Судьбы человеческие…. О прихожанах Усть-Большерецка

«Благоговею и безмолвствую пред Твоею святою  волей и непостижимыми для меня Твоими судьбами. Приношу себя в жертву Тебе. Нет  у меня другого желания, кроме желания исполнять волю твою, научи меня молиться, Сам во мне молись!» (Ежедневная Молитва Филарета, Митрополита Московского).

Беседа с Журавлевой Надеждой Викторовной о её жизни и жизни её семьи:

Нужно сказать, что хотя исторически православие  на полуострове начиналась с этих мест, но при советской власти жизнь людей была здесь безбожной и без церквей. Вот и остались наши дети, да и многие   сельчане не крещёными.  Сыну моему вот уже 70 лет,   и  мне хочется его покрестить. А как? Он же уже закоренелый атеист, и только чудо может заставить его креститься.

Когда в 1996 году образовался наш приход, я очень обрадовалась,  и с первых дней  стала по возможности ходить на службы.  Приходу дали маленькую комнатушку,  умещалось в ней человек 10, а остальные теснились на улице. А так как я была некрещенная, то и стояла на улице как оглашенная (оглашённый – не крещеный человек). В начале приходской жизни службы  осуществляли батюшки   приезжие, а постоянные появились позднее. Когда приехал о. Ярослав в село,   организовали  крещение в помещении ЗАГСа: крестилось народу так  много, что казалось, пришло на крещение половина села, и вместе со всеми  покрестилась и я.

Приход Много всяких перепитий и сложных  человеческих отношений  пережил наш приход. Но постепенно с появлением постоянных священников все пошло своим чередом, наладились отношения, проводились службы, а под храм отдали весь дом.

Мы очень потрудились, чтобы привести в порядок этот домик. А как было все запущено, уму непостижимо!

После крещения я старалась чаще бывать на службах. Душа моя радовалась. Ведь я помнила, как  мне мама рассказывала про Бога, богослужения, святых и иконы.  Она знала Закон Божий, они его учили в школе, поэтому она много о вере знала.  Мой дедушка, отец моей мамы, был ительменом из Апачи, учил в школе детей. Он был добрым и весёлым человеком, ведь камчадалы люди доброжелательные, гостеприимные и внимательны не только к гостям, но  и ко всем добрым людям.

Надежда Викторовна на Рождество 2020 год

Я же не только покрестилась,  но и стала читать духовную литературу, мне было теперь интересно узнавать всё самой  Первое моё знакомство было с житием преподобного Сергия Радонежского. Книг православных тогда не было, а моя соседка тоже интересовалась, много читала и меня просвещала. Она выписала журнал: «Литературная учёба» и знала, что я интересуюсь православными Святыми.  Она принесла мне журнал, в котором писали  о преподобном Сергие Радонежском. Я с большим благоговением прочитала об этом Святом, все меня удивляло в его жизни, его христианские подвиги. . Да я и сейчас читаю православные книги, о житии Святых, а Евангелие, Псалтырь теперь  постоянные книги для моего чтения.

Иерей Сергей Пустенький настоятель Усть-Большерецкого храма Успения Божией МатериНаш батюшка о. Сергий очень заботливый, он приехал и навёл здесь красоту и порядок! Все батюшки, которые служили у относились к своему служению добросовестно. Отец Сергий живёт с нами на приходе постоянно, интересуется нашей жизнью и разделяет с нами наши заботы и нужды, и наш приход считает, что такого благочестивого, заботливого, деятельного батюшку поискать надо. И хотя и время-то прошло немного, всего три года, но его труды у всех на глазах. Все наши прихожане батюшку любят и уважают, и мы благодарны ему за его усердие и заботу.

Все наша родня…

Все наша родня была   воцерковлена, потому что в Апаче, где мы жили, была церковь, которую закрыли уже при советской власти в 1924 году.    А до закрытия наша бабушка Мария ходила в церковь со всеми своими чадами  и брала мою маму, которая с 12 лет   уже пела в церкви на службах.  Мама моя Доминика Кирилловна ительменка, родилась в Апаче, а папа русский Виктор Викторович Степанов. Он приехал в наш район строить первую телеграфную линию Связи.

Мой отец Виктор Викторович Степанов,   Григорий Григорьевич  Мотузкин и помощник  начальника округа по связи Николай Успенский считаются  основателями   Усть-Большерецка (Хайково).

Прибыв для разведки в район в 1909 году,  они нашли  место для строительства телеграфной линии и пункта связи – Хайковую падь. Разведав место, уехали, а  в 1910 году прибыл пароход с рабочими и  всем необходимым оборудованием, на пароходе привезли для нужд строителей лошадей, коз, коров. Первое построенное в селе здание было  Почта – Телеграф, здание было красивым, но, к сожалению, сгорело уже в наши дни.

Григорий Мотузкин в 1911 году послал историческую  телеграмму в Томск: «Петропавловск. Губернатору. Закончена дорога – времянка между Большерецком и берегом моря. Дорога проходит через Хайковую падь. Через речки Начилово и Амчигачу устроены мосты на сваях. Столбы установлены от Большерецка (населенного пункта, раньше называющегося Большерецким острогом) до Хайковой пади и от Большерецка до Утки. Установка столбов ведется двумя партиями одновременно. Начата подвеска провода третьей партией. На днях Хайковая падь будет соединена с Пилерой общей цепью. От Хайковой пади до Большерецка по промеру  27 верст. В Хайковой пади начата постройка служб контрольного отделения. Старший механик Мотузкин».

 1911 год и считается годом основания села  Усть-Большерецк.

Старый Усть Большерецк

А затем мой отец  тянул телеграфную связь по всему Охотскому  побережью до села Тигиль.Вернувшись в село, Виктор Степанов женился на моей маме,   дочери местного учителя из Апачи. Тогда ему исполнилось 31 год, а маме было  18 лет.

Виктор Викторович Степанов , возраст -24 года

Много всяких невзгод и несчастий выпало на долю нашей большой семьи, много мы пережили потерь.

В  1916 году случилась в селах Камчатки эпидемия чёрной оспы, умирали семьями, не успевали хоронить. Вымерло более половины населения. Умерла наша бабушка, брат, тетушки.

Митрополит Нестор (Анисимов)  писал «…Я направился в селение Ганалы,   где всех жителей постигло величайшее бедствие. С западного побережья перекинулась страшная эпидемия черной оспы на восточное побережье. Из нескольких сотен жителей я застал в живых только семь человек. Встретил меня местный староста, уже начавший заболевать, но он еще был на ногах, ухаживал за умирающими и складывал в большой пустой дом трупы умерших от оспы, т.к. некому было их хоронить. Я вошел в дом, где на полу метались и стонали в агонии   шесть человек, среди которых была роженица и такая же больная повивальная бабка. Увидев меня, несчастные больные начали креститься и просить скорее их исповедать и причастить и благодарили Бога, что они счастливы теперь спокойно умереть. Момент, над которым пришлось много призадуматься и пережить, ибо насколько он страшен и ужасен по встретившейся обстановке, насколько он велик и священен по настроению не только безропотно, но и умилительно встречавших страшную смерть верующих камчадалов».

Вот такое страшное бедствие черной смертельной тучей прошло над Камчаткой, затихнув лишь к февралю 1917 года.

В 1928 году случилось сильное наводнение в Апаче, и семье пришлось переехать в  Большерецк. Переезд был трудным, на батах (вид камчадальской долблёной лодки) перевозили скарб, гнали через реку скот.  По переезде папа   трудился на радиоустановке, позже  работал в Госбанке, а во время Великой Отечественной войны – на понтонной переправе в Большерецке. Работа эта была непростая, приходилось перевозить сено, силос на корм скоту, иногда спасать и  утопающих. Уйдя в 1965 году на пенсию, занялся фотографией, он фотографировал людей не только на документы, но и занимался художественным фото.   Умер Виктор Викторович Степанов  в 1968 году  7 января.

Когда отец работал на радиоустановке, вместе с ним работал  Илларион Рябиков, он обучил мою маму, которая тоже работала на телеграфе, азбуке Морзе. Сельчане его уважали и относились к нему по-доброму. Однажды Илларион Рябиков смастерил из бумаги огромного змея,  разрисовал его яркими красками и запустил в небо. Сельчане, увидев змея, по настоящему испугались, и все ринулись к лесу спасаться.

«Рябиков был революционер, он часто ездил в город на конференции, агитировал за новую власть.    Он был партизанским разведчиком, командиром Большерецкого отряда. Был он смелым, ловким, удачливым.

На вражеское судно пошел добровольно. Но удача на этот раз изменила ему. Бочкаревцы поймали его, избили, бросили в трюм. Давали соленую рыбу, а питье только показывали. Били нагайками, а потом свежие раны поливали крепким рассолом. Руки его облили керосином и подожгли. Он, как страшно пылающий факел, стоял на борту, крепко привязанный к мачте. Бочкаревцы хотели знать партизанские силы и их расположение, сроки нападения на город. Илларион понимал, что ему не вырваться, что жизнь кончена, но им слова не ответил, не выдал ни одной тайны». (Из книги Евдокии Лангбурд  «Дорога в полтора века»)

Папа происходил из дворянской семьи, закончил  лицей. Он был очень образованным и всесторонне развитым человеком, и конечно, был человеком крещенным. Отец моего папы погиб  в Японии в 1904 году, когда началась Русско-Японская война. В это время он  служил в Японском Консульстве, семью его, в которой  было   14 детей, каким-то  образом удалось  спасти.

Виктор Викторович  Степанов 80 лет

Мама родила тоже 14 детей,  в живых осталось  семеро. В те годы больниц не было, роды принимала старенькая повитуха, а когда она умерла, мама рожала детей сама безо всякой помощи.

Судьба моих братьев

Володя: Старший брат,  окончив среднюю школу, поступил в педучилище, а после его окончания всю жизнь поработал в школах района учителем.

Виктор: Когда началась Великая Отечественная война, второго брата после окончания  школы, призвали в армию, и он попал на Киевский фронт, служил в госпитале в Киеве. Когда немцы захватили город, они расстреляли всех лежачих раненных в госпитале, а здоровых угнали в Германию. Попал в плен и Виктор, он оказался в концлагере.  За год до окончания войны,  разрешили немецким фермерам выбирать себе работников. Так он попал на ферму: ухаживал за конями, скотом, занимался с детьми фермера, потому что  знал немецкий язык.

Но положение резко поменялось, когда фермер с женой узнали о  гибели своего сына на русском фронте, Благодеяния для Виктора закончились, его загнали в сарай и перестали кормить. Только иногда фермерские дети, с которыми он подружился, приносили ему еду. Когда фермер понял, что «Гитлеру капут!», он отпустил Виктора.  А куда идти солдату на чужой земле, пошёл он в концлагерь, где  сидел. Концлагерь уже был в руках наших войск, и его приняли за дезертира. Не миновать бы ему расстрела, если бы один заключенный, заступился за него и доказал, что это тоже бывший узник, с которым он вместе сидел в концлагере.

На Родине по возвращении   было тоже не сладко. Вернуться бывшим пленным домой не разрешалось, для них выбирались места определенного поселения. Для Виктора – г. Курган,  где он женился на женщине с двумя детьми.

По-видимому, был лишён права переписки, потому что только после смерти Сталина сообщил о себе, а до той поры, родственники на Камчатке не знали, что он жив. В 1966 году он вернулся домой, но жена за ним не поехала. Виктор остался в селе, работал, собирал дикоросы, а деньги высылал семье в Курган, потому что у него там осталось пятеро детей. Умер Виктор в 76 лет.

Брат Илларион участник Курильского десанта (справа)

Илларион: Еще одному брату пришлось освобождать Курильские острова. Он совсем мальчишкой, сразу после школы, стал участником  Курильского десанта. Провожая его на эту страшную войну, мама сказала: «Сынок! Если будет тяжело, зови меня на помощь! Я буду за тебя молиться Господу!» Их судно разбомбили, и Виктор в этих холодных водах   стал утопать.

В мозгу пронеслась  материнская просьба, и слова: «Мама прости меня и если сможешь, помоги!» Когда он вынырнул третий раз, к нему подплыло бревно, за которое он смог уцепиться и спастись! И спасательное  судно его подобрало.

Он награжден медалями за участие в десанте. Но дослуживать ему пришлось в Приморье. Отслужив, он женился на девушке, с которой уехал в Баку. И только перед пенсией вернулся семьёй на Камчатку и работал в Тигиле.

Когда мы повседневно живем рядом с людьми, то жизнь их кажется обыденной, лишенной какого-либо героизма и мужества. И только взглянув через время и увидев события, которые человека окружали, которые он переживал, понимаешь, что каждому человеку Господь отмерил по промыслу своему замечательную жизнь, свои трудности, свои заботы, свои тревоги, свои невзгоды. Из этих человеческих судеб складывается многогранная история страны и ткётся стойкий непобедимый дух русского народа.

Юбилей 80-лет вместе с родными и сыном

Игорь Николаевич Журавлёв , муж Надежды Викторовны

Надежда Викторовна работник аэропорта, проработала сотрудником 22 года

И то, что Надежда Викторовна в свои 86 лет хранит и помнит  историю своего рода, великая ей благодарность и низкий поклон!

Нина Доронина. Член Союза журналистов России,

фото из архива Журавлёвой Н.В.

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree