Река времени. Род Логиновых ч. 2

Потомки последнего псаломщика

У последнего псаломщика Тигильской Христовоздвиженской церкви Александра  Константиновича Логинова было девять детей: трое от первого брака, а остальные от второго. Так как псаломщик в церкви является церковнослужителем и его не рукополагают, то он мог после смерти жены вступил в новый брак. От первого брака   сын  Алексей Александрович был первенцем, второй была дочь Иульяна ,(в браке Косыгина) от которой пошёл род Косыгиных. Это тоже было многочисленное семейство,  члены  которого соблюдали Божии заповеди и давали жизнь всем детям, которых посылал им Господь.

Род Косыгиных  Только в двух семьях было 24 ребенка. 

Об этой родословной ветви можно сочинить отдельное повествование.  Сегодняшний рассказ о внучке псаломщика, моей учительнице Елене Алексеевне Логиновой, человека удивительной судьбы .

Сельская учительница

Одна из дочерей Александра Афанасьевна и Алексея Александровича – Логинова Елена Алексеевна была третьем ребёнком в их многочисленной семье, и крестил её в 1916 году сам дед   Александр  Константинович, последний псаломщик  Тигильской Христовоздвиженской церкви.

Отец Елены Алексей Александрович   

Александра Афанасьевна мать Елены

Елена Алексеевна учительствовала  в Тигильской школе почти четверть века. Она была моей первой учительницей и учила нас с 1 по 4 класс. Елена Алексеевна  была заботливой, внимательной и главное, доброй. Она сумела огнём своей души, жизнерадостностью и светлым отношением к жизни на долгие годы вложить в нас   интерес к окружающему миру и неизбывную жажду жизни!  

Моя Учительница Елена Алексеевна

Учительницей она стала очень рано, сразу после окончания семилетки в 1932 году. Этому можно сегодня только удивляться, но в то время при отсутствии специалистов была необходимость просто в грамотных людях…(от автора Н.  Доронина)

В это время на Камчатке началась корренизация кочевого народа, и конечно, возник вопрос об открытии школ. В некоторых сёлах их никогда и не было.

Корренизация кочевого населения .Яранга с её обитателями

Учителей   не хватало. Тогда Тигильский  районный отдел народного образования и мобилизовал мальчишек и девчонок, которым исполнилось по 15-16 лет,  и к этому времени окончивших 7 классов, на работу учителями в национальные сёла. Школы открывались в юртах,   покрытых оленьими шкурами, да и сами сёла представляли собой несколько юрт, в которых проживала та или иная семья. Два года пришлось молодой учительнице учить и обихаживать детей кочевого народа.

Дети кочевников

«Сначала было даже   страшно, ведь некоторые мои первые ученики были даже старше меня, – вспоминала Елена Алексеевна, -Уж я старалась…. Сумела справиться и с собой и с учениками.

Но были и другие трудности, многие дети болели тогда трахомой, чесоткой, педикулёзом. Нужно было не только учить, но и лечить. Детей кочевников нужно было приучать мыться, стирать, заплетать косы, ухаживать за собой и даже готовить еду».

Но молодая учительница не пасовала, потому что видела  как маленькие дети из корякских, ительменских семей тянулись к знаниям.

Однажды на её уроке побывал заведующий крайоно Каплунов и предложил ей поехать учиться в Ленинград. После окончания учебного года в школе в  одном из маленьких сёл, она получила направление на учёбу в Ленинград  в педагогический техникум на полное государственное обеспечение. Отправляя дочь в далёкий путь, отец изготовил ей сундучок «на каблучках». С этим зелёным сундучком  в руках прибыла она в прекрасный город.

«Первые впечатления о Ленинграде были изумительные, – вспоминала Елена Алексеевна, – очаровал Невский проспект, я ходила и удивлялась трамваям, красоте театров и дворцов».

Елена-юная учительница

Окончила она техникум с отличием, а по возвращении в 1936 г. на Камчатку её назначили сразу заведующей школой-интернатом в  Воямполке – Кочевой. А через год она уже учительствовала на Культбазе, (ныне с. Каменское) в семилетней школе.

Учителям тех лет не позавидуешь, они учили не только в ярангах, но и в военные и очень трудные годы для страны. Школы обеспечивались слабо не только учебниками, но и наглядными пособиями, письменными принадлежностями, инвентарём. Классные комнаты были маленькими, и приходилось учить в две смены, а после занятий обязательно нужно было организовывать факультативные и художественные кружки, школьные хоры. Времени для общения с собственными детьми и личную жизнь просто не оставалось.

Вскоре пришла к ней красивая, глубокая любовь….На новое место работы мужа в Пенжинский район добиралась целый месяц на собачьей упряжке. Попадала в настоящую пургу и сильные морозы.  Её муж Садченко  Николай Захарович   был направлен из Хабаровского райкома комсомола для организации оленеводческого совхоза в Пенжинском районе в село Верх – Парень. ( В те годы Камчатка территориально входила в состав Хабаровского края). Во время войны перед Николаем Захаровичем стояла задача  снабжать фронт продовольствием.

Николай Садченко, супруг Елены Алексеевны

Дочь Зоя Николаевна Садченко рассказала: Наш отец приехал в Верх-Парень в 1937году и 17 лет   без отпусков и настоящего отдыха  трудился директором совхоза. В 1950 году у него случился инфаркт, и его отправили  лечиться в Хабаровск, а затем в Кремлёвскую больницу в Москву.  После лечения он вернулся в Хабаровск и, встретившись с однополчанами, прошёл пешком около 8 км. Ведь после войны в городах  транспорта почти не было. На пороге дома у него случился повторный инфаркт, и он умер. Похоронен в Хабаровске, крайком партии поставил ему достойный памятник. В записной книжке, которая хранится в семейном архиве, он обращается к людям: «Граждане! Если со мной случится беда, то передайте эту книжку моей жене Логиновой Елене Алексеевне в Верх-Парень, и так же деньги» И люди действительно передали эту книжку моей маме вместе с деньгами.

А до приезда на Камчатку отец мой служил в Волочаевском полку в Приморье  и был адъютантом по особым поручениям  у маршала Василия Блюхера».

Если Гражданская война (1918-1922 гг.) и события на КВЖД (октябрь-ноябрь 1929 г.) были взлетом и триумфом Василия Блюхера, то настоящей его трагедией и точкой отсчета падения стал первый вооруженный конфликт на территории СССР – бои у озера Хасан (июль-август 1938 г.).   С нашей стороны военными действиями руководил маршал Блюхер. Биография героя, наполненная перечнем побед в прежних сражениях, не позволяла сомневаться в скором и лёгком разгроме неприятеля. Однако он достался слишком большой ценой. Красная армия понесла значительные и, с военной точки зрения, неоправданные потери. Виновником был признан маршал Блюхер. Эта неудача явилась удобным поводом для власти уничтожить ещё одну неординарную личность. Все прежние заслуги были сразу забыты, и Главный Военный Совет, в который входили Сталин, Ворошилов, Будённый и Молотов, единогласно признал героя гражданской войны врагом народа и участником военно-фашистского заговора. Его карьера, а вместе с ней и жизнь, подошли к своему трагическому завершению 

Один из первых пяти советских маршалов, первый кавалер почетных боевых орденов Красного Знамени и Красной Звезды Василий Константинович Блюхер скончался от жестоких пыток   в Лефортовской тюрьме НКВД 9 ноября 1938 года. По приказу Сталина его тело отвезли для медосвидетельствования в печально известную Бутырку и сожгли в крематории. И только через 4 месяца, 10 марта 1939 года, судебные инстанции приговорили мертвого маршала к высшей мере наказания за “шпионаж в пользу Японии”, “участие в антисоветской организации правых и в военном заговоре”.

Сталинская грамота. Сталин не только репрессировал, но и награждал за самоотверженный труд.

Отца моего должны были репрессировать, но пока он несколько месяцев добирался до села Паланы, дело замяли  и чудесным   образом отец остался жив. Мама прожила с отцом всего 14 лет, у них было  шестеро детей.

С дочкой Люсей

А мама еще разыскала свою племянницу погибшего брата Александра и взяла её на воспитание». Жанна после института работала  в Подмосковье в Дубне. А в 58 лет моя мама воспитывала и содержала двоих  внуков своей дочери Людмилы, умершей при родах».

  1939 год. Снова Ленинград. Желание получить высшее образование было очень велико. Она уехала учиться со маленькой дочерью Людмилой и грудным ребёнком, который в начале войны умер от воспаления лёгких. Елена студентка Факультета родного, русского языков и литературы  в Институте народов Севера.

  В институте велась подготовка кадров из коренных народов Севера средней и высшей квалификации по советско-партийному и культурному строительству, кооперативно-колхозной работе, промышленному делу для Севера, а также кадров научных работников. При Институте народов Севера была создана научно-исследовательская ассоциация по созданию письменности на языках народов Севера и составлению учебных книг на родных языках. 1941 — в связи с началом Великой Отечественной войны Институт народов Севера ВЦИК прекратил свою работу и больше  её не возобновил.

«Все дальневосточники жили коммуной,- вспоминала Елена Алексеевна, – вместе посещали музеи, театры, занимались в кружках, принимали участие в фестивалях. Но война прервала учёбу, институт мне окончить не удалось.

Студенты Института народов Севера. Слева-Елена

Меня с дочерью эвакуировали вначале в Башкирию, а потом в  пос. Серноводск, Куйбышевской области.  Позже по моей просьбе отправили меня в распоряжение Камчатского отдела народного образования. Добираться до дома пришлось целых полгода».

Да и в те годы въехать на полуостров можно было только по особому вызову, и от организации, которая нуждалась в каком-либо специалисте. Такой вызов для въезда на Камчатку как учителю ей предоставил  Камчатский отдел народного образования.

С 1942 до 1950 гг. Елена Алексеевна жила и работала  директором школы-интерната в с. Верх-Парень.

Но большое горе – смерть   мужа заставило её вернуться с пятью детьми в родной Тигиль, где жили её родители. Родное село как будто ждало свою дочь ….. Особенно ей был рад  молодой коллектив учителей, для них она стала как мать: делилась своим жизненным и учительским опытом,   согревала и подбадривала начинающих педагогов, учила их доброте, чуткости, требовательности. Когда она появлялась в учительской шутки и смех не умолкали…

За свои труды на ниве просвещения она удостоилась многих наград: получила высокое звание – «Заслуженный учитель школы РСФСР», значок  «Отличник просвещения»; награждена   Правительственной грамотой Министерства просвещения, грамотами от районных райисполкома  и райкома  партии, облоно и окроно, да всех наград и не счесть.

Но главная награда для педагога – дела её учеников, их достойное служение Отчизне! Ведь она вложила в них свое сердце, свою доброту, свою любовь и всю свою жизнь!

Её первые выпускники давно уже сами стали бабушками и дедушками. Её учеников, где только не встретишь! Саша Почекутов – художник,  Валерий Коврижных – работал инженером в Киеве, Лонгвин Валерий – возглавлял топливную промышленность на Камчатке, Жанна Михайлова работала судьёй Тигильского района….

От автора:

Последние годы жизни она жила в Петропавловске-Камчатском на одной улице со мной и мне посчастливилось общаться с ней до самого последнего часа её жизни. Приходить к ней в гости, чтобы почаевать и поговорить по душам, набраться житейской мудрости ,  было радостно и полезно. Она до самого последнего своего дня оставалась врачевателем душ и по-прежнему нашей Учительницей!

Материал подготовила Нина Доронина, член Союза журналистов России.

В материале  использованы фрагменты статьи    Е. Многосмысловой,

 (газета «Камчатская правда» 1992г. октябрь № 111)

 

 

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree