И снова про “Диалог о вечном”…

0

Из письма Александру Лепетухину

“Первый раз с Вашими работами познакомилась на блоге у владыки Игнатия.  А потом нашла и Ваш дневник “Наедине со всеми”.

Каждая встреча с Вашими работами была радостным потрясением. Картины всегда что-то новое рассказывали о Христе и , действительно, вступали со мной в диалог.

С ними было так же интересно общаться, как с Евангелием.

И вдруг – такая удивительная новость – Ваша выставка в нашем городе!!!

Побывала на ней уже несколько раз. И пока не закрылась – приду ещё.

 Не могу не поделиться с Вами своими впечатлениями от картин.

По форме это тоже странички из дневника. Фрагменты  того разговора, который возникает при общении с Вашими работами.

– – – – –

1-1

1. “Вечер”

Потрясающе.

Первое, что сразу – в глаза – письмена на облаках! Потом – горы продолжают говорить… За ними – земля рисунком обработанных полей… Потом – (или вместе) – поют дерева…  Тени шепчут… Тропинки отзываются… вторят… – и вся мелодика этого общего хора – мягко но властно концентрируется на двух фигурах.

“Мягко” – потому что фигуры источают тихий тёплый свет. Они им пропитаны, наполнены , кажется будто они и есть – живой свет!

А “властно” – оттого, что концентрируют на себе внимание, собирают смысловой центр. Останавливают на минуту движение. Рождают паузу. Внутри общего хора – тишина. 

Сидят? Стоят? Идут?

Апостолы?

И после остановки внимания на этих двух фигурах… видишь, как  ручейком стекает свет…  – апостолы (да, конечно, это они) – входят в город.

Вот она последняя точка внимания.

Так соприкасаются Небеса (письмена на облаках) и Земля (ответным словом – город.)

Как тонко и светло Слово Божие с Небес.

Как тяжело и грубо каменное молчание городских строений.

И как-то одиноко выглядит этот город, созданный человеком, среди огромного  мира, созданном Богом.

И чем отзовётся Слово Божие, которое звучит в каждом уголке вселенной?

(“Каждое дыхание да славит Господа!..”)

Какое эхо бродит по узким улочкам этого вечернего города?

Заходящее солнце окрасило всё в бордовый цвет.

Как перед бурей.

Тревожно.

 Очень.

А “потрясающе”… от того, что накануне размышляла о том, что в последнее время остро чувствую, что живу я в каком-то общем смысловом пространстве. Весь мир вокруг меня – Текст, Слово, обращённое ко мне Господом. Каждый день – новая страничка. Каждое событие – часть общего Смысла.

 Вопросы, которые кипели и жгли во мне – услышаны.

Ответы звучат.

Слышу.

Понять трудно.

Боюсь своё, придуманное, принять за Божие.

Много этой картиной сказано. Буду возвращаться  к ней ещё не раз.

2-2

2. “Разговор о главном”

Ночь. У костра – двое. Христос и женщина. С каким пристальным вниманием вглядывается она в Господа. Ловит каждое слово.

 Посох в руке у Господа – указывает на костёр.

От костра – взмывают высь искры. Так рождается Крест.

На небе  –  как  ручеёк из звёзд, тропинка.  Звёздный путь.

“Я есмь и Путь и истина и жизнь”.

Без Креста не понять Христа.

Вот и мне ответ на мой главный вопрос.

3-3

3. “На Голгофу”.

Как гениально просто  показал художник, что всех людей Христос несёт на этом Кресте. Вокруг лица… лица… лица…. –  удивлённые, ужасающиеся,  скорбящие, злорадствующие… недоумевающие… – разные…  Они  не просто толпятся на земле,  они  – на плечах Христа,  в Его (нашем) Кресте, в этих крестных Его муках…

Где-то и я среди них…

4-4

4. “Христос и толпа”

 Как замечательно, что эти картины висят одна под другой. “На Голгофу” – вверху, а эта – под ней. На первой Христос склонил голову в муках. (Но с каким глубочайшим смирением (!!!)  – ” Не как я хочу, а как Ты…”)

А на второй – Христос смотрит вверх,: “Прости, не ведают, что творят!” И народ в ужасе поднял лица свои верх.. не отрывая взора – так и впивается в Него взглядами… будто силится понять то, что никак не укладывается в сознании.

 А Он  уже как будто в предверии Своего  Вознесения… – весь устремлён ввысь… Как будто дорогу им прокладывает… Тот звёздный Путь к Отцу Небесному.

(Там, у костра – только указывал на этот путь. Здесь – в этих огненных муках, он уже Сам являет этот Путь.)

В глазах людей и на их лица – как будто кровь Христа….

(“Кровь Его на нас и на наших детях…”)

Страшно…

Господи.. прости…

5-5

5. Без названия.

Эта работа не была на выставке. Взяла её из блога автора.

 На ней – Христос, снятый со креста и (я думаю) Мария, матерь Божия.

Помню, как при первой встрече с этой работой меня удивил лик Христа. Точнее – его профиль.  Почти прямая линия.

Сегодня, глядя на облик Христа на картинах художника, во мне рождается ощущение точности  найденного образа, который как бы показывает, что во Христе всё было цельно . (Образ прямой линии  профиля, как символ прямоты и правильности).

А так же – бросилось в глаза – почти полное единение лиц Христа и Богородицы. И как трещина между ними. Как будто единое целое разорвали. Страшная боль матери, потерявшей своего сына. (Это мы сегодня  уже точно знаем, что Он воскрес. А она тогда Его воскресшим ещё не видела. И горе её было велико. Никакими словами не высказать)

 В этом интересном графическом решении видится мне сегодня и образ единения двух природ Христа – человеческой и Божественной. И смысл Причастия – слияния (в преображении)  человеческой природы каждого из нас  и Божественной природы Христа.

Очень простая, но, может быть, одна из самых глубоких работ автора.

6-6

6. “Адам и Ева”

Целый рассказ о наших пра-пра-пра-пра… (…) родителях.

О их жизни вне потерянного рая. И опять каждая деталь картины полна глубокого смысла.

Первое, что сразу бросилось в глаза – плохо им бедным. Дождь, ветер – холодно. И печально. Но вот что удивляет и даже огорчает: холодно же, взять бы деток на руки. Нет – дети отдельно, родители – отдельно. А как хотелось бы видеть – у папы один сынок на руках, у мамы – другой. Может быть, тогда и Каин бы вырос другим?

А в этом шалашике уже заложены семена  проблемы “отцы и дети”.

Ева, как “настоящая женщина” – уже украшает и себя, и Адама. Браслетики на запястье мужа, цепочка из плодов на ноге жены… – сколько  в этом отголосков смыслов. Как круги на воде – до сих пор расходятся…

Рядом с детками их первая игрушка. Чёртик. 

(Моя подруга возразила – может, это просто зверушка какая-то! Нет, не просто… Да и не зверушка… Чёртик это. )

Сначала я не поняла смысл чашечки перед ним. Ну играют, будто кормят.  В чём смысл то духовный? А о.Роман (были с ним вместе на выставке) сказал –  жертвоприношение.  Точно. (Почему же мне сразу не пришло на ум?) Да, так вот и рождалось “кормление духов”.

А чёртики и до сих пор – и в игрушках, и в сувенирах и уже в костюмах на хеллуин, например. И отношение  к ним странно-весёлое. Подумаешь, мол, безобидная шалость.

Вспомнилось.  –

Был у меня в юности друг. Первый раз, когда пришла к нему в гости, сразу увидела на полочке книжной маленького чугунного чертёнка.

6-6-3

Он потешно сложил лапки, “делал нос”, дразнясь.  . Мне увиделось в нём какая-то смешливость, задорность  что ли. И так он мне понравился, показался, как сейчас бы сказали “прикольным”, что я стала просить, чтобы этот друг мне его подарил. Увы, все уговоры были бесполезными. Не подарил. Он  был ему самому чем-то  дорог.

 Трагически потом сложилась жизнь у это бывшего моего друга. Одна  жена его покончила с собой. Другая – была на грани того.  Конечно, не в этом чугунном чёртике дело. Совсем не в нём.

Но, как на картине Лепетухина все детали наполнены глубочайшим смыслом, так и в нашей жизни – нет случайных мелочей. Другое дело – видим ли мы их вообще? Понимаем ли их духовный смысл… И самое главное –  С кем советуемся?  У кого учимся этот смысл находить и понимать…

Возле шалашика – дерево, обвитое лианой, так похожее на того змея.

Его, правда,  уже сейчас не так явно видно. Но он незримо рядом. И так же готов и советы давать, и учить и “просвещать”.

7-7

7.  “Келья Иоанна Лествичника”

Вот  он – тернистый путь познания. Среди  сурового безмолвия.  В глубине молитвенной сосредоточенности. Монашеский подвиг – источник истинного просвещения. И фигура Лествичника так же наполнена этим живым и тёплым сиянием, каким были полны те фигуры Апостолов на картине “Вечер.”

И путник – подымается по этой крутой лествице за советом к Учителю.

И горы – внимают  тихой молитве старца.

– – – – –

Каждый раз в этих картинах открывается что-то новое .

И про Христа. И про меня.

Возможно, автор совсем не то вкладывал в свои работы, что увиделось мне. Но, думается, что каждая картина уже начинает жить своей собственной жизнью. И каждому, кто прикасается к ней открытым сердцем, с желанием услышать – открывает то, что нужно именно ему.

– – – – –

 Картины продолжают “говорить”. И  ” Диалог о вечном” на этом не заканчивается!..

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Spam Protection by WP-SpamFree