Стекло.

Воскресная служба в храме. Негромко и в миноре поет хор. Знаменный распев навевает сон. Какая-то рассеянность, мысли поневоле отвлекаются от молитвы и блуждают, перескакивая с одного на другое. Бывает, порой, такое состояние, что никак не удается полностью погрузиться в молитву, думы ускользают то к работе, то к окружающему.
Вон женщина стоит, держась натруженной рукой за стену. Рядом с деревянной лавкой. Стоять, видно, трудно, но вида не подает.
А у подсвечника молодой парень, мелко и суетливо крестясь, ставит свечи, одна за одной втыкая их по кругу.
Несколько пожилых теток, с одинаково суровыми безрадостными лицами, вечным укором молодым, вросли в пол в центре храма.На алтаре открылась дверца и молодой, сутуловатый священник, с таким же безрадостным и состредоточенным выражением лица вышел на солею, размеренно помахивая кадилом. Тщательно покадив иконостас, повернулся лицом к суровым теткам, слегка поклонившись, улыбнулся одними губами и, спустившись с солеи, двинулся посолонь по храму, кадя стены, иконы, подсвечники и молящихся. Тетки подсолнухами синхронно поворачивались за ним, не отрывая ног от пола.
Шаркающие шаги, звяканье цепи на кадиле, чье-то одышливое сопение, тяжкий вздох женщины у стены и суетливое, порывистое движение парня у подсвечника, оставшегося стоять там же и теперь торопливо уступающего дорогу священнику.
На стенах застенчиво примостились солнечные зайчики от окна напротив.
Потрескивание восковых свечей, монотонное пение хора и редкое покашливание женщины у стены время от времени прерывает возглас из алтаря.
Рядом окно и взгляд невольно падает на поцарапанное стекло, все исчерченное словно металлической щеткой. С улицы к царапинам на стекле добавлены грязные разводы от прошедшего недавно циклона. Грязь и разводы на стекле невольно притягивают взгляд. “Помыть некому? Или заменить стекло, на худой конец? Храм все же.”- лениво наплывает недовольство.
И вдруг… Взгляд словно проваливается сквозь замызганое стекло и утопает в ослепительной синеве неба. По яркому, пасхальной чистоты, искрящемуся голубому простору плывут белоснежные чайки, словно светящиеся белизной в лучах солнца. Яркие, праздничные блики, теплым медом золотятся на крышах домов, заставляют ярко отсвечивать стены, забор, поленицу дров в соседнем дворе.
Радостный свет, льющийся с синей глубины столь прекрасен, что дыхание перехватывает от восторга. И уже не видео царапин на окнах, куда-то словно исчезли разводы на стекле. И только радость и восторг от божественной чистоты и яркой, праздничной голубизны неба.
“Мир вам!” – возглашает священник
“И духови твоему!”- радостно вторит хор. Торжественные лица молящихся, в едином порыве взметнувшиеся для крестного знамения руки, радостное позвякивание кадила.
“Главы ваша Господеви приклоните!” – благоговейно склоняются в поклоне головы – “Тебе, Господи!”
Радость переполняет сердце и улыбка озаряет лицо. Солнечные зайчики весело скользят по бревенчатым стенам, ярко золотят подсвечники, переливаются на паникадиле, мягко подсвечивают оклады икон.
Увидеть красоту Божьего мира. Не разводы и царапины на стекле, а мир, прекрасный и совершенный.
Мы все смотрим на мир сквозь стекло. Стекло своей души. Легко видеть красоту сквозь чистое стекло. Но стекол чистых почти не бывает. Грязь, разводы и царапины мешают смотреть, отвлекают от главного. Нужно научиться видеть сквозь грязь и царапины и тогда мир явит себя во всей красоте. И тогда захочется, чтобы стекло было чистым.

13 Ответов to “Стекло.”


  • р.Б. Любовь

    Низкий поклон !!!! Просто и ясно !

  • Интересно, с юмором и правдой. Только знаменный распев меня более настраивает на молитву, чем веселый парастас : )

    • У Вас на молитву, а у кого-то – на сон. 🙂 Радость я употребила, как альтернативу. Чтобы четче был контраст между человеком, смотрящим на грязное стекло и смотрящим сквозь стекло на небо. А мне не особо нравится знаменный. Разве что – великим постом. Люблю радоваться и благодарить Господа.

  • Книгу Вашу получила, радостно! Пока не прочла.

  • “…научиться видеть сквозь грязь и царапины, и тогда мир явит себя во всей красоте.”

    – На это, наверное, и вся жизнь уходит! Только, вроде, приноровился к своим старым царапинам, научился не замечать,как вдруг – новая, ещё глубже, ещё острее…
    И снова – боль закрывает видение мира и радость глохнет…

    Без помощи Божией не обойтись!
    : )

    • Я не знаю… Просто, кроме грязи вокруг, есть столько прекрасного. Ты умеешь это увидеть в каких-то простых, обычных вещах,которые на первый взгляд ничем не примечательны, кто-то в чем-то еще. А когда умеешь видеть прекрасное там, где другие не видят – стремишься видеть прекрасное во всем.
      Мой человек увидел небо, которое сотворил Бог и оно прекрасно.И царапины и грязь этой жизни ушли на задний план, их не видно, да и зачем? Ведь есть – небо, глубокое, синее, прекрасное. И возможно, человек захочет помыть или даже заменить стекло, чтобы и другие увидели красоту неба и все изменилось для них.

  • А знаменный распев напоминает мне узенькую тропинку в горах.
    (Как на Афоне)
    Идёшь в одиночку. Или с кем-то , но шаг в шаг. И струится она – всё вверх да вверх. И по сторонам опасно смотреть. Только под ноги.

    Именно под знаменный распев люблю снимать натюрморты.
    Душу настраивает он на тихое глубокое внимание.

  • У меня есть диск “Распевы Супрасльского монастыря” – его слушаю.
    Но и в нашем мужском монастыре несколько раз попадала на службы, где отлично пели знаменным распевом.
    Душа радовалась!
    Только радость эта немножко другая – тихая, глубокая… Невосторженная…
    Но тоже – радость!
    : )

    • Ну вот… Чего вы все о знаменном, да о знаменном? Смысл-то поста не в распеве. 🙁 Могла написать и греческий, там тоже есть кое-что заунывное для восприятия того человека, о котором я писала. Я ведь хотела передать состояние человека (в том числе и восприятие песнопений) ДО и ПОСЛЕ. Для человека “после” в песнопении радость, для человека “до” – песнопения – заунывные, наводящие тоску, безрадостные.

      Наверное, не удалось… 🙁

      • А чего ты огорчаешься?..
        То, что ты хочешь передать, это одно, а чем слово наше отзовётся, нам то неведомо!..
        Куда разговор идёт, туда и идёт! Что плохого, что мы про знаменный вспомнили?
        У каждого какие-то свои ассоциации…
        Этим общение и интересно.
        Мне так кажется.
        Извини, ежели что…

  • Да, в монастыре девочки прекрасно пели. Да и Владыка много о нем рассказывал, даже петь учил. Он особый… Помню в Белоруссии мне кто-то сказал: “Чтобы петь знаменно, нужно жить знаменно”. Приезжал на Камчатку еще профессор Конотоп. Он тоже о знаменном много рассказывал и диски привез… На службах хорошо, когда сочетается с обычными распевами. Насколько помню, тропари знаменно не поются.

Ответить