Паломничество в Русскую Палестину -ч.3 Созидатель Русской Палестины

«Не умолкну ради Сиона и ради Иерусалима не успокоюсь»

Сегодня мы понимаем, что без неустанных трудов архимандрита Антонина, нам русским людям не было бы  возможности  бывать на Святой Земле. 30 лет  возглавлял он Русскую миссию на Земле Христа, эти годы совпали с рассветом православия на Святой Земле и рассвета множества талантов самого архимандрита.

Часть души архимандрита Антонина осталась в Зауралье, в селе Батурино,  Курганской области. Здесь его прапрадед о. Трофим, прадед о. Василий, дед  о. Леонтий,  и отец Иоанн  возвели  и обихаживали храм, где  они и служили священниками. Над этим храмам возвышается колокольня, копию которой о. Антонин воссоздал на Елеонской горе.

Свято-Преображенская Церковь в с. Батурино

Когда в семье Капустиных родился мальчик, его отец Иоанн написал: «Родился ты, добрый молодец, в многобедный мир сей, при ясном красном солнышке в тёплой и приятной погоде, по рождестве твоём, думаю, было отворено в Горнице окно, для показания тебе Белого Света». Рос он в большой священнической семье, основа которой была любовь к Богу, передаваемая  из поколения  в поколение.

Окончил Далматовское духовное училище. Обучался в Пермской, а затем в Екатеринославской духовной семинарии, в 1839–1843 гг. учился в Киевской духовной академии, по окончании которой удостоен степени магистра богословия (1844), оставлен преподавать немецкий и греческий языки, в октябре 1845 г. стал бакалавром академии. Позже он трудился в Константинополе    5 июня 1869 года был утвержден в должности   начальника  Русской духовной миссии в Иерусалиме, по рекомендации Московского митрополита Филарета (Дроздова). Миссия, основанная в 1847 г., находилась в это время в сложных отношениях с Иерусалимским Патриархатом и представителями др. конфессий в Палестине, а также испытывала крайнее стеснение в денежных средствах, необходимых для ее работы. Архим. Антонин, благодаря тонкому пониманию политической и церковной ситуации на христианском Востоке, прекрасному знанию греческого и ряда восточных языков и дипломатическому таланту, сочетавшемуся с личным обаянием, сумел постепенно улучшить положение Русской миссии, укрепить ее авторитет в Палестине.

Но главной своей задачей считал создание Русской Палестины: строительство православных храмов и создание монастырей, а также  заботу о паломниках, которые целыми караванами стремились в Землю Обетованную. Но чтобы строить, нужно иметь землю, и не просто участки земли, а те, на которых свершались Евангельские и Библейские события.

Самой первой покупкой отца Антонина стал участок в Хевроне со знаменитым Мамврийским дубом, возле которого праотец Авраам принимал  Бога в образе трех странников.

Авраам принимает Бога в образе трёх старцев

Именно этот дуб стал непременной частью всех  икон со Святой Троицей.

У Мамврийского дуба паломники из России до революции

Сам участок принадлежал в то время некоему Ибрагиму Шаллуди, который дорожил своей собственностью. Дело в том, что дуб являлся источником постоянного дохода. Шаллуди продавал туристам ветки, сучки и листики священного дерева. Яков Егорович Халеби отправился к Ибрагиму Шаллуди под видом купца. После длительных и утомительных переговоров Шаллуди продал Халеби участок земли с дубом, который обошелся покупателю довольно дорого. Но главное, что сделка была оформлена в полном соответствии с законом. Вернувшись в Иерусалим, Яков Халеби, помахивая владельческим актом, радостно кричал встречавшему его Антонину Капустину: «Дуб – русский! Дуб – русский!».

Мамврийский дуб в Хевроне

Дело покупки участков было действительно не простым. Закон Османской империи разрешал покупать земли только своим гражданам. Якуб Халеби был переводчиком в Миссии и благодаря его посредничеству многие участки были приобретены на его имя и переданы под разными предлогами арх. Антонину.

В 1870 году   приобретается  вершина Елеонской (Масличной) горы, место Вознесения Спасителя.

Елеонская Гора с колокольней

Вершина Елеонской горы, это дивное место Палестины, где поистине небо ближе всего к земле, где сама природа вещает о возносящейся к Творцу прославленной человеческой плоти.

Камень с отпечатком стопы Спасителя в часовне-Вознесения (часовня принадлежит мусульманам)

Камчатские паломники в часовне Вознесения

Выстроенная им прекрасная церковь византийского стиля является одним из лучших украшений Иерусалима.    В этом храме архимандрит Антонин нашел своё упокоение, когда отошёл ко Господу в ночь  на Благовещение. И об этом известил миру колокол на Русской Свече!

Сейчас на территории, приобретенной Капустиным, находится Спасо-Вознесенский женский монастырь. Сегодня он занимает площадь 5,4 гектара. Это поистине удивительное место, с которого открывается потрясающий вид на Иерусалим. На территории монастыря находится место, где стояла Богородица во время Вознесения, а также место обретения главы Иоанна Крестителя — важнейшая святыня монастыря. Часовня стояла здесь уже в IV веке, ее мозаичный пол обнаружил во время раскопок Антонин Капустин. Нынешняя часовня построена на месте древней.

Церковь Спасо-Вознесенского монастыря. Место, где стояла БОГОРОДИЦА во время Вознесения Господа

В те же годы (1869 году) Капустин приобрел имение около Яффы по дороге в Иерусалим — место погребения святой Тавифы, где была построена Церковь апостола Петра. Подворье для отдыха паломников было также приобретено в Тивериаде.

Строительство церкви апрстола Петра около Яффы

Церковь Петра и праведной Тавифы

В Бейт-Джале он выкупил два владения, на одном из которых была основана школа для девочек и женская учительская семинария. Были приобретены также земельные участки в Иерихоне, Тивериаде,  Вифлееме, Силоаме и Анате.

Участок Елеонской горы, приобретенный Русской Миссией доставил  немало    мучительных переживаний и зависти для латинских соперников нашей Миссии.   В описываемое время при протекции со стороны Наполеона III в Палестине появилась пламенная деятельница католичества княгиня де ла Тур-д’Овернь, выбравшая местом своей деятельности именно Елеон, где она основала кармелитский женский монастырь в надежде захватить постепенно и всю гору. Но благодаря энергии и выдержке отца Антонина один за другим скупаются им от частных владельцев отдельные участки земли, выстраиваются необходимые постройки, производятся археологические раскопки, строится церковь, колокольня, стены, производятся насаждения маслин, кипарисов, сосен, и теперь на том месте красуется обширный русский женский монастырь.

Среди этих многочисленных церквей и монастырей на склонах Елеона были замечательные по своей архитектуре, о чем красноречиво свидетельствуют начатые о. Антонином раскопки. Они обнаружили чрезвычайно ценные и интересные мозаичные украшения церквей и погребальных пещер с важными в эпиграфическом отношении надписями. Особенно интересными являются великолепные мозаичные украшения пола в часовне и в так называемом «архимандричьем доме», в котором после Первой мировой войны временно помещен археологический музей Миссии, завещанный ей его основателем о. Антонином.

Древние мозаики в часовне Иоанна Крестителя

Место-обретения-главы-Иоанна-Предтечи-в-часовне

Эти мозаики представляют собой поистине классические украшения своего времени. Часть из них — находящиеся в часовне, наукой отнесенные к IX веку, кроме мозаичных изображений рыб, птиц и различных орнаментов, — содержит и памятную надпись о некоем Иакове, армянском епископе.

Одной из первых забот отца архимандрита было возведение приличных этому святому месту церкви и построек для предполагавшегося им на Елеоне мужского монастыря.. Он стремился  наполнить русскими духом места Земли обетованной, чтобы они не только числились русскими, но и были таковыми. Выстроенная им на горе прекрасная церковь византийского стиля является одним из лучших украшений Иерусалима.

Постройка храма и колокольни из-за недостатка средств производилась очень медленно. К началу русско-турецкой войны 1877–1878 годов церковь была доведена до уровня окон, и такой ее оставил о. Антонин, вынужденный выехать из Палестины на время войны. Трудность тут была еще и в получении различных разрешений, фирманов, обходе турецких законов, задабривании чиновников и как ни странно, сопротивление Синода, обер-прокурор которого, часто попрекал архимандрита Антонина за проявляемое им своеволие в приобретении участков в Палестине. Рассказывают, что к о. Антонину очень благоволил некий Салим-эффенди, видный чиновник Серая, и благодаря ему удавалось многое сделать. Салим-эффенди был большой любитель чаепития, и на этой почве отец архимандрит умел ему весьма угождать и часто посылал ему «чай-москоби». Несомненно, что личное обаяние начальника Миссии преодолевало немалые трудности и облегчало ему его деятельность.

© Фотоархив Иерусалимского отделения ИППО

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree