Забытый город

Иорданское солнце опускалось к горизонту в невесть откуда взявшееся туманное марево. Неистовствует знойный напористый ветер, под его жаркими объятиями бьются в страхе листья небольших пальм.

Татьяна, София. Елена и я возвращались из Петры и ожидали в Иорданском аэропорту самолет в Египет. София, увидев, какой силы ветер, предположила, что за окном невероятный холод, и предложила Елене надеть немедленно ее яркую красную курточку, что та незамедлительно и исполнила. В жаркое банное пекло Елена вышла хорошо экипированной.

А Елена, по-видимому, так волновалась из-за полета, что даже не смогла сделать самостоятельных выводов. Бедные северяне, всякую непогоду мы воспринимаем как холод, да нам и невдомек, что в жарких странах и ветры жаркие.

Мы возвращались из иорданского города Вади-Мусса, из которого дорога ведет прямо в древнейший город земли – Петру, сгинувший когда-то в скалах и пустынях Аравии.

В третьем веке до нашей эры жили в нем наботейцы, народ этот упоминается в одной из Библейских книг. Страна наботейцев была естественной горной крепостью с обильными водными источниками. Петра же богатейшим городом, о котором с восхищением писали древнейшие ученые. Наботейское царство процветало на торговле специями, шелком и рабами. Ни одно войско не могло овладеть этим городом, но его покорили римские легионеры в 106 году н.э. Царство долго оставалось колонией Рима, но при изменении караванного пути, город был совершенно заброшен и забыт. Крестоносцы позже построили на скалах два форта, но после них дорогу к этому городу забыли на много столетий. Молодой швейцарец Иоганн Людвиг Буркгард по совету иорданского пастуха обнаружил дорогу к городу в 1812 году. С тех пор город, которому пять тысяч лет посещается всеми любознательными жителями планеты.

Это странное место на земле принадлежит Иордании, стране, которая совсем недавно стала независимой и называется Хошимитским королевством. В этой стране во всех присутственных местах висят портреты правителей страны. Даже здесь при входе в Петру два портрета: короля – отца и принца – сына. Подобострастная огромная толпа иорданцев запечатлевается под портретами.

У нашего народа давно уж нет такой прыти, давно отсутствует хоть какое-то уважительное отношение и к правительству, и к государству. Восток все-таки дело тонкое!

Пока мы с Татьяной фотографировали это необычное зрелище, наша группа вместе с гидом куда-то просто исчезла! Взявшись за руки, мы как набедокурившие девочки, искали своих! Вот еще не хватало потеряться под этим раскаленным солнцем, среди абсолютно голой земли, и в Иордании!

Оказывается, все столпились в здании и ждали, когда нашему разговорчивому гиду привезут денег на билеты, чтобы пройти в город.

Ждать пришлось долго, поэтому мы посетили сувенирные лавки. Сувениры очень самобытны и высокохудожественны.

Затейливые серебряные украшения с древними орнаментами, кованая посуда и оружие.

Многие изделия украшены драгоценными камнями, особенно любят мастера лазурит. Маленькие кованые кинжалы – принадлежность каждого уважающего себя мужчины, кинжалы эти передаются по наследству из рода в род.

К городу приходится брести длинной раскаленной дорогой, пока не достигнешь входа в глубокий каньон Эль-Сик сто пятьдесят метров высотой. По совету осторожного и предусмотрительного россиянина мы взяли теплую одежду и рюкзаки, с которыми теперь маялись по жаре.

Узкую дорогу со всех сторон обступают отвесные скалы, они обещают вот-вот сомкнуться. Солнце ожидать не приходится, и только синеющая ниточка неба над головой напоминает, что оно где-то светит. Когда-то здесь в ущелье погибла группа французских туристов, их смыло потоками невероятного тропического дождя, и никого из них не смогли найти.

В скалах можно заметить выдолбленные ниши, обрамленные пилястрами, в них только не достает статуй.

Неожиданно ущелье расширяется, и ты попадаешь на залитую солнцем площадь, на которой шумит как в ярмарочный день пестрая толпа, прогуливаются на лошадях полицейские, погонщики верблюдов предлагают любителчм экзотики поседеть между двумя горбами этих экзотических животных.

Перед нами в скале легкое стройное здание. Это так называемая Казна римских времен. Фасад украшен шестью коринфскими колонами, над ним три павильона с колонами и статуями. Все это венчается огромной урной. Бедуины, полагая, что там хранятся неисчислимые сокровища, часто стреляли по ней, но всегда безрезультатно. Создается впечатление, что фасад здания существует сам по себе, и что древние зодчие решили подшутить над будущими визитерам.

В розово-красной долине можно увидеть все новые и новые здания, высеченные в скалах. Что это? Дворцы? Дома? Гробницы? Нас манят настоящие дворцы и мы, презрев жару, поднимаемся по крутым лестницам вверх.

Портики, скалы, фасады дворцов гармонично перетекают один в другой. А там, в недостижимой дали, нагромождение каких-то новых диковинных форм, облагороженных резцом камнетеса. На скале Эд-Дейр огромное здание, около пятидесяти метров высотой. На его стенах вырезаны кресты, возможно, это была христианская Церковь. Но мы видим только вершины айсбергов, за пять тысячелетий время завалило обломками камней и скал добрую часть строений. Но рассматривать все это скальное великолепие, уже нет никаких сил.

Гид наш бойко вещает об обычаях наботейцев, как-будто он вчера только пил с ними чай и недавно расстался.

Наша четверка растерялась: я осталась с Еленой, а София с Татьяной плелись не то позади, не то впереди. Солнце нещадно печет, знойный воздух плавит мозги, и с трудом соображаешь, что происходит вокруг. А рядом происходит много чего интересного. Более достойные туристы разъезжают в гремящих таратайках, в которые впряжены лошади;

туристы, жаждущие острых ощущений, трясутся на тонконогих осликах.

Мы же плетемся на своих двоих.

Весь путь усеян лепешками, которые пекут эти труженики на древних камнях Петры. Хорошо, что еще существуют уборщики этих художеств, а то иначе бы бедный турист пробирался в город через Авгиевы конюшни.

По открытой дороге во весь опор скачет всадник, боком присевший на круп коня. Изящный, стройный, облаченный в черные одежды, в развевающейся черной арафатке, он наповал сразил Елену своим потрясающим видом.

Рядом с Петрой на высокой горе установлен круглый мавзолей патриарху еврейского народа Моисею. Сорок лет водил он свой народ по пустыне. Но усомнился Моисей в промысле Божием: дать его народу землю полную млека и меда, за это не допустил его Господь в землю обетованную. Еще Библия повествует, что народ, бродя по пустыне, питался манной небесной. Оказывается, манна эта существует и по сей день. По берегам иорданских рек произрастают небольшие деревца с мелкими чешуйчатыми и игловидными листочками, покрытыми беловатым воском. Ветки тамариска манниферы выделяют сладкий сок, который застывает на солнце виде капелек. Жители употребляют манну в пищу, а предприимчивые крестьяне продают ее туристам под видом библейской манны.

Автобус совершает крутые повороты по иорданским дорогам. Дороги укреплены сеткам с камнями. Участки в пустыне огорожены камешками, земли – уже чья-то собственность. Неожиданно странные редкие капли дождя застучали по крыше автобуса, напугав небольшую отару, овцы в испуге бросились бежать со всех овечьих ног.

Какие только события не происходили на этой земле, какие только народы не населяли и не возделывали эту землю! Древнейшее население Заиорданья хананеи, с ними постоянно сражались израильтяне. Известно рабовладельческое государство наботеев, захваченное римлянами. После падения Римской империи Иордания подпала под власть Византии. Император Византии переселил в эту землю йеменские племена гассан.

Цари этого государства находились на службе у Византии, и получали от императора высокие титулы и большие жалования. Когда арабы разбили Византию, Иордания вошла в состав Арабского Халифата.

И что удивительно, во времена правления арабов в землях этих цвели роскошные сады, взращивались виноградники и оливковые деревья. Наверное, бесконечные воины оставили в этих землях только бесплодные камни.

Египетские мамлюки 270 лет правили Иорданией, их разбили войска турецкого Султана Селима I. Топтали землю эту кони крестоносцев, они создали на этой земле Иерусалимское королевство. Крестоносцы оставили после себя потомков-салллюбов, (саллюб – крест), эти потомки исповедовали христианство. Саллюбы, как правило, были ремесленниками и скоморохами.

Здесь и сегодня можно встретить голубоглазых и светловолосых людей, что не характерно для других уголков арабского мира.

Турецкое правление вновь было заменено египетским, но иорданцы восстал! Эти земли, как футбольный мяч переходили от одного правления в другое, пока предприимчивые англичане не прибрали их к своим рукам. Только в 1950 году страна эта стала независимым Хошимитским королевством.

Османская империя когда-то переселила сюда из Закавказья черкесов, которые возродили к жизни заброшенный город Джераш, основанный еще Александром Македонским. Черкесы укротили набеги бедуинов. Сегодня они занимают высокое положение в иорданском обществе, даже личная гвардия короля набирается только из черкесов.


Иорданцы отличаются от других арабов большой степенностью и меньшей экспансивностью. Сказывается более высокий уровень культуры и грамотности.

Путешествие по странам Ближнего Востока наполнило нас не только новыми впечатлениями, но и новыми мироощущениями. Ведь только путешествия позволяют прочитанные тобой книжные события совместить с реальным миром и еще больше полюбить это Божие творение – прекрасную Землю. Слава Богу за все!

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree