Архивы на июня, 2010

Праздник первой рыбы.

Вторник, июня 29, 2010


В субботу, 27-го июня Быстринские эвены праздновали День первой рыбы. Как всегда, место празднования – тополиная поляна за зданием Администрации. В этом году из-за дождя его перенесли, но погода всё равно была неважная: 12 градусов тепла, холодный ветер – зато без комаров! Задолго до начала праздника из репродукторов начала раздаваться национальная музыка, трудились повара, готовившие традиционное угощение – уху и чай.


В этом году впервые был объявлен кулинарный конкурс рыбных блюд, и столы с яствами выглядели очень соблазнительно. Пробовали и пироги, и салаты, и запеканки, и всевозможные закуски…. Каждая из немногочисленных (человек 5-6) участниц представила по нескольку блюд. Не мешало бы, конечно, каждое блюдо подписать, указать состав или рецепт и дать возможность оценить и повлиять на результаты заинтересованным зрителям…
Не буду описывать шаманские обряды очищения и прочую языческую атрибутику подобных праздников: надеюсь, что после проведённой разъяснительной работы православные не принимали в них участия.

Самое замечательное – участие танцевальных ансамблей. Эвенские танцы на траве не сравнить с теми же на сцене или деревянном помосте! Они не только органичны, естественны, но очень эмоциональны. Даже национальные костюмы на фоне зелени выглядят более нарядными.


Очень хорош детский ансамбль «Орьякан» из Анавгая.


Были всевозможные конкурсы, в том числе – очень познавательный – о лососях.
Прохладная погода не испугала многочисленных участников, зрителей, и местных, и туристов, в том числе – иностранных.

На снимке – в голубой блузе французская исследовательница эвенской культуры Александра Лаврилье, она приехала в наш район на два месяца, будет изучать диалект Быстринских эвенов.
Праздник первой рыбы – один из самых любимых у местного населения. Район национальный, но все остальные тоже охотно принимают в нём участие. Сказывается непринуждённая обстановка: лесная поляна, речка, дым костров, общая, вкуснейшая уха, музыка и всё остальное.
После окончания праздника на тополиной поляне, многие его участники продолжили его кто где и как сумел. Так что, некоторое послепраздничное настроение ощущалось ещё на следующий день.

Н.Л. Приходько

Разговор о земле.

Понедельник, июня 14, 2010

Тихо, спокойно в Общине. Отец Владислав  с семьёй отбыл в отпуск. Службы идут своим чередом, мирским чином. В храме немноголюдно – сказывается  на посещаемости весенняя сельская страда и отсутствие священника. Всё-таки обедница мирским чином, это не литургия…  Вот об этой самой сельской страде я и хочу поговорить. Как-то раз посетовала я на нехватку времени в весенние-летний сезон огородных работ для общественной работы, в том числе и  в  церкви, и с блогом. Попросила  человека  с юридическим образованием написать статью  на церковный блог. Человек грамотный, опытный, недавно из поездки по святым местам приехала. Есть о чём написать…. И услышала ответ, заставивший меня задуматься.

– Ты же не работаешь! На пенсии. У тебя  больше времени. Пиши.

Отвечаю:

– Как же это я не работаю? У меня рабочий день иногда доходит до 18 часов в сутки! Весна. 16 соток земли, три теплицы, куча парников и парничков. Я выращиваю овощи и снабжаю ими  и жителей  нашего села, и его гостей.  Работаю одна, без наёмной силы. Да и не молодая уже…  И клирос.

А она мне  говорит:

– Огородные дела – это страсть. А со страстями нужно бороться! Это – грех!  Работа – это когда на производстве. Всё остальное – это личные дела,  мелочи. Что об этом и говорить!

Совершенно ошарашенная  таким ответом, иду домой и думаю: может быть и в самом  деле я  что-то не так понимаю?  И никакая это не работа, а так себе, хобби, грешная  страсть, от которой лучше бы  избавиться. Может надо бы, для спасения души, забросить это своё “Эльдорадо” зарастать   бурьяном и устроиться куда-нибудь в контору.  Поскольку зарабатывать на жизнь надо же как-то! Да нет же, нет!  Никак не может быть такого!  Всегда   растить хлеб и  кормить людей было  почётно и уважаемо. Работа на земле – одно из самых трудных занятий: грязно, пыльно, тяжело физически, малооплачиваемо. Я это знаю из своего  личного опыта: много лет работала в совхозе, начисляла заработную плату. Расценки по растениеводству – самые низкие. Закупочные цены на сельхозпродукцию всегда были низкими. Поэтому и получали совхозы дотацию от государства. Возрастали же эти самые цены уже по пути к прилавку, и доход  от этого возрастания шёл, отнюдь, не в кошелёк растениевода. Но, всё равно, шли люди на эту работу и вкладывали в это  и силы, здоровье, и душу. Потому что без души и без любви к  этому делу в растениеводстве долго не задержишься. Хоть и не особо богато в кармане, но знаешь, что делаешь дело, без которого никто на земле прожить не сможет.  Всегда крестьянство было уважаемым. И с  Верой , и с Богом нет в этом никакого противоречия. Это Господь велел человеку в поте лица добывать  хлеб свой. И неважно, совхозное ли это поле, фермерское хозяйство, или личный кусок земли под огородом. Важно, что это –  обихоженый и красивый кусочек Богом данной в пользование человеку землицы, которая кормит нас, грешных. Не умеем ведь мы жить без хлеба насущного…. И с материальной стороны тоже никакого греха не вижу: за сезон работы (а это не менее девяти, а то и десяти месяцев в году), при каторжном труде, я зарабатываю столько же, сколько вышеуказанный юрист за два месяца своей. Ничего не имею против канцелярской работы: сама всю жизнь проработала бухгалтером, знаю, что это такое. Но, не думаю, что  протирать сидения в конторе более уважаемо, чем  выращивать овощи  и кормить ими людей. Более доходно – это да!  И с экономической точки  зрения наши мелкие, личные хозяйства  тоже просто крайне необходимы стране. Больно смотреть на опустевшие и заросшие поля и огороды.  Это же столько всего  необходимого можно было для людей  нарастить с них! Россия всегда была богатой хлебом страной. Сейчас закупаем за валюту….  И овощи  в магазинах чаще всего китайские.

Нет, не думаю, что нужно для спасения  моей души  зарастить бурьяном моё огородное хозяйство. Напротив. Молитве  оно не помеха. Руки работают – душа молится! А вот как перейду в мир иной, да и спросит меня Господь, что это я сделала с землёй, которую Он мне дал во временное пользование? Что тогда отвечать?  Заросла плевелами?

В дополнение ко всему сказанному, хочу обратиться к  верующим, крещёным  людям до пенсионного возраста.

Спрашивает батюшка:

– Почему не ходите в храм?

Отвечают:

– Да, работаем же мы. И дети. Когда же  и ходить то?

Напомнить хочется  о фактах из истории нашего прихода. Во время его образования, в 1992 году, все мы, теперешние бабушки, были работающими женщинами, имеющими не по одному ребёнку. И у меня было двое маленьких, и у Оксаны Арьковой аж четверо от ползункового возраста. Клиросом руководила Аллочка Чукаёва ( в отличии от Аллы, тоже Чукаёвой). У неё было  двое  детей и сама работала в детском садике. И сегодняшняя зав. лавкой Нина Степановна Калеева тоже там же работала. Аллочка Чукеёва ещё и тайком от мужа в Храм бегала – наказывал её за это!  Клирос организовала и руководила им. Никто не побуждал нас к этому. Священника не было. Сами и Храм обихаживали, сами  учились, клирос  создавали, как могли.  Молиться  не умели.  Всему сами учились.  Хорошо, когда какой-нибудь  батюшка заедет… Все работали. У всех были семьи. Когда есть желание, когда Бог на первом месте – ни работа, ни семья не помешают   найти дорогу в Храм.   Сейчас и Храмы строятся, и всё необходимое для них есть, но людей в зале ( я имею ввиду наше село) становится всё меньше. Старые – стареют и уходят. Молодые – работают и воспитывают детей. Без Храма.

В. Иванова