Святитель Иннокентий

Сегодня в Успенском соборе Троице-Сергиевой Лавры Миссионерский отдел МДА отслужил молебен у мощей Святителя Иннокентия. Это обещает остаться доброй традицией. Традицией, в которой нуждается сердце.
Человек, который имел все шансы стать столичным корифеем, отправляется в холодную безвестность ради слов Спасителя: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа».
Вспоминаешь, как много и как тяжело трудился Святитель. Вспоминаешь, каким он был талантливым человеком – меня особенно трогает дар этого святого – способность изобретать. Эта способность развилась чрезвычайно в условиях миссии. Наивысшей точкой этого развития мне представляются изобретения филологические, изобретения слова. Какое острое языковое чутье необходимо, чтобы вникнуть в звук и его смысл, закрепить эти две величины за графическим изображением, знаком. А затем перевести Священное Писание на новосозданный письменный язык. Поразительно. Еще поразительнее – вера, пламенная вера, желающая просветить еще один народ, побуждающая к изобретениям.
Какова цена этих подвигов?
Вопрос, который важен сейчас, раз уж есть еще время учиться, «время выяснить свои отношения С Богом» (с). Вопрос вырастает из жизни, из попыток благих воплощений и начинаний, и, неизбежно, из ошибок, охлаждающих пыл.
Распинать в себе всякое хотение, противоречащее Евангелию, распинать здесь и сейчас, «выносить себя за скобки» каждый день, выравниваться, стремиться, вернуть душе здоровье, терпеть и свои собственные немощи, стать выносливым, ликвидировать пункты «не умею». Какое большое поприще… и сколько ловушек и сетей впереди. И все же не так страшно, ведь это дорога Домой. И никак иначе не увидеть развивающиеся флаги Небесного Иерусалима…
Сколько поводов у студента обратиться за молитвенной помощью к Святителю Иннокентию.
Вот некоторые короткие мысли в день памяти дорогого Святителя.

New Era

День христианина – это букет радостей. Он может быть оттенен некоторыми сложностями, или сложностями вполне осязаемыми… – но без преодоления сложности нет жизни. Преодолеваем препятствия, идем к целостности!

Старая форма обретает новые смыслы. Живем в одухотворенном мире! Прочно стоим ногами на земле, и все же летим! Внешне стесненны, внутри же свободны! Аминь.

Случайная встреча!

Вот замечательно! встречаю сегодня на службе нашу р. Б. Любовь! Нашего человека! В Академическом храме – радостно.

Мы погуляли, поговорили обо всем. Узнала я, что владыка Игнатий вчера был тут, встречался с семинаристами…. а ничего не знала. Хотя бы взять благословение…

Эх!…

Погода стоит хорошая, утром солнце, днем ливень, вечер приятен. Лавра цветет, мы пишем иконочки.

Мир огромен, и мы в нем смело берем свою ноту.

Воскресения день…

Товарищи, как это здорово христославить!)
Идете такие кучей по Лавре и поете стихиры Пасхи, такое солнце, так душа согрета весной. И люди все смотрят, бабушки крестятся (забавно).
Сначала мы пошли к отцу Илариону, духовник Академического храма, пели-пели, а он раздавал подарочки.
Потом мы в Церковно-Археологическом кабинете. Там отец Игорь загадочно слушал наше пение, послушав экспрессивно, в своем дузе, заключил, что Христос посреди нас, взмахнул руками и радостно поставил на стол ящик конфет и горстями раздавал. Отличччно)))
Были мы и в изоляторе.
Были в издательстве.
Были и у отца Илии – духовник Лавры, он подумал, что мы регенты, говорил проповедь для регентов, а мы тихонечко заметили, что мы иконописцы, он смеялся, было радостно.
В погребок пошли… да закрыто…)))
Вообще же в этом году мало христославили, но ничего. Пасха от этого не стала менее радостной.
Точка.
Христос воскресе!!!

Романтическое

Скучаю по родному краю. Весна. Пронзительно свежий воздух. Вулканы почти розовые. Бухта в сиренево-голубом. Ветер, волны, или просто рябь залива. Холмистые берега, что кажутся сказочно притягательными, будто там другая жизнь, и подспудно вспоминается что-то. Мы когда-то были другими…

Хочется лечь в зеленую траву, в поле одуванчиков. Вдохнуть небо в немощную, человеческую грудь, закрыть глаза и раствориться. И слушать, слушать, что шепчет тебе теперь мир…

А однажды, когда мне было лет 5, я видела сон. Я сидела на огромном склоне. Склон усыпан желтыми цветами (рододендроны? Или просто одуванчики?) Я обернулась, ветер плясал, позади было только небо – чистое и голубое. Кроме цветов и неба я ничего не видела в том сне, но мир вокруг был огромен и свеж.

Мысли в слух

Читаю книгу отца Серафима (Роуза) «Американский просветитель русского народа» (М.:Никея, 2010). В ней собраны ранние работы, не издававшиеся прежде. «Человек наизнанку» – название сразу привлекает, сразу ясно. Встречаю слова – «извращенная воля».

Я выросла на западной культуре (если не сказать – на анти-культуре), американской по преимуществу. Поэтому труды о. Серафима мне чем-то особенно близки. Есть диалог с автором, продуктивный для меня.

Здесь я живу среди людей более русских, в культурном смысле. Они не были изолированы от России на небольшом полуострове. Когда они читали в начальной школе о природе, о земле, о весне, о цветении, о перелетных птицах, они имели представление об этом, они имели общение с русской землей. Культура русская, почти потерянная, но сохранившаяся в памяти людей, в памятниках зодчества и прикладного искусства, для них обыденна, впитана с молоком матери. Многие вросли в деревне, в частном доме, на земле. И нет в них как будто мятежа перед церковной культурой – они русские, православные.

Я же ребенок хмурого города N. Читать дальше ‘Мысли в слух’

Мысли у тихой пристани

Как быстро побежало время, “или сдулся шар земной”. То ли время, то ли жизнь ускоряется. Меняется климат. Но так было всегда. Сейчас в комнате холодно, не помогает плед, но душа не ушла в холодный сон, она пламенеет, и не хочет замечать, что пальцы замерзли, хочет, чтобы они стучали по клавиатуре, выражая танец дум.
Нам сказано жить одним днем и не заботится о завтрашнем, потому что Он уже позаботился о нас. И все не зря, что с нами происходит. И как сладко бывает довериться Богу, ощущать эту неизреченную свободу.
Друзья мои грустят, грущу и я – нужно привыкнуть – родной человек уедет, нас будут разделять километры.
В творениях Святителя Игнатия прослеживается постоянная, развитая образная система, выражающая человеческое бытие как плаванье. Мы держим путь, мы плывем по житейскому морю, которое сулит нам испытания на прочность, скорби, радости, ясность неба, сумрачность его же. Владыка – это тот человек, который для многих был словно маяк, к его свету мы стремились, его опыту мы верили и шли за ним, вместе с ним ко Христу. Но почему говорю в категории прошедшего времени? Мы идем, верим, чаем и будем идти.
Когда отец Лука спросил, знаю ли я о том, что святитель сменился, то буря мыслей, воспоминаний, чувствований раскачала мою лодочку – с управлением было тяжело справиться. Я задумчиво плыла на автопилоте, желая вновь вернуться к себе.
Мне вспоминалось, сколько занимался с нами владыка, как он не отчаивался, видя, что мы схатчивы и  сообразительны как деревья. Но он даже не подозревает, сколько добрых семян посеял в нашу почву. Я чувствую, что пройдут годы, а весна наступит, за ней же стремительное лето – подарит ему плоды его дел.
Еще вспомнился фильм “Я иду домой” – про убиенного отца Даниила Сысоева. В фильме один парень, чадо отца Даниила, говорит – “православные уснули, православие превратили в фитнесс – правило утром-вечером, а где же живая проповедь?” Цитирую его свободно, передавая настрой. Если честно, меня это задело. Я действительно сплю. Но я хочу проснуться.
В душе пламенеет огонечек, его зажег тот человек. Не раз моя лодка переворачивалась. Но память об этом человеке каждый раз подвигала не сдаваться, не покоряться житейскому морю, отвечать любовью на любовь.
Вот такие думы имею я для написания в блог в этот очередной денек, холодный и ветряный, в родной моей стране России, в сердечном ее местечке – Сергиев Посад. 😉
Очень скучаю по молодежке, досадую, что в пору испытаний меня нет рядом с вами.
Ваша Олеся.

Святой Владимир

Интересные сведения дает прочтение некоторого количества учебных пособий по истории Русской Церкви.

Потрясающая личность Ольги, как умнейшей языческой жены. Изящество ее мести за убийство мужа. Ее обращение закономерно, богатство ее души – очевидно. Видя первых русских христиан, она могла задуматься над глубиной новой веры и несостоятельностью язычества. Как владычествующая особа, она имела возможность отправиться в религиозное путешествие в Византию. Имела возможность просвещать и благодетельствовать. Она стала святой равноапостольной Ольгой.

Личность ее внука Владимира тоже потрясает, но по-другому. Читать дальше ‘Святой Владимир’

Сочинительство вечером под лампой электрического света и с наушником в ухе.

Вечер после ужина. Могу позволить себе послушать музыку.

«Но я не знаю, как идет сигнал,
Я не знаю принципа связи,
Я не знаю, кто клал кабель,
Едва ли я когда-нибудь услышу тебя, тебя, тебя…
212-85-06 – это твой номер…»

Читать дальше ‘Сочинительство вечером под лампой электрического света и с наушником в ухе.’

Вечернее воспоминание о лете.

Посвящается Марии и Александре.

Читать дальше ‘Вечернее воспоминание о лете.’