Паломничество в Италию. Часть вторая Флоренция.

0005.jpgВ отличие от Венеции, разбросанной на ста двадцати островах, бывшая столица герцогства Тосканского, а позже королевства Италии, раскинулась на пологих красивых холмах, уходящих бесконечно к горизонту. Принято считать, что город возник из военных поселений, устроенных на берегах реки Арно римским императором Юлием Цезарем. Название свое он получил от апрельских празднеств Floralia, и ведет отсчет своей истории с 59 года до н. э.
В первые века распространения учения Иисуса Христа город переживал такие же невзгоды, как и весь христианский мир: гонения, запреты, преследования верующих.
В эти времена Флоренция обрела своего первого и единственного великомученика Святого Миниято, он был армянским царевичем; на месте его мученичества в IV веке был поставлен храм, в алтаре которого почивают мощи Святого. В конце III века покровителем города становиться Иоанн Креститель, в V веке возводится Бабтистерий (Крещальня), посвященная Предтече. Крещенный в Бабтистерии Данте называл его «Прекрасный Сан Джовани».
В конце IV века святым Амвросием Медиоланским освящается первая христианская церковь Святого Лаврентия. Построенная из серого камня с белой штукатуркой, она сегодня считается одним из уникальных образцов архитектуры эпохи Возрождения.
Каких только форм государственного правления не пережила Флоренция за долгие годы своего существования! Познала владычество епископа, столетнее противостояние между имперской и папской властью, управление олигархическими семьями. Во Флоренции родилась первая городская коммуна, соблюдавшая демократию: власти строго блюли интересы гильдий и цехов, а гражданам разрешалось принимать участие в управлении городскими делами.
С созданием теократической республики наступили времена Савонаролы, настоятеля доминиканского монастыря, он достиг среди флорентийцев большой популярности, ведя борьбу со светским образом жизни и пороками общества. Но республика пала, а мятежного монаха-проповедника сожгли на костре. Место его казни теперь отмечено на площади Синьорини круглой порфировой плитой. Никколо Макиавелли секретарь Флорентийской республики, написавший книгу «Государь», претворял в жизнь флорентийцев политику, в которой «Цель оправдывает средства»
Семейство Медичи постепенно превратило республику в монархию. Казимо Старший, придя к власти, отказался от каких-либо титулов, называя себя «Отцом отечества». Герцог Александр Медичи укрепил династию многими брачными союзами, среди которых знаменитый брак Екатерины Медичи с Французским королем Генрихом Наваррским. Блистательный дом Медичи , давший двух королей Франции, четырех пап католической церкви, семь великих герцогов Тоскане, окончил свою историю в 1737 году.
Во времена правления Медичи процветали искусства и наука, город считался итальянскими Афинами. Под покровительством герцогов творили лучшие художники, скульпторы, архитекторы, создавали яркие поэтические произведения Боккачо, Петрарка, Данте, рождали свои шедевры Микеланджело, Леонардо да Винчи, Тициан, Рафаэль, Боттичелли; здесь появилась новая музыкальная форма представления — опера. Международную славу Флоренции принес астроном Галилео Галилей, открывший законы космического движения.
Великолепие города сохранилось практически нетронутым до наших дней, что делает Флоренцию сегодня одним из прекрасных и знаменитых городов мира.
Наши паломники, конечно же, устремляются к православным местам города. Нам не придется посетить ни Уффици, одну из старейших картинных галерей мира, ни ажурную колокольню Джотто, ни церковь Санта Кроче, являющуюся священным местом для итальянцев, в ее усыпальницах покоятся около 300 знаменитейших людей города, когда-либо проживавших в нем. Ни придется постоять у золотых «Врат Рая» Баптистерия, правда, копию их, изготовленную русскими мастерами, можно увидеть на северном входе Казанского собора в Санкт-Петербурге.
Настоятель православного храма Рождества Христова и Святителя Николая Чудотворца протоиерей Георгий (Блатинский) встречает нас доброжелательно.
Участвуя в дискуссии «Бывает ли ложь во спасение», которую недавно проводил журнал «Фома», протоиерей Георгий сказал: «Я считаю, что ложь под каким бы соусом она не подалась, недопустима. Если мы говорим ложь, думая, что спасаем кого-то, – это обман. Лукавство к добру никого привести и никаким образом не может. Лукавство Духом Святым не совершается. Поэтому нужно стараться не допускать лжи в наших речах и поступках». И мне удивительно общаться со священником, о котором совсем недавно читала, и радостно, что столь достойные иереи окормляют православных людей, живущих за пределами России.
Диакон храма Александр познакомит нас со святынями Флоренции, и он же проведет коротенькую экскурсию по городу. Помолившись и оставив записки за здравие и упокой, спускаемся в нижний храм Святителя Николая Чудотворца. Иконостас нижнего храма когда-то находился в семейной церкви Демидовых. На больших досках изображены в полный рост двенадцать апостолов. Явно видно, что он изготовлялся не для этого храма, иконы развешены по стенам, а Первоапостолы встречают нас прямо у входа. Но откуда здесь иконостас из храма русских промышленников?
Знаменитая династия уральских горнозаводчиков Демидовых ведет свой род от кузнеца Демида Григорьева сына Антюфеева. Трудами этой семьи в России и на Урале была создана мощная горно-металлургическая промышленность, в середине XVIII века семья управляла уже 30 заводами.
Отпрыск семьи Никита Демидович, оружейных дел мастер, человек необычной судьбы. Встреча с Петром I в Туле стала поворотным моментом в его жизни, и положила начало его кипучей деятельности. За заслуги перед Отечеством в 1720 году он получил дворянство и фамилию Демидов. (В России низшие сословия фамилий не имели).
Материальное состояние этой семьи позволило потомкам не только весомо участвовать в экономическом развитии страны, но в течение двух столетий влиять на отношения России и Западной Европы. Демидовы известны в России как щедрые благотворители. Павел Демидов в екатерининские времена пожертвовал созданному Московскому университету 100 тысяч рублей, передал ему личную библиотеку и собрание художественных ценностей. Его двоюродный брат Николай отдал свою усадьбу для устройства в ней Дома Трудолюбия. На средства Демидовых были основаны Коммерческое училище и Пансион при Московском университете.
Город на реке Арно был всегда притягателен для русских, они основали здесь немногочисленную элитную колонию, ее составили потомки родов Батурлиных, Алтуфьевых, Демидовых. Князья Демидовы и здесь были столь же щедрыми благотворителями. На рубеже прошлого века русская колония выстроила здесь православный храм Рождества Христова в московском стиле по проекту профессора М. Т. Преображенского. Сегодня это одна из красивейших церквей русского зарубежья. За щедрость даров городу герб князей Демидовых Сан-Донато украшает главный портал Кафедрального собора (Дева Мария со цветком).

Итальянцы называют Кафедральный Собор Санта Мария Дель Фиоре.
Над собором возвышается необыкновенный купол в 114 метров высотой, возведенный без обычной арматуры. «Трудно сделать так же хорошо, невозможно сделать лучше», – сказал Микеланджело об этом уникальном творении Филиппо Брунеллески.0003.jpg
Изнутри купол позже был расписан придворным художником Вазари.
Он считался большим другом семьи Медичи, и мог не сдерживать свои творческие фантазии: устрашить ли род людской или поглумиться над ним собирался Вазари, изображая реалистические сцены Страшного суда. Под куполом безудержное торжество темных сил: страшные лики, безобразные позы, свисающие хвосты и торчащие копыта внушают ужас и приводят в оцепенение. Католический прелат, совершающий иногда в этом соборе богослужения, воздевая руки ко Господу, видит над собой под куполом торжество адовых сил, бесконечно терзающих людей. В такие минуты священнослужитель приходит в смятение и теряет даже слабую надежду на спасение заблудшего человечества.
У флорентийцев и особое отношение к православным святыням. Все-таки венецианцы от Византии впитали благоговейное отношение к мощам, они хранят их либо под спудом, либо в закрытых серебряных сосудах.
В Кафедральном соборе Флоренции перед нами под стеклом мощи Святого Себастьяна, Марии Магдалины, и глава Иоанна Златоуста. Как в анатомическом театре они выставлены напоказ, чтобы поклониться им, приходится прикасаться к холодному равнодушному стеклу. Глава Иоанна Златоуста! Ведь это из его уст когда-то лились проникновенные слова, составленной им Божественной Литургии. А теперь глава взирает на нас пустыми глазницами! Нижняя челюсть прикреплена ниткой жемчуга, которую пожертвовала для мощей мать одного из служителей собора. Мощи Святой Марины Магдалины и святого Себастьяна хранятся просто в стеклянных колбах. Служитель собора ведет нас в подземную крипту поклониться деснице апостола Андрея Первозванного, которая также хранится в колбе. Все это приводит меня в некоторое замешательство, с этим чувством я и прикладываюсь к мощам.
Католические Соборы сегодня больше напоминают пристанища туристов, которые огромными толпами заполняют все их пространство, рассматривая шедевры Возрождения, Ренессанса. Классицизма с любопытством или равнодушием, а потом покидают их. И кажется, что Ангел Хранитель каждого храма, печалится оттого, что Дом Божий после таких посещений остается пустым и холодным. Не согревают его теплые человеческие молитвы, не наполняется он трепетом человеческих душ, благоговеющих перед Божественными таинствами. Сопровождающий нас католический священник давно знаком с диаконом Александром, диакон сообщил нам, что священнослужитель намерен в скором времени принять православную веру.
В монастыре Сан Марко, жил не только мятежный монах Иероним Савонарола, в XV веке здесь под его руководством изучал богословие грек Михаил Триволис, позже он был пострижен на Афоне с именем Максим. Его считали одним из самых образованных монахов того времени и направили в Россию для исправления богослужебных книг. Иероним был для Максима всегда примером для подражания и ценителем правды.
У нас его называли Максим Грек. Не понимая событий, происходивших в государстве, он не смог разобраться сразу в духовной и политической ситуации, и его использовали в политической интриге, как человека подтвердившего, что у монахов на Афоне нет имущества и сел. Со времен Ивана III до Екатерины II в государстве происходил захват церковного и монастырского достояния, и свидетельство Максима Грека подтверждало «неправедность» жизни монахов на Руси. Когда Максим Грек изучил русский язык, он стал обличать власти. Ему запретили писать и переводить богослужебные книги, сослав его на 30 лет в Тверской монастырь.
Позже он был переведен в Троицкую обитель и получил разрешение причащаться, но окончательного освобождения он так и не дождался.
Он является непререкаемым авторитетом в православии и духовной жизни России. Канонизирован в 1988 году, мощи его хранятся в Успенском соборе Троицко-Сергиевой Лавры в Москве.

Короткая прогулка по Флоренции заканчивается на площади Синьорини.
В течение восьми веков она была свидетелем всех судьбоносных событий Флоренции и Тосканы. здесь в 1859 году было провозглашено о присоединении Тосканы к Италии, здесь солдаты Наполеона посадили «дерево Свободы», здесь по пути в Рим выступал немецкий фюрер, здесь по-прежнему проходят все политические события города, сегодня площадь считается музеем под открытым небом. На площади жизнерадостные подростки вместе с веселым псом гоняют футбол.0004.jpg
Хлынувший ливень заставляет всех гуляющих ринуться в открытую лоджию, заставленную мраморными скульптурами. Когда-то на этой лоджии именитые флорентийцы принимали послов, вводили в сан приоров, оглашали важные указы. Вместе с туристами мы теснимся среди знаменитых скульптур «Давида» Микеладжело, «Юдифи и Олоферна» Донателло, «Персея» Челлини, «Собинянок» Джамболоньи.
Автобус ждет нас у одной из средневековых башен, «обезглавленых» во время столетней борьбы между сторонниками папы и римского императора. Едем вдоль реки Арно, вобравшей в себя всю флорентийскую историю, и теперь неспешно несущей свои воды среди зеленых холмов.
Наш же путь в вечный город — Рим.

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree