«Многие скорби посылаются разговаривающим в храме» (преподобный Амвросий Оптинский)

Оптинский старец преподобный Амвросий славился необыкновенной добротой и лаской ко всем приходившим к нему за духовным советом. Он давал наставления с неиссякаемой жизнерадостностью, часто в рифмованной и даже шутливой форме. Писатель Евгений Погожев (Поселянин) говорил: «Меня поразила его святость и та непостижимая бездна любви, которые были в нём. И я, смотря на него, стал понимать, что значение старцев – благословлять и одобрять жизнь и посылаемые Богом радости, учить людей жить счастливо и помогать им нести выпадающие на их долю тягости, в чём бы они ни состояли». Но, когда это было необходимо преподобный старец умел быть взыскательным, строгим и требовательным. Поэтому у любящего батюшки есть грозное высказывание, которое часто любят размещать в притворах православных храмов: «Многие скорби посылаются разговаривающим в храме». Безусловно, святой имел в виду разговоры во время богослужения.

Когда человек пьёт и у него цирроз печени – всем понятно, отчего с ним приключилась такая беда. А когда человек грешит, например, разговаривает в храме – ему не виден собственный грех, он его не замечает – и, если случаются скорби, частенько говорит, что его наказал Бог. Бог не наказывает. Скорби – естественное следствие греха, как цирроз у алкоголика. Посылаемые нам скорби это не гнев Божий по отношению ко грешащему человеку – Бог есть Любовь и только Любовь. Скорби свидетельствуют о том, что в нашей духовной жизни что-то неблагополучно. Скорби – это свидетельство того, что мы ещё духовно живы, призыв задуматься о том, что происходит в духовной жизни. Скорби понуждают покаяться, то есть изменить свою жизнь. Скорби – это милость Божия, это наша духовная чувствительность.

Притчи 18-22

«Многие скорби посылаются разговаривающим в храме». Типичная картина: перед тем как причастить пришедших в храм мирян в алтаре причащаются священнослужители, и в литургии как бы наступает пауза. На клиросе в это время обычно читают правило перед причастием. А прихожане обычно устраивают сутолоку, занимая очередь к причастию, подчас забывая пропускать вперёд младенцев, детей и мужчин. Это время даже давно воцерковлённые православные считают как бы специально отведённым для того, чтобы пообщаться с друзьями, которых не видели с прошлой воскресной литургии, обменяться новостями. А во время причастия, буквально подходя к столику с запивкой, уже начинают болтать между собой. А те, кто не принимает Таинство Причастия в этот день, продолжают свои важные разговоры. Особенно пожилые прихожанки считают своим долгом тискать причастившихся младенцев и громко на весь храм уговаривать их проглотить ещё ложечку «теплоты» и бурно хвалить тех, кто справляется с этим делом. После проповеди священник благословляет читать благодарственные молитвы, но их подчас невозможно услышать за поднимающимся галдежом. «Дом Мой домом молитвы наречется…»(Мф. 21:13). 

Как же можно приучить детей и новоначальных к благоговейному отношению к храму, богослужению, к Христу, наконец, который видимым образом, телесно в Чаше Причастия (причащаемся Тела и Крови Спасителя) вынесен из алтаря, если прихожане, особенно, бабушки, на которых принято равняться у молодёжи, ведут себя непочтительно по отношению к святыне, к Таинству Причастия?

Мы приходим в храм для участия в литургии, в совместной молитве. «Душа молитвы – внимание», – говорит святитель Игнатий Брянчанинов Аскетические опыты. О молитве» 8-2_13). Поэтому согрешают те, кто во время богослужения отвлекаются от молитвы разговорами, хождением. Можно добавить, что каждый из нас готовясь к исповеди, читал о том, что разговоры, хождение во время богослужения и даже вроде бы вполне «законные» действия во время богослужения (приложиться к иконам, если вы не сделали этого до службы, поставить свечи или попросить кого-то поставить ваши свечи) тоже являются грехом и требуют покаяния. Богослужение – это общая молитва, а молитва требует внимания и сосредоточенности. Кстати, в одном из многочисленных сборников «Православные чудеса в ХХ веке» есть история о том, как одна женщина во время чтения Евангелия приложилась к иконе святителя Николая Чудотворца, а святитель из иконы сказал ей, что он молится, а она ему мешает.

Запоминаем ли мы, что читаем, готовясь к исповеди? Например, книгу старца архимандрита Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди». Вот отрывок из самого начала книги, из части испытания совести по десяти заповедям: «Заповедь первая: «Я Господь Бог твой, да не будет у тебя никаких других богов, кроме Меня». Какие же обязанности в отношении к Богу по этой заповеди?

[…] И мы ещё оправдываемся, что нам негде почерпнуть эти правильные понятия о Боге, что нас никто не учил и не учит этому, но этим стремлением оправдаться мы усугубляем свою вину, ибо это неправда! Мы ведём слишком невнимательную, слишком рассеянную жизнь и сами не хотим черпать из тех источников, которые есть у каждого из нас.

1.Спросите-ка свою совесть, дорожим ли мы каждым богослужением в храме, внимаем ли тем молитвословиям и песнопениям, какими молится Церковь? Вот вам школа, вот самое нужнейшее, самое истиннейшее богословие, вот самая покаянная молитва, самые вдохновенные славословия Богу Питаем ли мы всем этим разум и душу? Нет.

Господи, прости нас!

Мы не любим приходить в храм к началу богослужения, протискиваемся куда-то сквозь людей во время службы, толпимся и громко разговариваем у свечного ящика, переходим с места на место. Сами не слышим, что читается и поётся, и другим мешаем, ничего не черпаем из этого источника истинного богословия.

Господи, прости нас, грешных!

[…] Мы не только дома не читаем Евангелие, но и в храме не слушаем! Благоговейное поведение в храме обязательно всегда, а во время чтения Святого Евангелия все должны замереть и с наклоненной головой внимательнейшим образом слушать. А мы хорошо ещё, если внешне не толкаемся в это момент (а это бывает с нами – Господи, прости нас!). Хорошо ещё, если не передаём свечки и тем самым не отвлекаем внимание других (Кайтесь Господу, кто виноват в этом, – Господи, прости нас!). Хорошо ещё, если, пользуясь как бы «пустым» временем, не лезем поправлять свечки или зажигать лампадки (это тоже у нас происходит – Господи, прости нас!). Хорошо ещё, если не отвлекаем окружающих пустыми разговорами, и в этом мы грешны, Господи!

[…] Господи, прости наше невнимание, нашу дерзость, наше легкомыслие и холодность, которые мы проявляем к слушанию того чтения, какое предлагает нам Церковь во время Богослужения. Принеся сейчас покаяние Господу, положим с этого дня (для этого не требуется великого ума или необычайного подвига), как только начинается чтение Евангелия в храме, прекращать все посторонние дела, всякое движение, наклонить голову и внимательнейшим образом внимать словам Евангелия.

Помоги нам, Господи!

Но если мимо вас будет всё же протискиваться  человек, который не слышал сегодня исповедь и не знает, как положено вести себя в этот момент, не одёргивайте его злобно. А потом, может быть запомнив его, ПОСЛЕ СЛУЖБЫ с любовью и доброжелательностью объясните, как надо вести себя во время чтения Евангелия. Вот это будет по-христиански! […]».

12 комментариев в “«Многие скорби посылаются разговаривающим в храме» (преподобный Амвросий Оптинский)”

  1. Евгений:

    То, что я скажу – это в некотором смысле риторическое обобщение и некоторое преувеличение, но по сути так бывает часто, особенно с теми православными, которые не пропускают ни одного воскресенья и праздника без того, чтобы ни пойти в храм и даже причаститься всякий раз. И после причастия тут же, едва ли ещё не дойдя до столика с “теплотой”, уже начинают болтать между собой и сплетничать о том, хорошо ли батюшка служил и сколько раз запнулся в ектеньи дьякон. Поэтому ЧТО там чтец читает в это время, какие там благодарственные молитвы по причащении – никто не слушает, да и не может услышать за поднимающимся галдежом (как перед этим не слышал молитв перед причащением, потому что болтал или, толкаясь, занимал очередь к Чаше). Подход к иконе праздника и ко Кресту в конце службы тоже часто напоминает очередь за колбасой в советские времена. Многие считают своим долгом в это время с кем-то поболтать, если не толкаться ожесточённо, пытаясь пробиться побыстрее. А многие и без этого уже уходят из храма, хотя литургия, по-моему, на самом деле заканчивается после того, как, прочитав благодарственные молитвы (“Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!”), священник закрывает Царские врата (на Пасху они не закрываются). Ну, и, как это ни горько, после причастия некоторые (но всё же достаточно многие) тут же, ещё не перекрестившись при выходе за ограду храма, начинают болтать на самые неподходящие темы или клясть последними словами Путина, “Единую Россию”, губернатора, градоначальника или даже церковных иерархов, хотя только что молились и за Церковь, и о стране, “властех и воинстве ея”, только что причастились Тела Христова и Крови Его. А так хочется хотя бы тишины… Господи, милостив буди нам, грешным!
    Я не говорю сейчас о новоначальных, речь в первую очередь о тех, кто активно ходит в храм, участвует в церковной жизни и невольно мнит, что ему как завсегдатаю может быть позволено больше, чем другим. Мне кажется, что подобное суетное и непочтительное поведение в храме у многих таких церковных активистов порождается тем, что они чаще всего выполнение церковных предписаний ставят во главу угла, забывая или просто не задумываясь, не зная, что церковные предписания – посты, молитвенное правило, посещение богослужений, хождение на исповедь, причащение и другие формы участия в церковной жизни – все они являются ни чем иным, как только вспомоществующими средствами к исполнению заповедей Евангелия. Когда человек, забывая о заповедях евангельских, абсолютизирует эти церковные предписания и думает, что исполняя их, он исполняет заповеди Божии, тогда он невольно впадает в явное или тайное тщеславие, которое и порождает такое поведение.

    Конечно, если я сам стараюсь в храме как можно меньше суетиться и стоять ближе к солее, чтобы перед глазами иметь (по совету, кажется, преподобного Серафима Саровского) по возможности только свечи и иконы и как можно меньше суетящихся, а часто и просто глаза закрываю, чтобы не видеть суеты, слушая молитвы или молясь сам Иисусовой молитвой – это не означает, что я уже святой и у меня нет других грехов, может быть, худших. Но об этом у меня сильно болит душа, когда бываю в храме, особенно за причастников, которые так спешат утратить только что приобретённое Сокровище. Господи, помилуй нас, грешных!

  2. Тамара Ступина:

    Спасибо, Евгений. Довольно ценные замечания.
    Я, когда писала этот материал, прочитала несколько поучений батюшки Амвросия. И первое из них – для меня многогрешной:
    «Не хвалися, горох, что ты лучше бобов, размокнешь – сам лопнешь».

    Вот ещё батюшкины советы в утешение:
    «Человек, как жук: когда теплый день и играет солнце, летит он, гордится собою и жужжит: «Все мои леса, все мои луга! Все мои луга, все мои леса!» А как солнце скроется, дохнет холодом и за¬гуляет ветер, забудет жук свою удаль, прижмется к листку и пищит: «Не спихни!»
    «Дом души – терпение, пища души – смирение. Когда пищи в доме не достает, тогда душа выходит вон, т.е. из терпения».
    «Древних христиан враг искушал мучениями, а нынешних – болезнями и помыслами».
    «Если кто телом немощен, а соделал многие согрешения, тот да шествует путем смирения».
    «Разум духовный достигается смирением, страхом Божиим, хранением совести и терпением и находящих скорбей».

  3. р.Б. Любовь:

    Замечание считаю полезными. Напоминания нужны нам постоянно. Сама нарушаю тишину и иногда даже не замечаю…Может быть как-то нужно на проповедях об этом слышать ? О самом простом – молитвенном присутствии.

  4. Тамара Ступина:

    Говорят в проповедях. Но надолго не хватает. Потому и написала

  5. Валерия Абазова:

    любопытно знать мнение…
    Понятно каждому нормальному человеку, что в подобном месте не место разговорам, шуточкам, даже обмену любезностями между православными…
    У меня малыш, пытливый, любознательный, изучающий окружающих и окружающий мир. Каких много, ребенок, одним словом! Как реагировать или не реагировать вовсе (что более всего и предпочитаю) на “шикающих” бабусек, которые так и умудрены житейским опытом, что сопровождают каждое действие сына нелестными замечаниями в его адрес и адрес его родителей…
    Как и кому их вразумить?!

  6. Валерия Абазова:

    Может стоит лучше повнимательнее приглядывать и приглядываться к себе?!

  7. Тамара Ступина:

    Думаю, «шикающих бабусек» может вразумить распечатанная и с благословения настоятеля прикреплённая на дверь храма цитата из преподобного Амвросия Оптинского про многие скорби, например.
    С самим ребёнком всё гораздо сложнее. Сейчас готовлю продолжение этой статьи посвящённую именно детям в храме. Во-первых, любознательный ребёнок действительно нарушает молитвенный настрой «бабусек» и не только их. И родители должны готовиться к вышеозначенным «многим скорбям». Об этом аргументированно говорит профессор Московской Духовной Академии А.И.Осипов.
    Во-вторых, пятилетний ребёнок, не говоря уже о более младших, в состоянии концентрировать внимание не более 10 минут. Такой малыш может «впитать с молоком матери» привычку неблагоговейного поведения в храме, привычку к тому, что храм – это место где можно пообщаться с друзьями, поиграть, пошалить и прочее, но не место, где встречаются Бог и человек; привычку, что Таинство Причастия – это «компотик», и всё, что от него требуется – проглотить, за что он получит множество умильных одобрений и иногда даже конфет от этих самых «бабусек». Достаточно часто после такого воспитания неблагоговейных родителей подростки и юноши, с детства носимые в храм, становясь старше, наотрез отказываются идти туда самостоятельно. И через много лет Господь возвращает их в храм только именно «многими скорбями».
    Рекомендации я встречала такие: мать должна выбирать (и в этом её крест): или она молится сама и оставляет ребёнка дома, или приходит на богослужение с ребёнком на столько времени, сколько малыш может выдержать. Сейчас зима, и не выйдешь погулять, когда малыш устанет. Ситуации бывают очень разные, и Господь Долготерпеливый и Многомилостивый смотрит в сердце. Если вас привозят к началу богослужения друзья – поговорите с отцом Ярославом, как быть в вашем случае.

  8. Валерия Абазова:

    Жду с нетерпением продолжения…
    СпасиБо…

  9. Тамара Ступина:

    Постараюсь поскорее, но как получится

  10. Тамара Ступина:

    Прошу прощения, мои дорогие. Статью готовлю, но она требует внимания и труда. А я устаю очень – внучёк требует забот, а его мама готовится к защите диплома.
    Но я всё помню постараюсь закончить поскорее. Прошу молитв

  11. Алексей:

    Спаси Господи за статью и беседу! Если это возможно – сообщите о готовом продолжении!

  12. Хорошо, что я живу в селе и у нас люди понимают, что разговаривать в храме не хорошо. И ведут себя прилично, стараются не пропустить слово Божие. Как все таки город калечит психику людей.

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree