыша.

Только одна комната используется как молельная. Во время землетрясения здания не очень пострадали, но люди, уезжая, зачем-то всё рушили. Бомжи заняли брошенные дома, в которых не было света и центрального отопления, обогревались кто как мог. Поэтому была серия пожаров. Все это грустно и мрачно.

 

 

     В Тиличиках люди живут, ничего не рушится, но многие разъехались. Община стала очень маленькая: человек пять постоянных прихожан, а лет пять назад на литургии было 45-50 человек. Грустное положение в православном приходе. Но храм действует, в нём порядок. Совершили молебен.

    Дальше вертолетом прилетели в Таловку. Дня три были там. Крестили шесть человек, успели провести исповедь, освятили воду, послужили молебен, раздали антидор, показали фильмы духовно-нравственные детям,

 пообщались с крещеными. Беседовали и с некрещеными, и с неверующими о смысле жизни, о Христе.

      Но не успели послужить литургию на Троицу. Приходится подстраиваться под транспорт, который следует в другие сёла. Когда поднимается вода, недели две-три идут баржи, если стало мелко – не идут. Вертолет бывает редко, можно и месяц прождать. Узнали, что баржа идёт, а следующая когда будет –  неизвестно. А нам ещё надо посетить весь Пенжинский район.

      Около суток плыли на барже.

      Попали в небольшой шторм при впадении реки Таловки в Пенжинскую губу. Плоскодонные баржи очень сильно швыряет, когда бывает ветер со стороны моря. Пришлось нам даже побеспокоиться. Для баржевиков обычное состояние нетрезвое. Как сказал один из них: «Если не приму на грудь, то не смогу пройти в шторм». А когда выпьет, говорит: «Прорвёмся!». Чтобы добраться до места главное, чтобы водки хватило.

       В Манилах были три дня. Служили вечернюю службу, литургию, причащали, крестили четырёх человек,

 двух соборовали, осветили воду, провели несколько частных бесед, осветили несколько квартир новообращённых христиан из числа аборигенов, посетили социальный центр для малоимущих детей. В лагере о. Фёдор встречался с детьми. У него есть опыт проведения уроков так как он преподавал в своё время в семинарии в Новосибирске.

      На вертолёте прилетели в Аянку, самый север Камчатки. Посёлок чистый из всех в Пенжинском районе. Практически не было пьяных  Прихожан 20-30 человек, все местные или потомки смешанных браков. Часовня в Аянке построена по всем канонам.

     Освятили воду, соборовали, окрестили несколько маленьких детей,

 провели молебен, исповедь, а утром литургию.

     Это родовой крест аборигенов, хранится уже два или три века.

  

      В поселке самая большая рождаемость на Камчатке, а может быть на Дальнем Востоке и в России. Сто детей приходится на триста проживающих в селе.

 Но, к сожалению, мамы молодые, одиночки, вдовы, много детей воспитывается без отцов. Это очень плохо. Эту проблему государство по-моему практически не решает..

     Люди вежливые, здороваются, разговаривают, атмосфера очень доброжелательная, отличается от других посёлков, трудолюбивые. Во время белой ночи кажется, что часов девять утра. Люди используют это время для работы в теплицах, на огородах, дети играют в бадминтон. Жизнь кипит днём и ночью. Нам постоянно не давали покоя. Это хорошо.

      О. Фёдор немного болел, видимо, для него климат непривычный и суровый. Было холодно, некоторые ходили в зимних сапогах. Но хоть и болел, но трудился, ничего, привыкнет.

А перед отъездом стало даже жарко, появились комары. В Аянке красивая природа, река. Пытались с местными ловить рыбу. Но не получилось, так как вода в реке была мутная, в горах таяли ледники.

      Благословили детей, которые летели в лагерь.

      На барже спустились в Слаутное.

 Но пробыли там только вечер, ночь и утро. Успели окрестить только внука старосты общины.

Людей стало в общине мало. После того как    о. Александр уехал трудиться в другую епархию, около года священника не было и приходская жизнь зачахла.

      В Каменском были два дня.

Успели окрестить шесть человек, осветить квартиру, совершить молебен, вечернее богослужение, исповедь, литургию.

 Нам сообщили, что через два-три часа Владыка будет в Манилах, а нам ещё надо дослужить литургию и добираться 60 километров на машине.  Слава Богу успели. Захватили с собой  старосту прихода с. Каменское и ещё одного прихожанина.

      Владыка уже был в Манилах.

 Служил молебен в общине Святителя Николая, общался с людьми.

  Попросил, чтобы глава Пенжинского района помогал православным Манил и Каменского. Владыка обещал, что каждые три месяца в сёла Камчатского севера  обязательно будет приезжать священник. Люди были рады.

       Мы познакомили старосту прихода села Каменское с Владыкой. Она преподнесла хлеб- соль.

Владыка внимательно выслушал все просьбы.

      В Каменское Владыка не попал, так как губернатор решил туда не лететь. Из Манил мы все вылетели в Оссору и в Петропавловск.

               Иерей  Владислав

Один ответ в “Миссионеры на севере Камчатки”

  1. Larisa Pyshun:

    Здравствуйте, отец Владислав!
    Склоняю голову перед Вашим великим служением! Здоровья Вам и долгоденствия! Поклон матушке и деткам! Храни Вас Бог! Л.И.

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree