Соловецкие сюрпризы

На заснеженной Гиперборее, люди строили монастыри

На заснеженной Гиперборее, люди строили монастыри

  Владимир Владимирович Татауров  по профессии строитель, работал на объектах транспортного и  гражданского  строительства в Ленинградской, Амурской, Магаданской областях, Камчатском крае. На Камчатке живёт  с 1954 г., работает в администрации городского округа Петропавловска-Камчатского. В 2010 г. случайно туристом приехал на  Соловки   и с тех пор каждый отпуск проводит в этой святой обители, чтобы прикоснуться к благодати, которая  будет  согревать его до следующей встречи с этим святым краем. Поэтический путь открыл для себя в 1967 г. и издал три сборника своих стихов. Последний сборник стихов посвящен Соловецкому монастырю, подвигам монастырской братии, жертвам ГУЛАГа, поклонным крестам и нынешним послушникам, трудникам и монахам. Наша газета знакомит вас читатели с удивительным творчеством поэта, создавшего стихи о северной Святой земле – Соловках.

 Накануне Святой Пасхи нынешнего года я позвонил в Спасо-Преображенский Соловецкий Ставропигиальный мужской монастырь и попросил благословения у благочинного Соловецкого монастыря – отца Иануария, поработать трудником в летний период в Соловецкой обители. Как всегда, отец Иануарий задал три вопроса – вы курите?, вы выпивающий?   вы молитесь? Два «нет» и «да» – решают всё! Я пошёл в авиакассу и купил билет, чтобы в июне лететь в г. Санкт-Петербург.

Там Зосима ходил и Савватий… Там Российская совесть болит

Там Зосима ходил и Савватий…Там Российская совесть болит

ДОРОГА К ХРАМУ

Елене Жабинковской,

                                влюблённой в Соловки

 Рви, гармонист, меха своей тальянки!

Без музыки не весело совсем.

Хочу, чтоб под «Прощание славянки»

Наш поезд шёл из Петербурга в Кемь.

 

А там по Беломорью, слава Богу,

Не так и далеко до Соловков.

Туда не ходит пароход «Глеб Бокий»*,

Туда идёт «Василий Косяков».

 

На палубе толпясь, как в бочке сельди,

Торопятся туристы все подряд

Запечатлеть себя с друзьями селфи –

Но чтоб на фоне стен монастыря.

 

И я туристом приезжал когда-то

В сей монастырь в далёкие года.

И с первой встречи в памятную дату

Я душу в нём оставил навсегда.

 

Я, много повидавший и имевший,

Уверенно и просто жил.

Но ведь –

Одно, когда ты не «осоловевший»,

Другое – если смог «осоловеть».

 

Вот так который год я в бренном теле

В обитель приезжаю.

Чуть дыша

Вхожу в соборы, церкви, даже в кельи.

И жду – когда войдёт в меня Душа.

Я верю, что она в златом окладе,

Над образами древними паря,

Простит меня, что были мы в разладе.

И мы с ней обязательно поладим

Под колокольный звон монастыря.

  • Страшный пароход, этапировавший заключённых на Соловки

По приезду в монастырь 05 июля 2016 меня поселили в общежитии для трудников в здании бывшей иконописной палаты на территории монастыря. Монах Сергий Стеблов (бывший известный киноартист) распределил трудников по местам проживания и назначил послушания, руководствуясь физическим состоянием и возрастом трудников. Кто-то поехал в Филиппову пустынь, кто-то в скиты Савватиево и Исаково и даже некоторые на остров Анзер в Голгофо-Распятский скит. Но большинство трудников остались нести послушания в стенах Соловецкого монастыря.

Мне с братьями было назначено первое послушание – связать 450 берёзовых банных веников на долгую полярную зиму, что нами было исполнено с большим удовольствием. Этими-то вениками, чуть позже, мы парились в монастырской бане после многочисленных ворошений и своевременного вывоза стогов сена с лугов Исаковского скита, чтоб оно не сгнило от дождей наступающей осени. А стадо монастырских коров будет благодарно нам за это всю зиму.

Трудник Владимир Татауров

Трудник Владимир Татауров

Сенокос

Сенокос

Дожди стали идти часто. И в дождь мы не работали.

РАДУГА

 Снова дождь.

Соловки заливает дождями.

Отражаются стены и башни Кремля

В тех местах, где зияли провалы и ямы.

И, как мокрая губка, пружинит земля

Под ногами.

Земля,

Ты впитай мою слабость.

Ты впитай мою боль и сомненья,

Земля.

Сколько дней у меня беззаботных осталось?

Сколько праздников в жизни ещё у меня?

Сколько мыслей печальных терзали мне душу?

Сколько ям и провалов скрываются в ней?

Лейся, дождь соловецкий!

И праведным душем

До краёв мою грешную душу залей!

Чтобы в ней отразились кресты с куполами…

И внезапно по небу, дождю вопреки,

Семицветием вспыхнуло ярое пламя

И внезапно по небу, дождю вопреки, Семицветием вспыхнуло ярое пламя

И внезапно по небу, дождю вопреки,
Семицветием вспыхнуло ярое пламя

От природы Божественной щедрой руки!

Природа Соловков похожа на природу Камчатки. За короткое северное лето травам, кустарникам и деревьям надо взрасти, дать семена и отцвести под холодным северо-восточным ветром с Ледовитого океана. Но, в отличии от языческой буйной Камчатки, Соловки полны умиротворённого спокойствия и предчувствия Божественного. Средь морской глади, вдоль дорог, среди леса – повсюду стоят поклонные кресты. И даже берёза на месте погребения несчётного количества жертв ГУЛАГа взросла поклонным крестом.

взросла поклонным крестом.

взросла поклонным крестом.

А иеромонах Афанасий (Савельев), однажды узнав, что я из Петропавловска-Камчатского, рассказал мне, что братия Соловецкого монастыря в 1854 году одержали духовную победу над совместной англо-французской эскадрой, как Петропавловский порт – военную. Об этом мы много говаривали, и с его благословения мной была написана поэма «Священные рубежи».

Монастырь ещё и крепость с пушками

Священные рубежи . Монастырь -это и крепость с пушками

 

 

КОЛОКОЛЬЧИК

зацепился и вырос  бесстрашный цветок колокольчик.

зацепился и вырос
бесстрашный цветок колокольчик.

Капли волн соловецких на вкус,

как слеза солоны.

От попутного ветра

играет волна и клокочет.

На замшелых камнях

крепостной монастырской стены

зацепился и вырос

бесстрашный цветок колокольчик.

 

Не его ли нас будит

весёлый и радостный звон

от кошмаров ночных

и застенков таинственных страхов?

И, конечно же, он

по округе звонит в унисон,

созывая к молитве святой

прихожан и монахов.

 

Он на камне гранитном растёт

всем стихиям назло,

в цвет бездонного неба,

такой же пронзительно синий.

Не срывайте его,

ведь забвением не заросло,

что, всему вопреки,

сохранила Святая Россия.

В начале августа были нарушены мои планы о планируемой поездке в августе к родственникам в Воронеж. По монастырю прошла новость:  в августе должны приехать Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и, возможно, первые лица государства. Я попросил, уж в который раз, благословения у благочинного отца Иануария поработать и август в монастыре, на что он милостиво согласился.

К приезду Патриарха Спасо-Преображенский Соловецкий ставропигиальный мужской монастырь стал воистину преображаться. Появились многочисленные комиссии надзора за ходом реставрационных работ из Архангельска и Москвы. Рабочие увеличили продолжительность рабочего дня и, в похвальном порыве ещё чем-нибудь удивить приезжих, выкрасили красной краской щиты строительных лесов.

Каждый камень святой там и святый Щедро потом и кровью полит.

Каждый камень святой там и святый
Щедро потом и кровью полит.

 

Ну а нам не оставалось ничего иного, как выскрести песок и многолетнею пыль меж валунами монастырской брусчатки. Работа монотонная, но интересная, так как при раскопках между валунами находились многочисленные ржавые кованые гвозди и даже пуля от карабина. Все признали, что дорога стала очень красивой, но ходить по ней стало как-то неустойчиво и некомфортно. Что ж, на этот раз красота потребовала жертв!

 

СОЛОВКИ

Нам за всё воздаётся по вере.

В глубь туманных веков посмотри –

На заснеженной Гиперборее

Люди строили монастыри.

 

Каждый камень святой там и святый

Щедро потом и кровью полит.

Там Зосима ходил и Савватий…

Там Российская совесть болит

 

По невинным, зазря убиенным.

Потому-то так тянет меня

Не идти, а ползти на коленях

К Храму по Соловецким камням.

 

Осмотритесь, опомнитесь, братцы.

В тишине помолитесь без слов,

Чтобы сердце в потоке вибраций

Поднималось под свод куполов.

 

Купола отражают, как зеркало,

Купола отражают, как зеркало,…

Соловецких монахов святых,

Как они с убиенными зеками

В райских кущах сажают цветы

 

Да сплетают венки поминальные.

И на землю всем нам, кому жить,

Их бросают, как напоминание,

Чтобы мы не погрязли во лжи.

 

И когда ты почувствуешь жжение

От стыда на багровом лице,

Посмотри на своё отражение,

Где стоишь ты в терновом венце.

Приезд Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла оправдал надежды всех соловчан. 21 августа в день памяти перенесения мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких Патриарх совершил освящение Свято-Троицкого Зосимо-Савватиевского собора монастыря, в котором свыше 90 лет не совершались богослужения. В недалёком прошлом в соборе находилась кухня и столовая Военно-Морского флота.

Свято-Троицкий собор

Свято-Троицкий собор

Патриаршая служба в храме, на первом плане  Владимир

Патриаршая служба в храме, на первом плане Владимир (слева)

Крестный ход

Крестный ход

Фактически первая служба после времени атеизма и запустения в Свято-Троицком соборе свершилась в прошлом году 15 апреля на праздновании Святой Пасхи. Хотя тогда собор был не украшен и на Соловках пуржило, но настроение было самым праздничным и радостным.

«У природы нет скверной погоды», –

говорит соловецкий приход.

Не в традициях крестного хода

при пурге отменять крестный ход.

 

Не робей, соловецкая паства!

Уж кому, но тебе не впервой.

Снег с дождём соловецкую Пасху

окропляет небесной водой.

 

Онемели от холода руки

и из пальцев слабеющих вдруг

вырываются птицы хоругвей

в перелёт, однозначно, на юг.

 

Но упорно твердит год от года

Соловецкое наше село:

«Повезло нынче в Пасху с погодой!

В прошлый год посильнее мело…»

Прошло немногим больше года, но перемены разительные. Святейший Патриарх не поскупился на богослужебно-иерархические награды, наградив многих клириков Соловецкого монастыря, в том числе наместника архимандрита Порфирия орденом преподобного Серафима Саровского III степени за труд во благо Святой Церкви.

В этот праздничный день я причастился у митрополита Архангельского и Холмогорского Даниила.

ПРИЧАСТНЫЙ

Я причастен к высокому небу,

К ледовитым полярным морям,

К подземелий таинственным недрам,

К неприступным скалистым горам.

 

Я к земле ненаглядной причастен

И по ней не сутулясь иду,

Ведь причастен я жизнью и счастьем

К просоленному потом труду!

 

Знаю сызмальства честное дело,

Потому-то и совесть чиста.

А причастен я кровью и телом

Иисуса Христа!

А потом была дорога, полная творческих размышлений подаренных мне Соловками.

ГОСПОДИН  МОНАСТЫРЬ

Господин Монастырь

Господин Монастырь

(Прощание с Соловками)

 Регенту Спасо-Преображенского

                                          Соловецкого ставропигиального монастыря

                                           иеромонаху Афанасию (Савельеву).

До свидания,

Мой Господин Монастырь.

Ты нежданным отъездом моим не разгневан.

Что тебе мои радости, слёзы, мечты…

И святые Зосима, Савватий и Герман

остаются, конечно, с тобой, Господин.

Ну, а я?

Твой покой я уже не нарушу.

Безусловно, живём мы не хлебом единым, –

спасибо, что выслушал грешную душу.

 

Ты ведь выстрадал свой долгожданный покой.

Сколько силы и мощи в твоих песнопеньях.

Объясни, Господин мой,

А кто я такой?

Я – осилю разлад.

Я – познаю смиренье.

 

Что бы совесть и мысли – честны и чисты…

И пришло вдруг до ясности невыносимой:

Господин Монастырь!

Я – такой же, как ты!

И в душе моей –

Герман, Савватий, Зосима!

И мы ждём,

Когда в сердце войдёт Человек,

Чьи ступни и ладони в зияющих ранах…

Значит, правильно мой продолжается век.

И с тобой,

Господин Монастырь,

Мы на равных!

Прощание с оловками

Прощание с Соловками

В Санкт-Петербурге меня ждал уже отпечатанный тираж книги моих стихов «Причастный».  Спонсором издания книги стали мои давние и преданные друзья Юрий Михайлович и Татьяна Гурьевна Ломакины, которые также как и я влюблены в Соловки и в стихи  о Соловецком монастыре.   Часть тиража была отправлена на Соловки, как посильная плата за те счастливые мгновенья творчества, подаренные мне этой благодатной землёй за шесть лет.

Благодатная Соловецкая земля

Благодатная Соловецкая земля

Для читателей: часть тиража продаётся в книжном магазине «Центральный» на ул. Ленинской.

 Владимир Татауров, фото автора

 

 

 

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree