«Господи и Владыко живота моего!»

 

Начало Великого поста

Начало Великого поста. Квас,хлеб,лук…Фото: Людмила Дубровина

После Прощёного воскресения мы вступаем в Великий пост. Следует помнить, что суть и цель поста – воздержание от страстей, прилежание к молитве, духовному чтению и богомыслию, чему способствует воздержание в пище, смиряющее плоть. Поэтому подвиг поста следует принимать с рассуждением, учитывая состояние здоровья, опыт пощения, обстоятельства жизни, советуясь со священником.

 Великим постом с понедельника по четверг первой седмицы на великих повечериях читается покаянный канон святого Андрея Критского.

"Откуда начну плакати

 “Откуду  начну плакати окоянного моего жития деяний?”фото Дмитрия Полунин

 

В алтаре

В алтаре   

Молитва в храме

Молитва в храме фото: Ильи Шпагина

Великий покаянный канон св. Андрея Критского  – это пронзающий душу сердечный плач праведника о грехах. Самое начало: «Откуду начну плакати окаянного моего жития деяний? кое ли положу начало… нынешнему рыданию» – настраивает душу на скорбь и покаяние, к «уязвлению сердца». Канон этот назван Великим как по множеству мыслей и воспоминаний, в нем заключенных, так и по количеству содержащихся в нем тропарей – около 250. (обычно -30)

Творец канона оплакивает не только себя, но и все согрешившее человечество. Он припоминает все прегрешения, все грехопадения – от Адама до Нового Завета.  Сам Канон представляет собой широкую историческую панораму, в которой начертается история человеческого греха и человеческой праведности, отвержения Бога и Его принятия.

Великий канон основывается на мощном святоотеческом фундаменте, в нем прочитываются цитаты из многих творений святых отцов и святителей. То, что нам дано в Покаянном каноне святителя Андрея Критского, является библейским, церковным, подлинно вселенским опытом покаяния, уязвления сердца, мучительного совлечения с себя ветхого, мертвого человека и облечения в нового Адама, во Христа Иисуса, Господа нашего, Которому слава во веки.

В алтаре Кафедрального собора Свято-Живоначальной Троицы

В алтаре Кафедрального собора Свято-Живоначальной Троицы. Начало Великого поста

Дух

” Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми”.

"Помилуй мя Боже, помилуй мя!" Монастырский хор

“Помилуй мя, Боже, помилуй мя!” Монастырский хор

Владыка

Владыка Артемий в мужском монастыре: “Проходя пост, всем желаю крепости, сил и помощи Божией”<!–[if gte mso 9]>

В алтаре

Священнослужители в  алтаре

 Великопостная молитва святого Ефрема Сирина особенно выделяется среди всех песнопений и молитв Поста.

 «Господи и Владыко живота моего!»,- так начинается великопостная молитва и после каждого прошения кладется земной поклон

«Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми.

Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй ми, рабу Твоему.

Ей, Господи, Царю! Даруй ми зрети моя прегрешения, И не осуждати брата моего. Яко благословен еси во веки веков. Ами»нь.

 Почему эта короткая и простая молитва занимает такое важное место во всем великопостном богослужении? Потому что в ней перечисляются особым, свойственным только этой молитве образом все отрицательные и положительные элементы покаяния и определяется, можно сказать, список наших индивидуальных подвигов. Цель этих подвигов — прежде всего — освобождение от какого-нибудь основного недуга, направляющего всю нашу жизнь и препятствующего нам вступить на путь обращения к Богу.

Основной недуг — праздность, лень, нерадение, небрежность. Это — та странная лень и пассивность всего нашего существа, что тянут нас всегда “вниз”, а не поднимают “вверх”, что постоянно убеждают нас в невозможности, а потому и нежелательности что-либо изменить.  “Праздность” — корень всех грехов, потому что она отравляет духовную энергию у самых ее истоков.

Плод праздности — уныние, в котором все учителя духовной жизни видят величайшую опасность для души. Человек во власти уныния лишен возможности видеть что-либо хорошее или положительное; для него все сводится к отрицанию и пессимизму. Это воистину дьявольская власть над нами, а дьявол, прежде всего лжец. Уныние — это самоубийство души, потому что, если человек находится во власти уныния, он совершенно неспособен видеть свет и стремиться к нему.

Любоначалие!  Любовь к власти.   Если моя душа не направлена к Богу, не ставит себе целью вечные ценности, она неизбежно станет эгоистичной,   а это значит, что все другие существа станут средствами для удовлетворения ее желаний и удовольствия. Если Бог не Господь и Владыка моей жизни, то я сам превращаюсь в своего господина и владыку, становлюсь абсолютным центром моего собственного мира и рассматриваю все с точки зрения моих необходимостей, моих желаний и моего суждения. Любоначалие, таким образом, в корне извращает мое отношение к другим людям, стараясь подчинить их себе. Оно может выражаться также в равнодушии, презрении, отсутствии интереса, внимания и уважения к другим людям.

Празднословие. Человек один — среди всех созданных Богом тварей — получил дар речи. Но когда слово отклоняется от своей божественной природы и назначения, оно становится праздным. Оно “подкрепляет” дух праздности, уныния и любоначалия, и жизнь превращается в сущий ад. Слово становится тогда действительно властью греха.

Покаяние направлено против этих четырех проявлений греха. Это препятствия, которые надо удалить. Но только Один Бог может это сделать. Поэтому первая часть этой великопостной молитвы — крик из глубины человеческой беспомощности. Затем молитва переходит к положительным целям покаяния; их тоже четыре.

Целомудрие! Если не придавать этому слову, как это часто делают, только его сексуальное, побочное значение, то его надо понимать как положительную противоположность духа праздности. Праздность, прежде всего, означает рассеяние, разделение, изломанность наших мнений и понятий, нашей энергии, невозможность видеть вещи, как они есть, в их целом. Христос восстановил в нас целостность, восстановил настоящую иерархию ценностей, приведя нас обратно к Богу.

Перед чином Прощения

Перед чином Прощения

Матушка Александра с Владыкой в женском монастыре.

Матушка Александра с Владыкой в женском монастыре.

Первый чудесный плод этой целостности или целомудрия — смирение. Мы уже говорили о нем. Оно, прежде всего, победа правды в нас самих, уничтожение всей той лжи, в которой мы обычно живем. Одни смиренные способны жить по правде, видеть и принимать вещи так, как они есть, и благодаря этому видеть Божие величие, доброту и любовь ко всем. Вот почему сказано, что Бог смиренным дает благодать и противится гордым.

За целомудрием и смирением естественно следует терпение. “Падший” в своей естественной природе человек — нетерпелив, не видя самого себя, он скор на суд и осуждение других. Это понятия обо всем неполные, изломанные, искаженные; поэтому он судит обо всем согласно со своими вкусами и со своей точки зрения. Он равнодушен ко всем, кроме как к самому себе, поэтому он хочет, чтобы жизнь для него стала немедленно удачной.

 

Терпение поистине божественная добродетель. Господь терпелив не потому, что Он “снисходительно” к нам относится, но потому, что Он видит реально самую глубину вещей, которую мы по своей слепоте не видим, и которая открыта Ему. Чем больше мы приближаемся к Богу, тем терпеливее мы становимся, тем более отражаем в себе свойственное одному Богу бережное отношение, уважение к каждому отдельному существу.

Наконец, венец и плод всех добродетелей, всех усилий и подвигов есть Любовь, та Любовь, которая  может быть дана одним Богом; это тот дар, который является целью всего духовного подготовления и опыта.

Все это сведено воедино в последнем прошении великопостной молитвы, в котором мы просим: “видеть свои прегрешения, и не осуждать брата своего”. В конце концов, перед нами стоит одна опасность: гордыня. Гордость — источник зла, и зло — источник гордости. Недостаточно, однако, видеть свои прегрешения, потому что даже эта кажущаяся добродетель может обратиться в гордость. Но когда мы “видим наши грехи” и “не осуждаем брата своего”, когда, другими словами, целомудрие, смирение, терпение и любовь соединяются в нас в одно целое, тогда и только тогда главный враг — гордость — уничтожается в нас.

«Братие, постясь телесно, будем поститься и духовно: развяжем всякие союзы неправды, расторгнем препятствия к нужным изменениям, разорвем неправедные писания. Дадим алчущим хлеб, и приютим нищих и бездомных, дабы получить от Христа Бога великую милость».

Информационный отдел епархии,

 Александр Шмеман  «Великий пост»

 фото Владимира ОСИНЦЕВА  и из открытого интернета

Tags:

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree