“Кавказ предо мною…” Алания. Часть 1.

Если бы кто, еще год назад, сказал мне, что я соберусь ехать на Северный Кавказ, я бы посчитала того человека, по меньшей мере, выдумщиком. Но прошло всего немного времени, а точнее – поздней осенью прошлого года,  и поездка в Северную Осетию, оказалась просто необходимой. ( http://blogs.pravkamchatka.ru/ozero/?p=284).  Нужно или не нужно ехать – сомнений не было, ехать было непременно нужно, вопрос стоял только в возможности поездки. Но, с Божьей помощью, поездка состоялась, и за 18 дней путешествия, я увидела всех своих родных, побывала на могилах отца, брата и дяди, успела стать крестной мамой маленькой Аннушки – моей двоюродной племянницы и много чего интересного увидеть. Конечно, еще большего увидеть просто не хватило времени. Но, как я и обещала Нине Павловне, делюсь впечатлениями и фотографиями с читателями Блогосферы. Чтобы рассказать все, что мне довелось увидеть и узнать из жизни и обычаев алан, не хватит одной статьи, поэтому, рассказывать буду понемножку.

Кавказ уже несколько веков привлекает  путешественников своей необычностью.  Еще в позапрошлом веке седыми вершинами кавказских гор восхищался М.Ю. Лермонтов “…Вдали я видел сквозь туман, в снегах, горящих как алмаз,  седой, незыблемый Кавказ…”

Вот именно таким и показался мне Кавказ – седым и незыблемым, словно гранит, из которого состоят его скалы и вершины.  Горами и скалами меня не удивишь, все-таки родилась я у подножия Тянь-Шаня и горы видела с детства,  но такого впечатления от гор, я нигде не испытывала.  Здесь горы…словно вырастают перед тобой из земли, как древние великаны и смотрят на тебя сурово и  гордо, с высоты прожитых  столетий. Наверное, поэтому и народ на Кавказе живет такой же – суровый и гордый, словно аланы родились из окружающих их скал и состоят, как и скалы, из гранита. Очень интересны обычаи алан, в коих древние языческие верования столь тесно переплетаются   с христианством и  традициями народа,    что порой невозможно определить, где заканчивается одно и начинается другое.  Мне тем более сложно было разобраться во всех этих премудростях из-за языкового барьера. В Северной осетии существуют два языковых наречия – иронское ( осетинское) и дигорское. И, хоть я и отношусь к дигорскому роду, особой разницы для себя не обнаружила, так как не знаю ни того, не другого языка. А посему многое из того, что говорилось и происходило вокруг, мне понять было невозможно без помощи  моих родных.

Первое место, которое мне довелось посетить, это Богоявленский Аланский женский монастырь в Алагирском ущелье. Прибыли мы туда уже под вечер, когда спала жара. Ведь нам, жителям Камчатки, первые дни трудно было находится на солнцепеке под открытым небом.

Дорога в монастырь очень живописная, но здесь горы добрые,  они словно добродушные великаны, готовые с улыбкой протянуть  большую ладонь путникам. Хотя там, вдали, за  более мягкими вершинами, словно сторожевой пес поднял голову, охраняя жителей долины, выглядывает седой, скалистый утес.

В самом начале пути, мы проезжали мимо Рощи  Святого Хетага. Древнее предание алан повествует, что Хетаг против воли своих родственников одним из первых в Осетии принял христианство. Разгневанные родственники гнались за ним и, обессилевший, он обратился к небесам с просьбой о помощи. И тогда услышал Хетаг крик: “Хетаг! В лес! В лес!” Хетаг ответил: “Хетаг уже не доберется до леса, но пусть лес доберется до Хетага!” И тогда масса леса поднялась со склона горы и перенеслась к месту, где был Хетаг, укрыв его в своей чаще. С тех пор, по легенде, это место считается святилищем.  Роща имеет  совершенно круглую форму, а на горе имется совершенно круглое место, где кроме травы ничего не растет. В первое воскресение июля  в этой роще отмечают праздник Святого Хетага. На самом деле,  этот праздник так, как он отмечается сейчас, имеет весьма мало общего с христианством, это скорее языческий праздник, хотя говорят, что до революции в роще стояла часовня святого Георгия Победоносца.

Дальше по пути, в  самом Алагирском ущелье есть удивительный памятник  Святому Георгию (Уастырджи). Этот памятник вырастает прямо из скалы и невольно восхищаешься мастерством скульптора, создавшего такое чудо.

Хотя, можно конечно, выразить сомнение в отношении изображения к святому Георгию Победоносцу, ведь воин, которого изображают как святого Георгия уже в зрелых годах, тогда как святой великомученик был молодым человеком. Но,  видимо, изображают так, как  представляется, согласно народным традициям и понятиями о мужственности. Мудрость же соотносится к зрелости.

Совсем рядом с уникальным памятником находится  Стол Нартов, за которым мне удалось посидеть.

Нарты – это древние богатыри, герои национального эпоса. За таким столом нарты собирались на совет и решали судьбы народа. Число три имеет очень большое значение и встречается в различных обычаях и традициях. Поэтому и стоят у стола именно три кресла. Севший первый раз за стол, может загадать желание.  Видимо, кресла стремились сделать в натуральную величину и  они рассчитаны на очень большого человека, потому что даже Ибрагиму, несмотря на его значительный рост и телосложение, на кресле было весьма просторно. Недалеко от селения Мацута, есть усыпальница, в которой лежит скелет богатыря Сослана, значительно превышающий все известные размеры человека. Хотя  мне, к сожалению, в этот раз  не удалось увидеть скелет богатыря -нарта.

Наконец, мы прибыли к воротам Богоявленского Аланского женского монастыря.  Арка ворот, как и многие другие строения в этих местах, сложена из красного кирпича, что смотрится весьма красиво.

Внутри  оказалось удивительно. Слева от ворот мы увидели  необычную часовню, которая еще не была полностью завершена. Она сложена из камней. Впоследствии  я увидела много зданий и даже домов, сложенных из камней, но такие маленькие камни в кладке стен, больше нигде не встречала.

Чуть дальше , немного в  стороне, блестели золотом маковки небольшого храма.

Монастырский двор  красивый и ухоженный. Зеленые лужайки, цветы, аккуратно подстриженные кусты, деревья. Видно, что матушки с любовью ухаживают за своей обителью.

Мы, в первую очередь, конечно, посетили храм. Маленький, уютный и красиво расписаный настенными фресками. После того, как матушка настоятельница узнала, что я приехала с далекой Камчатки и в нашем мужском монастыре отец Иоанн  просил, по возможности, сфотографировать для читателей сайта все, что будет возможно, она благословила  сфотографировать все, что покажется мне интересным.

Когда мы вышли из храма, уже стемнело. Ночь в горах спускается очень быстро. Только солнце спряталось за горой – наступает темнота. В девять часов вечера уже темно.

Несмотря на позднее время, посетителей в монастыре было немало.  Мои сопровождающие частью остались беседовать с настоятельницей, а мы с сопровождающей меня монахиней направились в трапезную, чтобы сфотографировать настенные росписи, рассказывающие о крещении алан. Это заняло довольно много времени, поэтому  сразу после того, как был сделан последний кадр, мы поблагодарили   матушек и направились домой.  Напоследок я не удержалась, чтобы сделать последние два кадра, так как меня поразил небычный цветовой эффект увиденного. Видимо все дело в изобилии зелени вокруг  или же это эффект от освещения, но выглядит просто удивительно.

Продолжение репортажа следует.  /Далее я расскажу о росписях в храме и в трапезной монастыря./

/a

6 Ответов to ““Кавказ предо мною…” Алания. Часть 1.”


Ответить