Поселок Озерновский.

001-149.jpgПодъем ранний. Нам следует до прилива по мелководью пересечь реку Кошегочек. Когда-то эта река имела название Кылхта, а русское название по имени тойона (вождя) Кожохчи.
Всю экспедицию, полюбившееся название «кошегочики», развлекало и веселило нашего музыканта Вовочку Кознова. На Кошегочеке стоит аккуратненький, обнесенный заборчиком с горящими фонарями, заводик, Заводик работает на японских граждан. Японцы принимают товар только хорошо упакованный, хвостик к хвостику, головка к головке, свежий и эстетически радующий глаз. И народ российский старается за доллар трудиться с усердием.
Бесплатная переправа прошла удачно, приободрила путешественников, которые уже через час разглядывали странный памятник, испещренный японскими иероглифами.

В мае 1904 года японцы высадились в устьях рек Большая и Облуковина. Максим Сотников с ополченцами отбили нападение, сожгли несколько японских шхун, убили около пятидесяти японцев, часть взяли в плен. В июне 1904 года 150 японских резервистов под командованием лейтенанта Гундзи высадились в селении Явино и Голыгино и разграбили их. Ополченцы разбили японский отряд и захватили пленных. Так японцы и не смогли захватить Камчатку и объявить ее «Страной Микадо».
По прошествии нескольких часов в долине перед нами замаячил поселок Озерновский. Поселок выжил, несмотря на все перипетии жесткой рыбацкой жизни. Курильское озеро исправно охраняет и множит рыбные запасы этого места. Пять лет назад ТИНРО пропустило по счету в озеро двадцать миллионов особей рыбы, и поэтому сегодня рыбаки пожинают великий рыбный урожай.

В поселке особо не задерживаемся, спешим в свой долгий путь к цели. На берегу Охотского моря для нас неожиданность: машина Димы Газзаева, который отправил московских туристов в кругосветку через вулканы до озера Курильского. Димитрий не скучает, он экипирован по всей программе: еда, вино, кино. Он показывает нам фильм, снятый японцами о нем. Этот ролик занял первое место на японском фестивале, и теперь Газзаев Дима – герой японского кино, и мечта японских девушек. Бальзам на душу осетина – прославился на весь японский мир!
Мы не задерживаемся, спешим вперед. Морская морось вперемешку с дождем окутала весь мир: ни горизонтов, ни перспектив, ни Божиего мироздания не видать. Попытка проехать к Гремячинским источникам не задалась. Кромешный дождь, завывающий ветер и туманная мгла преградили нам путь. А когда на обратном пути пришлось увидеть по каким местам разъезжали машины в непогоду, меня даже оторопь взяла. Как они вообще могли передвигаться по таким кручам. Но оказывается, могли! Пришлось вернуться на стоянку Газзаева и провести в его обществе целых два дня, поджидая хорошей погоды.
Жизнь походников вьется незатейливой нитью между казаном, чашками для еды, и столом. На столе добрая половина участников разливает веселое зелье и ведет незамысловатые беседы.001-929.jpg

Несуществующие источники.

Наконец-то сумрачность Охотского моря утонула в его неспокойных волнах. День радует отсутствием дождя! Теперь можно и в поход к Сивучинским источникам. Поход как всегда начинается на машине, а потом уж пешком. Все обули резиновые сапоги и стали усердно разыскивать тропу, которая то петляла в ольховых дебрях, то исчезала в зарослях двухметрового шеломайника и пучек. Впереди Лопатников Володя, который всегда привык быть первым и нести ответственность за все. У него аллергия на пучки, но он об этом не думает, главное – проложить тропу. Его стихия – быть первым! Тропа вилась, вилась, взбиралась на кручи, падала в болота, но никуда нас не привела. Сивучинские источники растворились в каком-то небытие. Володя Лопатников перешел горную речку и постоял возле скважины намертво забитой в землю. Возвращались среди полей кедрача, освященного радостным солнечным светом, народ усердно собирал кедровые зеленые шишки. Позже порезав их пополам, заливали их огненной водой и называли такой напиток «Шишкин лес». От этого «Леса» все получали большое удовольствие, наслаждаясь ароматом кедрача.
Охотское море сверкало и манило искупаться в его волнах. Небольшая группа отчаянных купальщиц так и сделали: вода обжигает тело, но удовольствие несказанное. До лагеря – пешком по морскому берегу, заваленному огромными валунами. Создавалось ощущение, что недавно произошло великое извержение Алаида. Далеко уходящая в море дайка тоже подтверждала это предположение. Когда же это было? Что для Господа один день, то для
нас – века. А море серебрилось, играло брызгами, взбивало возле камней пену, лизало их, перетирая в песок.p1000636.JPG

Вечером любуемся закатом. Все расселись как в партере огромного театра, все освещены падающим в море солнцем, все погружены в созерцание. Все приобщаются к вечности: безбрежному морскому простору, солнечному закату и шуму нескончаемых морских волн. На горизонте величественно красуется вулкан Алаид, потрясающий своей нереальностью.

Он плывет в закатных лучах по залитому красными красками морю, и напоминает театральную заставку в этом Божием представлении. День прожит счастливо!
Утром двинулись к вулканам Камбальному и. Кошелевскому.
Вулкан назван в честь генерал-майора Кошелева П.И. командира Камчатки, который управлял ею 1802 – 1807 год, ну а Камбальный, наверное, в честь вкусной косоглазой рыбки – камбалы. Эти вулканы подробно описаны в туристическом сборнике знаменитого краеведа Владимира Семенова. На фотографиях в этом сборнике запечатлена наша путешественница Аля Томилина, которая участвовала в его походах.
На плато между вулканами беснуется неистовый ветер, явно желая задержать наши машины. Вулканы красуются на фоне небес своими каменными ребрами и кажутся необыкновенно доступными. Но нам на них не восходить.img1192.jpg
Машины движутся по дороге, среди необозримых зарослей кедрача. Кедрач ласковыми зелеными волнами покрывает все окрестные сопки. Ветки колышутся, радуя изобилием шишек; – отменная столовая для медведей. Дорога изрыта глубочайшими колеями, машины, как неуклюжие существа, покачиваясь и урча пробираются по опасным для них путям. Путешественники идут, как на параде, вслед машинам, искренне переживая за исход подъемов и спусков.
Вечерние стоянки организуются быстро и классически грамотно.
Экспедиционный скарб разгружается с крыши машины, Непременным атрибутом – является казан и полубочка, которую приспособили для очага. Огонь разводится внутри нее, и искры не разносятся по кедрачу и полям. Машины ставятся близко друг к другу, между ними натягивается тент, расставляются столы – и столовая готова. Палатки свои участники расставляют по всему полю. Их жители вьют свои палаточные гнезда, надеясь благополучно провести походную ночь.

2 комментария в “Поселок Озерновский.”

  1. Таисия:

    Что-то Вы мрачно описали нашу Озерную. Наверное Вы просто попали в плохую погоду. На самом деле , у нас в году много солнечных дней. В солнечную погоду в небе жаворонки поют. Цветущий шеламайник медом пахнет, а речке рыба серебристой спинкой на солнце сверкает. …А Алаид сильно извергался в 1981 году, тогда весь поселок пеплом засыпало. Может еще раз стоит приехать?

  2. Дмитрий:

    Доброе время суток.
    Проживаю в П.-К.
    Проживал (Родина) Озерная.
    В этом (2009) летом еду на мотоэндуро в одного на Лопатку.
    Не знаю звать ли попутчиков?
    От них одни проблемы, а одному поход очень сложен.
    Спасибо, Дмитрий

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree