Монашеская стезя сестры Варсонофии

 Светлой памяти монахии Варсонофии

На Камчатке никогда не существовало монастырей. И когда открылся для людей путь веры, путь ко Господу люди задумались о спасении души. Это были женщины, поэтому первый монастырь на Камчатке – женская обитель.

Разные пути-дороги и обстоятельства жизни привели сестер женскую обитель… Первыми послушницами монастыря были семь простых женщин, имевших в миру и детей, и внуков. Многие годы они несли послушание в епархии и, убедившись в своем непоколебимом решении служить Господу, пришли в монастырь.

Вот и  Нина Ивановна Акимова была в числе первых насельниц  женского монастыря, когда обитель  только открылась 21 июля 2001 года. А перед тем по благословению епископа Нестора несла послушание с 1994 года в свечной лавке  храма свт. Николая Чудотворца, в 1999 году поступила в женскую общину в честь Серафима Саровского.

Вручение медали ” Дети Войны” 2017г

Нина Ивановна понимала, что человеку, вступившему на поприще монашеской жизни, придётся  отречься от всех земных благ, жить вдали от мирских забот и интересов, среди трудов и лишений. А ещё дать обеты нестяжания, целомудрия, послушания, жить по монастырскому уставу, учиться  отсекать свою волю, следить за своими помыслами, хранить мир в душе и любовь к ближним.

Главное делание в монастыре – молитва и труд.

Монастырю отвели место на реке Мутной, где прежде размещалась войсковая часть.

Место под монастырь выбирали  матушка Маркела, первая настоятельница монастыря и протоиерей Василий Гончар, настоятель храма блгв. кн. Александра Невского. Матушка  нашла сходство территории  с  монастырем на Волге и согласилась. С командующим гарнизона о. Василий оказался прежним сослуживцем, и вопрос о размещении монастыря решился без всяких проволочек. Когда храм был обустроен, первую вечерню службу  провел о. Василий со священниками, они подготовили монастырь к освящению и освятили всю территорию монастыря.

Но до освящения нужно было   обустроить храм, где можно молиться, и кельи, где можно жить сёстрам.  Сколько трудов пришлось положить всем сёстрам, настоятельнице, трудникам,   чтобы очистить основной корпус от мусора и устроить церковь. Вывезли с этого здания восемь самосвалов мусора.  Это был поистине самоотверженный труд, когда сёстры забывая про себя, все силы отдавали на обустройство  обители. Позже приступили к обустройству келий; воды в корпусе не было, тепла тоже. Когда кельи для сестёр были готовы, отремонтировали коридор и побелили здание снаружи. Весной посадили огород.

Начало…

  Сестры с помощникам 

Чтобы монастырь жил, сестры несли большое количество послушаний, и это несмотря на свои немощи и болезни. Трудились они в храме, на просфорне,

На просфорне

в свечной лавочке. Огромные труды полагали сестры в теплицах, на сенокосных лугах, на ферме и птичнике, на стройке храма и ремонте монастырских корпусов. И все труды эти требуют прилежания, терпения и большого желания украсить родную обитель.  Во всех трудах сёстрам оказывали помощь родственники монашек.

И так день за днём, год за годом с помощью Царицы Небесной святая обитель становилась все более благоустроенной. А вскоре приступили уже и к строительству настоящего храма.

Котлован будущего храма 2006год. Варсонофия с внуками

Главное – молитва

Самый главный труд в монастыре – молитва. Молитва творится   на всякое доброе дело, на послушание, за трапезой и после неё. Сестры  читают  Евангелие, Псалтирь, акафисты.. Молитва ко Господу, Божией Матери,  Дивеевским  мученицам, преподобному Серафиму Саровскому, Святым –   главный и великий труд насельниц  монастыря.

Вместе с сёстрами всегда трудилась монахиня Варсонофия (в миру – Нина Ивановна Акимова). Она приняла иноческий постриг в 2006 году в честь прп. Варсонофия Оптинского, а в 2016 году была пострижена в монашество.

В монастыре исполняла  разные послушания:  трудилась в свечной лавке,  помогала батюшке Константину в алтаре; ухаживала за козами, курами, несколько лет выращивала   огурцы и помидоры в  теплице.

А еще очень любила собирать грибы, знала, в каких местах они растут, и,  несмотря на больные ноги, все тропки вокруг монастыря исходила.

И очень любила собирать грибы

В монастырском лесу

Диусарова Татьяна Васильевна, дочь Варсонофии:

Во время Великой Отечественной войны немцы оккупировали всё Черноземье и вошли в село Войновские Выселки, Корсаковского района, Орловской области, где жили родители моей мамы. Оккупанты выселили мою бабушку с двумя детьми и устроили в их доме штаб, потому что дом стоял у дороги, и это было для них удобно. Отец ушёл к партизанам, и немцы  беспощадно расстреливали всех, кто им помогал. Бабушка, конечно же, помогала партизанам, хотя была беременна моей мамой. Когда людей выгоняли из домов или сжигали их дома, то они рыли землянки и жили в немыслимых условиях.  И  когда  моя мама родилась, они так и продолжали жить в землянке. Наступила зима,  мама поморозила ножки и не могла ходить до трёх лет. В 1943 году немцев из села  выбили, но к этому времени отец мамы умер.

Как то после войны бабушка с поля принесла немного зерна, но бдительные соседи донесли,   состоялся суд, но её   не посадили, а «пожалели». Но «пожалели» своеобразно: заставили работать в колхозе бесплатно три года. А в стране после войны и так был голод, а здесь бабушке ни трудодней,  ни продовольствия не давали. Жили настолько тяжело, почитай хуже всех в деревне, просто выживали. У мамы с сестрой были одни валенки на двоих, поэтому учились по очереди, и когда мама окончила 4 класса, то пошла  работать в колхоз. Когда ей исполнилось 18 лет, она завербовалась на Камчатку, только так можно было избавиться от колхозного ярма. Ведь колхозники были люди подневольные, им  в те годы паспортов не выдавали, и уезжать из села не разрешалось.

С детьми и внуками

Условия на Камчатке в 60-десятые годы для завербованных были немыслимыми: жили в бараках, палатках, удобств для жизни никаких. Маме пришлось работать на рыбообработке, поваром на пароходе,   кочегаром. А позже, выучившись на вязальщицу, работала в ателье, иногда даже в две смены, чтобы нас прокормить.

Нас у неё было трое:  два сына и дочь.  Младшенького сына  она рожала очень тяжело, плод был большой и при родах случился перелом костей таза, поэтому она не могла  полгода ходить.

Жизнь ее с самого детства   была очень сложной и трудной. Мы подросли и младшего сына забрали в армию: три месяца в учебке – и в Чечню. Это был 1994 год.

Началась чеченская война, а информации об этой войне никакой не было.    Камчатские матери, у которых дети тоже попали в Чечню, собрались  и поехали  искать своих сыновей. Проехали всю Чечню. Военное командование пошло им на встречу, везде их провезли, показали списки,  и не в одной части она фамилии своего сына не нашла.

А я в это время получила письмо от брата: он находился в воинской  части в Челябинске. Мама незамедлительно к командиру части. Вначале их отправили действительно в Чечню, но бойцы с них получились никакие: стрелять не умеют, с оружием не знакомы, и их опять в учебку, доучиваться. Командир части предложил маме забрать документы и отправиться дослуживать сыну на Камчатку. Но Сергей пожелал остаться с ребятами, и все-таки позже попал в Чечню и воевал полгода, получив лёгкое ранение.

И в этот момент мама полностью повернулась к Богу, дала обет Господу,  прося сохранить сына.  Поступила в общину в честь Серафима Саровского в  Сероглазке. Открылся храм, и она стала работать в церковной лавочке.  Господу служила всеми силами, какие имела и с неизбывной радостью: довольно долго ходила с церковным ящичком собирать пожертвования на строительство храма.  К сожалению, она часто   болела, но превозмогала свои немощи и болезни со смирением. Все годы, в которые мама пребывала в монастыре, все ей давалось с величайшем трудом, но монашескую стезю она не оставляла.

В монастыре

У меня четверо детей и мама очень любила своих внуков.  Наша семья всегда были с ней рядом и   через её монашество, мы все пришли  к Богу, всегда участвовали в жизни  монастыря:   постоянно ездили, муж помогал  по строительству, я на большие праздники стояла в монастырской лавочке. Мои дети все выросли у стен монастыря в лагере «Пересвет», они и причащались и молились   в новом монастырском храме. Благодаря маме для нас монастырь – родное место.

Людмила Асфандиярова, певчая Собора Живоначальной Троицы:  Познакомились с матерью Варсонофией  в храме свят. Николая Чудотворца на освящении престола владыкой Нестором в 1995 году,  мне было 17 лет, и я тогда пришла в храм петь. Долгое время Нина Ивановна работала  в церковной  лавке. Когда я приезжала петь в монастырь, если меня благословляли оставаться ночевать, то  жила в келии сестёр Варсонофии и Ксении.  Мать Варсонофия была всегда спокойная, сдержанная, и относилась ко мне  как к дочери. И меня радовало её неравнодушное отношение ко мне, потому что я была в какой-то мере лишена материнской ласки, и лепилась к женщинам, от которых исходило материнское тепло. Особенно тянулась моя душа к монахиням. Так как она очень страдала физически и много болела, она и мне сочувствовала и поддерживала. Обычными обыденными словами она меня утешала и наставляла быть терпеливой, говорила, что терпением болезней мы спасаемся. У меня с ней была родная и близкая связь. К счастью я  успела попрощаться с ней в больнице.

Мать Ксения, насельница монастыря:  В миру сестра Варсонофия  работала вязальщицей в трикотажном ателье, и вот когда  по болезни она вынуждена была сидеть в келье, то вязала нам носки, варежки. Научилась вязать чётки, и её чётки сёстрам всем вручали на пострижение.  Сестра была человеком спокойным, терпеливым и мы часто беседовали с ней, совместно молились. Я глубоко скорблю о её кончине, потому что потеряла любимую сестру во Христе.

Колокольный звон

 В спокойной тишине уходящего дня, в трепетном  мерцании церковных свечей сёстры творят молитвы.Они молятся с усердием и страхом Божиим, завершая молитвы пением Величальной ко Господу, к Казанской Божией Матери и обязательно поминают имена сестер, представившихся ко Господу. Вечная им память!

Нина Доронина, член Союза журналистов России

 Фото из архива семьи

Один ответ в “Монашеская стезя сестры Варсонофии”

  1. Григорьева:

    хорошо лег на сердце рассказ о этой милой женщине . Тихая и болящая ,она смогла увлечь сердца родных и близких ей людей любовью к Богу. Это дорогого стоит . Только ежедневный труд над свой душой и личный пример может зажечь Божью искру .СПАСИБО

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree