Благоукрасители храма Интервью с художниками – оформителями

 «Благотворителей, благоукрасителей, жертвователей святаго храма сего да помянет Господь Бог во Царствии своем всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Каждый человек, приходящий на Божественную службу  в нижний храм Кафедрального собора Святой Живоначальной Троицы, видит  занавеси, , из-за которых проглядывают  строительные леса. За занавесями   художники – оформители расписывают стены храма, и трудятся они с утра до вечера. Работа тонкая и кропотливая, нужно очень постараться, чтобы роспись   ложилась на трафареты чётко,  краски не смешивались, а рисунок был сделан   по церковным канонам и соответствовал  общему убранству храма.

Художники-оформители

Икона и настенная храмовая роспись художественным языком выражают догматическое, литургическое и духовно-нравственное учение Церкви. Будучи святыней, иконописное изображение несет незримую благодать Божию молящимся. Когда расписывались и украшались храмы, то христиане стремились отдать  все лучшее – для Бога. 

  Храмовая роспись всегда носила образовательный̆ характер и возникла, как один из способов передать Евангельское учение: ведь не каждый̆ человек мог прочитать Священное Писание, но каждый̆ мог воспринять зрительный̆ образ на стенах собора. Орнаментная роспись и узоры на стенах  создают радостное и умиротворённое состояние у  молящихся христиан.

Наш корреспондент побеседовал с художниками-оформителями и матерью Екатериной, возглавившей художественный процесс росписи храма в честь иконы Владимирской Божией Матери:

Мать Екатерина: Храм – это подобие рая на Земле, ведь храмы  украшались и расписывались испокон веков. Типичные   росписи – это иконы, сцены из Ветхого завета,  события, связанные с Евангелием. Все храмовые росписи настраивают христианина на молитвенный лад. Человек, входящий в храм, должен понимать, что он попал в особенное место, где можно разговаривать с Богом.   Все что в храме происходит – Богослужение, молитва, песнопение; все, что видит человек: росписи, иконы… – все это настраивает нас, немощных людей, на определённое состояние,  и,  отрешаясь от мирского, мы всем взором, всем слухом, всей душой направляем себя к Богу.

Мать Екатерина

Идея росписи нижнего храма принадлежит  владыки Артемию, (ныне митрополит  Хабаровский и Приамурский). По его эскизам выполнены росписи в притворе Артемия Веркольского,  и там   есть большой фрагмент стены, которую он сам лично расписал.  Сейчас, по благословению архиепископа Феодора, мы продолжаем начатое дело.

Конечно, сложностей в этой работе немало. Прежде всего – отсутствие у нас профессионального опыта и навыка. Все приходиться постигать практически с нуля.  Но мы не унываем, Господь сказал: «сила Моя совершается в немощи», поэтому стараемся, постигаем, учимся…

Орнаменты и роспись в целом, должны  быть такими, чтобы прихожанин не отвлекался от молитвы и службы. Они не должны уводить молящегося от главного: образов на иконах,  вписанных в эти рисунки. Церковный орнамент – отображение райского сада на Земле, а у рисунка орнамента особая символика –  это изображение вечности. Все орнаменты, многие мотивы, вплоть  до крестиков стараемся брать из византийских росписей. И создается ощущение, что тонкая нить веков протянулась от древней Византии к нашему храму.

Нужно отметить, что храмовые росписи  рождают в нашей душе благостное, умиротворённое и радостное состояние. «Всегда радуйтесь!» – учит апостол Павел. И тем более, находясь в доме Божием, нам не следует унывать или быть угрюмыми, ведь Господь всегда рядом и  любит  нас.

Анастасия Матухно ( 24 года): Моя мама  Татьяна Борисовна, работала в храме ДПЦ,   маляром, а я как   художник – оформитель,  часто приходила и помогала ей подбирать и смешивать краски. По просьбе о. Николая мама предложила мне заняться  росписью храма. Я в декретном отпуске: моей дочке Марише 4 года  и сыну Егору 2,5 года, они ходят в садик, поэтому у меня появилось время потрудиться во Славу Божию. И хотя на лесах немного страшновато, но во время Божественной литургии страх пропадает. Когда я рисую, то совершенно успокаиваюсь и  чувствую благоговение и радость от того, что расписываю Божий храм. И когда работаешь, то забываешь про все свои проблемы и заботы.  Прихожане смотрят наши росписи и радуются, а некоторые говорят, что даже молятся за нас, чтобы получилось всё хорошо.

Церковный орнамент – отображение райского сада на Земле

Людмила Старокожева: Я учусь в Политехническом техникуме на художника-оформителя и здесь прохожу практику.  В училище мы изучаем живопись, материаловедение, а я очень люблю работать в графике. Я понимаю, что это большая ответственность расписывать храм, поэтому очень стараюсь делать всё аккуратно и правильно.

На лесах работать сложно

Елена Фомичёва  (47 лет): Я начала свою службу в храме можно сказать с иконописной мастерской: писала икону Серафима Саровского с житием два года.  Стены я никогда не расписывала, а тем более храмовые, и мне очень интересно писать орнаменты. Я здесь с лета прошлого года, а после отпуска снова вернулась, потому что  эта работа мне по душе. Когда расписываешь стены во время Божественной службы, то состояние меняется: песнопения, проповеди священников, молитвы настраивают твою душу, и ты  строже к  себе относишься и понимаешь, что ты не просто расписываешь стены, ты украшаешь Божий дом. Мне бы хотелось трудиться  здесь до окончания росписи храма.

. Все орнаменты взяты из византийских росписей, все мотивы, вплоть до крестиков.

Я постоянно стремлюсь учиться и совершенствоваться как художник: закончила художественную школу, и сейчас учусь на взрослом отделении этой же школы.   Считаю себя свободным художником: пишу акварели, принимаю заказы на художественные портреты, участвую в художественных выставках.

Беседовала Нина Доронина, фото Дины Соломон

  

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree