Братья во Христе.

ответ Максиму:

55

(фото Анатолия Никитина)

Если подвести итог, то  думается мне так:

1)

Братья по природе – все люди.

Братья по родству – родные, двоюродные и т.д.

Братья по духовному родству –  братья во Христе – христиане.

Духовными братьями-сёстрами мы становимся после крещения, и не образно-метафорически, а по-настоящему, реально.

Крещение не просто отпускает нам грехи, не просто очищает нас от беззаконий, но так, как бы мы вновь родились, ибо оно вновь творит нас и образует –  св. ИОАНН ЗЛАТОУСТ

Крещение «не только дарует нам отпущение грехов, но и вселяет в нас надежду и обетованные блага, делают причастниками смерти Господней и Воскресения, сообщает дары Св.Духа и делает сынами Божиими, и не только сынами, но и наследниками Богу, и сонаследниками Христу» ИОАНН ДАМАСКИН

(+ много ещё можно добавить цитат)

2)

Есть католичество. А есть католики. Католичество мне не близко. Сердце не греет. Душу не радует. Не принимаю.

(Вступать в какие бы то ни было рассуждения-размышления-доказательства по этому поводу не буду, ибо есть на то огромное количество хороших серьёзных работ наших уважаемых богословов) И наша дискуссия  не о католичестве.

Но католики – это люди. Христиане.  Их много. Они –  разные. Они – живые люди, со своими размышлениями, поисками, сомнениями… Со своими делами и подвигами. Со своими жертвами и обретениями.

(То же самое о протестантах)

Могу ли я взять на себя смелость утверждать, что они все как-то не так любят Христа? Не так близки Ему? Даже если речь вести об одном каком-то известном мне человеке, и тут я не имею никакого права сказать, что он “не брат мне во Христе”, или “умерший брат”.

Только Христос знает сердца людей.

Как же быть с таинствами, с причастием? Да как говорит Соборное решение Церкви, так и поступать. И не моего ума  –  обсуждать, сомневаться, спорить… На то  есть богословы, священнослужители, епископы и Соборные единства. Тут мне и обсуждать нечего.

Когда я говорила, что этот вопрос решается “не в той плоскости”, я имела в виду, что не так врачуется эта страшная болезнь.

Глубокая убеждённость в истинной правоте Православия  должна жить в моём сердце. Но если я хочу, чтобы мой родной во Христе брат, вступивший на страшный путь отпадения от истинной веры во Христа, вернулся из своих опасных блужданий, я не должна ему “так прямо в лицо  заявлять – “ты мне не брат” и кричать потом об этом на всех углах и перекрёстках. ( Как будто быть моим братом такая вот неоспоримая ценность. И про себя-то, заявляющий, уж точно знает в этом случае, что он “истинный и не отпавший”).

Не это средство врачевания. Не любовь выкрикивает эти слова. А горделивая самость, лукаво спрятавшаяся за “истинное радение”.  (На мой взгляд).

Мне думается, что лечение этой болезни должно заключаться в

том, что “мы должны стать глазами Христа, чтобы увидеть ближних в окружающих нас людях; стать ушами Христа, чтобы услышать их скорби; стать ногами Христа, чтобы пойти к тем, кто нуждается в нас; стать руками Христа, чтобы помочь нуждающимся..” –                 АНТОНИЙ СУРОЖСКИЙ

И вот ещё:

“Не отделяй богатого от бедного и не старайся распознавать достойного от недостойного: пусть все люди будут для тебя равны для доброго дела. Ибо сим способом можешь и недостойных привлечь к добру, потому что душа посредством телесного скоро привлекается в страх Божий. И Господь разделял трапезу с мытарями и блудницами и не отлучал от себя недостойных, чтобы сим способом всех привлечь в страх Божий и чтобы посредством телесного приблизились к духовному. Поэтому благотворением и честию уравнивай всех людей, будет ли кто иудей, или неверный, или убийца, тем паче, что и он брат тебе, одной с тобой природы, и по неведению заблудился от истины.”         ИСААК СИРИН

А вот выдержки из писем ИОАННА КРЕСТЬЯНКИНА:

“Разве знаем мы меру других, их возможность к покаянию? Нет и нет. А вот себя-то точно знаем во всём неприглядном виде.

Не судите никого; где – суд, там нет любви. Господь-Любовь, чтобы спасать нас. На суд же Он придёт во втором Страшном и Славном Своём пришествии, и тогда суд без милости не сотворившим милости. А как всех жалко, как все изранены, искалечены.

Господь не теряет надежды и самого скверного готов облобызать и лобызает. Но кому много дано с того много и спросится. А самые страшные и губительные грехи – это осуждение и соблазн, и мы к ним причастны сполна.

Проповедуй не столько словом, сколько жизнью своей, терпением и любовью к страждущим и заблудшим людям.

И самое главное и важное искусство для человека – научиться жить в мире и любви со всеми.

Не мните увидеть себя праведницей, а всегда просите: « Даруй мне Господи, зрети моя согрешения и не осуждати брата моего.»… Ведь сердце знает только Господь, не нам судить других.”

И в заключение –

Есть замечательная, на мой взгляд, статья:

“Присоединение инославных. Вопрос о границах Церкви”

Автор –  Протоиерей Владислав Цыпин, доцент Московской духовной академии.

Привожу большой (короче не получается) отрывок из неё:

“Вот суждение приснопамятного митрополита Николая (Ярушевича): “Православная Церковь, сохраняющая наследие древней неразделенной Церкви, никогда не смотрела безнадежно на христианские общества, отделившиеся от церковного древа. Оторвавшись от питающего источника, они, подобно ветвям, отломленным от древа, продолжают сохранять в себе его влагу и при известных условиях могут не только зеленеть, но даже цвести и приносить плоды. И действительно, Православная Церковь, признавая крещение у инославных христиан, усматривает различные степени их отчуждения от церковного Тела.”

Суждение митр. Филарета, изложенные в форме вопросов и ответов:“Испытующий: Так разве я должен почитать истинной, например, и Римскую Церковь? —Уверенный: Ты непременно хочешь заставить меня судить. Знай же, что держась слов Писания, никакую Церковь, верующую яко Иисус есть Христос (1 Ин. 4:3), не дерзну я назвать ложной. Христианская Церковь может быть только либо “чисто истинная,” исповедующая истинное и спасительное Божественное учение без примешения ложных и вредных мнений человеческих, либо “не чисто истинная,” примешивающая к истинному и спасительному веры Христовой учению ложные и вредные мнения человеческие… Что до Церкви восточной, я доказал еще прежде, что ее Символ Веры содержит чистое учение…
Испытующий: По сему признаку (1 Ин. 4:3) и Восточная, и Западная Церковь равно суть от Бога. Уверенный: Да, поскольку и та, и другая исповедуют Иисуса Христа во плоти пришедша, то в этом отношении они имеют общий Дух, который от Бога есть. Испытующий: Однако ж, это две Церкви, разномыслящие между собою. Уверенный: Да, каждая из них имеет и особенный свой дух, или особливое “отношение к духу Божию””…
“Испытующий: В каком же, ты думаешь, состоянии находится ныне светильник Римской Церкви? Уверенный: Сие видит и ведает Ходяй посреди седми светильников златых. Он и в Фиатирской Церкви, коея ведает дела, и любовь, и службу, и веру, и терпение, находит, однако, нечто достойное укорения: имам на тя мало (Апок. 11:19-20). Напротив, и в Сардийской, именем токмо живой, делом же мертвой, обретает хотя мало имен, иже не оскверниша риз своих, и ходити имут в белых, яко достойни суть (Апок. 3, 1-4). Для меня довольно, что я в светильнике Церкви Восточной нахожу чистый свет. Испытующий: Однако же ты, оправдывая Восточную Церковь, тем самым осуждаешь Западную. Уверенный: Поскольку я не знаю, многие ли из христиан Запада и глубоко ли проникнуты особыми мнениями, обнаруживающимися в Церквах Запада, и кто из них так твердо держится веры, краеугольного камня Вселенской Церкви Христа, то изъявленное мною справедливое уважение к мнению Восточной Церкви никак не составляет моего суда и осуждения западных христиан и Западной Церкви. По самим законам церковным я предаю частную Западную Церковь всю суду Церкви Вселенской, а души христианские суду или наипаче милосердию Божию.”
Поскольку Вселенская Церковь “есть единое великое тело,” а глава этого тела — Иисус Христос, посему “Ему только ведомы полная мера и внутренний состав сего тела”. Вселенская Церковь была “распространяющейся” в послеапостольский век; стала “Церковью изобилующей” в век Вселенских Соборов, и, наконец, стала “Церковью разделяемой и раздробляемой.” “Видимая Церковь имеет и здравые члены, и немощные. Еще во времена апостола Павла в ней были мнози нечисто проповедующии слово Божие (1 Кор. 2:17). Неудивительно, что ныне их еще более.”
“Уверенный: Я имел право назвать Восточную Церковь “половиной нынешнего христианства””. “Восточную половину нынешнего видимого христианства… почитаю “десною частию” видимого христианства… Ты ожидаешь теперь, как я буду судить о другой половине нынешнего христианства. Но я только просто смотрю на нее, отчасти усматриваю, как Глава и Господь Церкви врачует многие и глубокие уязвления древнего змия во всех частях и членах сего тела, прилагая то кроткие, то сильные врачевства,.. дабы очистить раны, дабы обновить жизнь в полумертвых и онемевших составах.”
“Православному христианину по духу любви свойственно и вне пределов Православной Церкви с радостью находить в некоторых отношениях сохранение благодати, равно как с печалью примечать ее оскудение.” “Семя веры посеяно в начале мира, принесло плоды при открытии христианской церкви… Если не сохраним живого дерева, иные ветви отломятся, увянут, засохнут, или полуотломленные будут зеленеть полужизненно, доколе живое дерево превратится в дерево, очевидно, райское, а вялое, сухое, умершее посечется и в огнь вметется” [св. Филарет Московский. Разговоры между испытующим и уверенным о Православии Восточной Грекороссийской Церкви // Филарета, митрополита Московского и Коломенского Творения. М., 1994, сс. 408-449].
“По неисповедимым судьбам Божиим, не составился совокупный суд восточных и западных церквей, который низложил бы впадших в раскол западных епископов… Вот почему, когда западный священник оставляет свой раскол, православная церковь приемлет его, как священника.” Как видим, святитель Филарет считал, что западное христианство хоть и тяжко больно, но все еще живо (“полумертвый” = “полуживой,” но в любом случае не труп: труп не болеет).
Итак, возможно пребывание в Церкви в “полуотломленном” состоянии. Иссякнет ли к концу истории окончательно благодатная жизнь в надломленных ветках, или же Врач сможет их привить к древу Православия и тем самым исцелить, — неизвестно.
Образ святителя Филарета: Веточку прививают. Надломленную ветку надо не доламывать, а прижимать к стволу. И даже в отрезанной ветке какое-то время есть еще соки жизни — и ее можно привить к плодоносящему древу… И еще вопрос: а если встреченный нами — еще не труп? Если это прокаженный? Можно ли подойти и омыть его? Можно вместо того, чтобы проклинать его за наследованный им недуг, обнять его и увещевать принять те Лекарства, что находятся в нашей Церкви?

полностью текст –  Библиотека Гумер

http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/ortodox/Article/Cup_PrInosl.php

————————————————————————————-

Есть ещё и цитаты, и статьи…

Но для меня и приведённые ссылки уже достаточно убедительны.



Братья во Христе.: 15 комментариев

  1. София, согласна с вами полностью. Мой путь в православие был тернистым – через протестантизм и католичество. Протестанткой я была года два, и чуть больше католичкой. Если бы я не встретила родных по духу братьев и сестёр в Православии – мой путь к истинной вере был бы труднее и дольше.

  2. София Рудольфовна, здравствуйте!

    И что же у нас получается?

    «И не моего ума  –  обсуждать, сомневаться, спорить… На то  есть богословы, священнослужители, епископы и Соборные единства. Тут мне и обсуждать нечего».

    То есть получается, что ответ по существу Вы дать, по-видимому, отказываетесь.
    Но при этом все же определенный ответ Вы даете. Причем именно мнения тех святых, которых я цитировал, Вы при этом во внимание не принимаете. Почему же? Мне это остается неясным.

    А то, что мы чувствуем — это все моменты весьма субъективные. Один так чувствует, другой — иначе.
    Хотя и я тоже, как и Вы, далек от того, чтоб отправлять католиков (и протестантов тоже) в ад.
    И тоже считаю, что среди них есть более чем достойные и верующие люди.
    И я считаю, что к ним лучше относиться с уважением и любовью.

    Но вопрос не в этом.
    А в том, можно ли их на этом основании считать братьями, и братьями во Христе.
    Я повторю его. Если мы поистине братья, то что нам мешает вместе молиться и приступать к таинствам? А если мешает, то где и в чем тогда братство во Христе? Просто в нашем добром к ним отношении?

    Впрочем, Вы все же попытались дать ответ и по существу тоже.
    И да, действительно, у свт. Филарета есть такое высказывание.
    Но и вот это тоже он: «Наша Церковь, Единая истинная, Апостольская Церковь, все прочие христианские и философские верования признает в раскол и ереси».
    Но только здесь он высказывает уже не свое частное мнение («никакую… не дерзну назвать ложною»), а общецерковное: «наша Церковь….признает в раскол и ереси».

    А вот кстати дальше он пишет и про католические и протестантские «миссии»: «Свобода обращать отныне нехристианские племена в то или иное вероисповедание рушит основное учение Православной, Грекороссийской, Восточной, истинно-Христовой Церкви: эта мера не скажу терпимости, а безверия… упрочит, усилит и породит вновь расколы. Терпимость значит не согласие на всеобращения, не признание ересей, а только отсутствие гонения, допущение иноверцам пребывать в своей природной религии, коснеть в заблуждениях, доколе не озарит их свет благодати, квакер это или еврей, гернгутер или мусульманин, папежник или язычник».

    А вот еще он же: «Люби врагов своих, поражай врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими».

    Ну как? Впечатляет? Так что скажем?

    • А меня вот не впечатляет! 🙂
      А мы часто бываем субъективны, это свойственно человеку, как и святым! Мнение Святителя – это его мнение по конкретному вопросу, сказанное в конкретное время. И даже оно может быть субъективным, совпадать или не совпадать с соборным мнением Церкви. Неужели вы считаете, что св.Филарет гнушался общению с христианами иных конфессий? Если нет, то кого он называл врагами Божиими? О ком он это говорил? Неужели вы лично считаете, что прихожане местного католического прихода – враги Божии?!
      Есть действия, которые ведут нас к отпадению от Церкви: Причастие у еретиков или исповедание искажённого Символа веры. Это грех!
      А скажите, если православный человек называет католиков или протестантов – своими братьями во Христе, он совершает грех? Он отлучает себя от Церкви?

      • “Мнение Святителя – это его мнение по конкретному вопросу ”
        О. Роман, так правильно. Именно свт. Филарета я привел в ответ на цитату из него же, приведенную Софией Рудольфовной. Чтобы было видно, что у свт. Филарета было неоднозначное мнение по этому вопросу.
        Но у Вас-то я приводил мнения не одного святого, а целого ряда. Плюс к ним фрагменты из апостольских Посланий. А это уже определенный “консенсус патрум”, разве нет?

        “Неужели вы считаете, что св.Филарет гнушался общению с христианами иных конфессий?”
        Вот этого я не знаю, да и вряд ли здесь нужны какие-то личные мнения. Достаточно просто внимательно изучить житие святителя, чтобы стало ясно, гнушался ли, и если да, то кем именно и в каких случаях. Я просто не знаю его житие в таких подробностях.

        “Если нет, то кого он называл врагами Божиими? О ком он это говорил? Неужели вы лично считаете, что прихожане местного католического прихода – враги Божии?!”
        Что ксается святителя, то очевидно, что здесь он говорил о безбожниках, язычниках, еретиках и раскольниках. Больше просто нет других вариантов.
        А что до меня лично, то это не очень простой вопрос. Считаю ли я их врагами Божиими? Видимо все же нет. Но, с другой стороны, тогда как иначе расценить их действия в совсем недавнем прошлом и именно в нашей епархии? Разве мы не увидели на собственном опыте, что это за “братство” такое?

        “А скажите, если православный человек называет католиков или протестантов – своими братьями во Христе, он совершает грех? Он отлучает себя от Церкви?”
        Вот опять же – грех это или нет, я не знаю. И не могу об этом судить. Да и не стоит мне обвинять кого бы то ни было в личных грехах. У меня и своих хватает. Вопрос не в том, грех это или нет. А в том, соответствует ли такое отношение к ним как братьям действительности и общецерковной традиции отношения к ним.

    • Да, Максим, я не считаю себя вправе обсуждать Соборные решения нашей Церкви, спорить с ними или сомневаться в их правильности. Или Дух Святой не участвует в принятии Соборных решений? Мне ли возражать?
      И я не отказываюсь от ответа “по существу”. Мне кажется , мы по-разному понимаем, что есть “существо” этого вопроса.

  3. отсюда:
    http://blogs.pravkamchatka.ru/polus/?p=1977#comment-2049

    Про цель этой дискуссии – точка зрения Максима:

    “А в том, чтобы мы все поняли и признали ошибочность либерально-экуменического “размывания” Церкви.”

    Вот ты, Максим, и ответил, в чём мы различаемся с тобой по поводу понимания сути дискуссии.
    Я и не собиралась вести разговор про “экуменическое размывание Церкви”. Я бы в такую дискуссию и не вступила бы.
    Я могу говорить лишь о своём личном отношении к людям. Причём именно в русле практического проявления этого отношения и его духовных корнях. Что я и попыталась изложить и здесь, и на своём блоге. А это никакого отношения к экуменизму не имеет.

    • Да как же не имеет, София Рудольфовна?

      Вот главный вопрос, по которому мы не можем согласиться: братство во Христе – это наше личное, субъективное отношение к тем или иным раскольникам, еретикам и т.д., или это объективное состояния “братства” с ними?
      Субъективное-или объективное? Вот в чем вопрос.
      (Именно об объективной стороне свидетельствуют те Отцы, которых я приводил, и Апостольские Послания).

      И еще один вопрос тодга у меня будет к Вам.
      Кого именно Вы готовы признавать братьями, исходя из своего подхода?
      Католиков – готовы? Прекрасно. А каких именно, всех или только некоторых?
      Мать Терезу? Иоанна-Павла II? А греко-католиков униатов из 14-й гренадерской дивизии СС “Галичина”? А хорватских усташей из Ясеноваца?А псов-рыцарей из Ливонского ордена? Доблестных бойов IV Крестового похода, разграбивших Константинополь? А если допустим и не IV, а Первого, захвативших Иерусалим, и устроивших там такую резню, что потоки крови, стекавшие с Храмовой горы, достигали колен?
      А современных униатов из УГКЦ, громивших православные храмы на Западной Украине вот буквально совсем недавно?
      А если без зверств, то, скажем, католический “неокатехуменат” с их вполне сектантским бормотанием?
      А католиков Индии, которые не делают различий между христианской Троицей и индуистской “тримурти” и вовсю практикуют “христианскую медитацию”?
      А протестантов Вы готовы признать батьями? Всех или некоторых? Англикан и лютеран, ставящих женщин священниками – готовы? А когда они их ставтят не только священниками, но и епископами? А когда венчают однополые “браки”? А когда епископы у них уже и не женщины и не мужчины, а геи и лесбиянки? Они для Вас братья или нет?
      А протестантские и неопротестантские секты, из них кого? Всех или некоторых?…
      Кого именно? Сипко, Ряховского, Ледяева, Аделаджу…?
      А Свидетелей Иеговы? ОНи, правда, Христа Богом не считают, ну так и что же? Почему это должно мешать братскому общению с ними, разве нет?
      Кришнаиты вот тоже во Христа веруют. Можете спросить – они подтвердят. Тоже “братья”?
      Понимаете, что я хочу сказать?
      Где граница, за которой Вы готовы остановиться и сказать: “нет – вот эти люди мне уже не братья во Христе”.
      И есть ли для Вас такая граница? А если есть, то кто ее устанавливает?

      • По техническим причинам в ближайшее время не смогу быть в иннете… 🙁
        Отвечу, через пару дней… 🙂

  4. “Субъективное-или объективное? Вот в чем вопрос”
    “Где граница, за которой Вы готовы остановиться и сказать: “нет – вот эти люди мне уже не братья во Христе”.
    Именно потому, что любое МОЁ решение – это решение субъективное, я и не могу САМА определять, кто мне “брат во Христе”, а кто нет. И мнения Отцов – это мнение отдельных личностей, пусть и Святых.
    Для меня определяющим является Соборное решение Церкви.
    В данном случае – см. здесь:
    “Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию”
    Материалы Арихиерейского Собора 2000 г.
    http://www.patriarchia.ru/db/text/418840.html

  5. Именно этот документ я цитировал в самом начале дискуссии.

    И, раз Вы ссылаетесь на этот документ, значит согласны с пп. 1.13 и 1.14:

    1.13. На протяжении христианской истории от единства с Православной Церковью отделялись не только индивидуальные христиане, но и целые христианские сообщества. Некоторые из них исчезли в ходе истории, другие же сохранились на протяжении веков. Наиболее существенные разделения первого тысячелетия, сохранившиеся до сего дня, произошли после неприятия частью христианских общин решений III и IV Вселенских Соборов, в результате в отделенном состоянии оказались существующие доныне Ассирийская Церковь Востока, дохалкидонские Церкви ― Коптская, Армянская, Сиро-Яковитская, Эфиопская, Малабарская. Во II тысячелетии за отделением Римской Церкви последовали внутренние разделения западного христианства, связанные с Реформацией и приведшие к непрекращающемуся процессу образованию множества христианских деноминаций, не находящихся в общении с Римским престолом. Возникали также отделения от единства с Поместными Православными Церквами, в том числе с Русской Православной Церковью.

    1.14. Заблуждения и ереси являются следствием эгоистического самоутверждения и обособления. Всякий раскол или схизма приводят к той или иной мере отпадения от Полноты церковной. Разделение, даже если оно происходит по причинам не вероучительного характера, есть нарушение учения о Церкви и в конечном итоге приводит к искажениям в вере.

    А также с п. 2.3.:

    2.3. Но, признавая необходимость восстановления нарушенного христианского единства, Православная Церковь утверждает, что подлинное единство возможно лишь в лоне Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Все иные «модели» единства представляются неприемлемыми.

    И с п. 2.4.:

    2.4. Православная Церковь не может принять тезис о том, что, несмотря на исторические разделения, принципиальное, глубинное единство христиан якобы нарушено не было и что Церковь должна пониматься совпадающей со всем «христианским миром», что христианское единство якобы существует поверх деноминационных барьеров и что разделенность церквей принадлежит исключительно к несовершенному уровню человеческих отношений.

    Так? Я правильно Вас понял?

    Ну а я изначально подтверждал, что вполне разделяю мнение о том, что благодатная жизнь не до конца утеряна в ряде еретических сообществ.
    Но сам этот факт неплоной утерянности и означает, что мы как раз не братья. Потому что утерянность все равно есть.

    И, кроме того, я бы все же не стал противопоставлять святоотеческие писания соборным решениям РПЦ. Иначе получится именно то, о чем твердят наши бывшие братья диомидовцы: что “РПЦ отступила от святоотеческого предания, отказалась от Св. Отцов”.
    А это на самом деле не так (ведь правда?).

    И, наконец, в самом этом документе говорится что?
    Что Православная Церковь – единая и единственная Церковь Христова.
    Что единство Ее основано на единстве всех ее чад в таинствах.
    Что от Нее отпадали раскольнические и еретические сообщества.
    Что в еретических сообществах отчасти возможна благодатная жизнь.
    Что нужно стремиться к единству.
    Что единство возможно только в Православной Церкви….

    И это главное.

    И “братьями во Христе” члены еретических и раскольничьих сообществ нигде не названы.
    Так что же, теперь Вы признаете Православную Церковь в качестве “границы” для братства во Христе? Я правильно понял Вас, София Рудольфовна?

  6. Когда я опубликовала ссылку на материалы Архиерейского собора, и, вернувшись к началу дискуссии, увидела, что, вообще-то, и ты начал свой разговор с того же, поначалу просто удивилась в недоумении – “как же так… чего же мы дискутируем?”
    А потом искренне обрадовалась. Значит, мы всё-таки единомышленники, если для нас определяющим является один и тот же документ.
    Вот и слава Богу.
    Если говорить о том, как мы его в жизнь претворяем, то мне думается вот что.
    Я ни в коей мере не могу говорить о действиях всей Церкви или каких-то её представителей (оценивать уж тем более). Я просто доверяю Архиереям, что они этот вопрос (имеется в виду – экуменизм, именно отношение к нему ты назвал главным стержнем дискуссии, так?) и знают лучше меня, и решают, стало быть, правильнее. Но это совсем не значит, что и ты должен реагировать так же, как я. Хотя бы потому, что, действительно, “всему своё время” Возможно, для тебя – время разбрасывать камни, для меня – время их собирать.
    Одно дело принимать вероучительные основы, другое дело – проявлять это принятие в жизни. И здесь, мне кажется, одни и те же внешние поступки, могут говорить совсем о разном.
    Вот твой пример в соседнем блоге. Ты говоришь, что “встал бы и ушёл”, когда кто-то рядом молится не так как ты (сектант, еретик, “не брат во Христе”). Можно ведь и это сделать по – разному. Если бы мне важно было в этот момент уйти, мне бы очень хотелось сделать так, чтобы это не стало “демонстрацией моей правоты”. Мне бы не хотелось, чтобы та бедная старушка, о которой шла там речь, (пусть она и иеговистка), почувствовала моё праведное пренебрежение и религиозную брезгливость лично к ней. Я готова проявлять это к тем идеям, которые она исповедует, но не к ней лично. Получится ли у меня это… другой вопрос. На мой взгляд более важный, чем размышление “брат ли она мне во Христе”.
    Но даже, если кто-то (хотя бы ты) в этот момент сделал иное (т.е. демонстративно вышел из-за стола) я бы не стала и тебя осуждать, т.к. не знаю, что в твоём сердце… Может, там боль и за эту старушку, и за себя… и за нас всех, которые имеют истинную веру, но никак не могут поделиться ей с ближними, если те закрыты своим самознанием и самоверием…
    И может, эта твоя боль настолько сильна, что она прожигает душу твою насквозь… А получается так, как получается… Господь лишь видит… и ведает.
    Т.е для меня решение вопроса о “братьях во Христе” в личной плоскости. Конкретно в моих действиях. И это не может быть во всех случаях одинаковым. Правила дают лишь внутреннее духовное направление. Как я это направление “угадаю” в поступках, на то, думается мне, и вся моя жизнь. Причём, если я серьёзно отношусь к этим вопросам, я буду анализировать свои действия с духовником. Но именно свои, а не твои и не действия всей Церкви.
    Опять -таки, совсем не значит, что и ты должен делать так же и то же. Возможно, Господь готовит тебя ко священноначалию… Вдруг, через энное количество лет, ты, в сане Архиерея будешь высказывать своё мнение на очередном Архиерейском Соборе по вопросу экуменизма, и оно окажется на тот момент нашей жизни убедительным для всех. Кто знает… Возможно, поэтому сегодня твоё сердце так горячо и реагирует на всё, что касается вопросов экуменизма.
    Я тебе в этих дискуссиях не собеседник. Я лишь в очередной раз отошлю тебя к соответствующим местам приведённого нами документа об экуменизме.
    Для меня не важно как назвать человека (“братом-не братом”). Вокруг столько много умеющих называть правильно, говорить правильно, понимать правильно.
    Для меня важнее на деле, практически проявленно возлюбить этого человека как самого себя, не взирая на его религиозные взгляды, финансовый достаток, политическую деятельность, чистоту кожного покрова, размеры ушей и опрятность внешнего вида. 🙂
    Получается? Нет конечно. Что сделать, чтобы получалось…вот об этом я готова продолжить разговор.
    Спасибо тебе за участие в этой дискуссии. Мне интересны и важны были приведённые тобою примеры. Они помогли мне конкретнее определиться с моей позицией в данном вопросе.
    И спасибо тебе за то, что даже на расстоянии я всегда чувствую твою братскую поддержку! Спасибо за молитвенное участие в моей жизни.
    Помоги тебе Господь!
    С уважением! 🙂

    • “Ты говоришь, что “встал бы и ушёл”, когда кто-то рядом молится не так как ты (сектант, еретик, “не брат во Христе”).”
      София Рудольфовна, вот именно об этом я подробно ответил Таисии в блоге у о. Романа.
      А здесь скажу кратко. Дело не в том, что он молится по-другому. А в том, что мы права в принципе не имеем молиться с ними вместе. Даже если бы хотели. Не можем – и все тут.

      “Возможно, Господь готовит тебя ко священноначалию… ”
      ??!! Окститесь, София Рудольфовна, голубушка! 🙂 🙂 🙂 (Лишь бы Владыка не увидел … 🙂 )

      Но тут дело не только даже в экуменизме. С экуменизмом более-менее понятно, думаю, и Вам, и мне. Этот вопрос регулируется соборным разумом Церкви, и на сегодняшний существует соответствующий соборно принятый документ.

      Ваше отношение мне тоже понятно. И тоже с этим не спорю. Стоило бы возражать и начинать дискуссию по вопросу: должны ли православные любить людей вне зависимости от их вероисповедания? Открываем Евангелие, находим притчу о милосердном самарянине, и получаем исчерпывающий ответ.
      И заодно получаем ответ на вопрос, кто наш ближний.

      Но что здесь именно требовалось выяснить? Тождественны ли понятие “ближнего”, которого мы должны любить без каких бы то ни было различий (в том числе язычников, атеистов, кого угодно) и “брата во Христе”?
      Вот ведь что важно. Что есть братство во Христе? Вот по этому вопросу мы, мне кажется, так к единому мнению и не пришли.

      Впрочем, думаю, мы еще неоднократно, даст Господь, сможем это обсудить.

      • Мне показалось, что в блоге о.Романа, в одном из диалогов ты определил, что для тебя в этой дискуссии важно – вопрос об экуменизме, значит, я ошиблась.
        Если вернуться к разговору о братстве во Христе, то, вероятнее всего, стоит начать с самого определения братства во Христе, есть ли оно? Мне не встретилось. Если найдёшь (определение) поделись.
        Я пробовала тебе раскрыть свою логику понимания и этого термина, и его сути.
        Если коротко:
        1. Не я “назначаю” кого-то братом мне во Христе, а во время крещения мы усыновляемся Богу, и стало быть награждаемся братством во Христе. Фактически, а не метафорически.
        2. Не мне и “отменять” это братство. Ни права, ни силы на это у меня нет.
        3. Если Церковь по-разному принимает в своё единение ранее отпавших от неё (католиков, протестантов и т.п.), стало быть существуют и разные степени близости к ней.
        4. Реанимируются ли они (были мёртвыми, а стали живыми) или просто присоединяются – мне то не ведомо, а стало быть и спорить об этом – дело пустое.
        5. Можно ли совместно участвовать в таинствах с “отпавшими братьями” – Соборные документы говорят “нет”, я с ними безаговорочно согласана.
        6. Как вести себя с ними в личном плане, в бытовых ситуациях – решает моё сердце, ведомое заповедями Божиими. Как это получается, другой разговор, и повторю, для меня более интересный.
        7. Но если кто-то из протестантов (даже близкий мне по крови) попробует пригласить меня к совместной молитве и начнёт при мне своё невнятное бормотание ” на языках”, я уйду (что уже и проделывала неоднократно), даже если это и выглядит грубовато (по-другому пока не получается).
        8. Могу ли я их назвать братьями во Христе? – А для чего проделывать это измышление? Просто для определения? – Пусть этим занимаются богословы.
        9. Меня более всего волнует, не отпадаю ли я – православная христианка от своей единственно-истинной Церкви в каждый момент своей жизни. И особенно тогда, когда начинаю судить других, насколько они близки ко Христу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Spam Protection by WP-SpamFree