Колокол Чернобыля

«Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде «полынь». (Откровение 8:10,11)

26 апреля. Эта дата для нашей семьи значимая. В 1986 году я училась в Киевском университете, а мой (тогда ещё будущий) муж в Киевском военном училище. Конец апреля в том году был солнечным и тёплым. Градусов 25, не меньше. Совсем лето. Погода стояла солнечная. Первомайские праздники, Велогонка Мира по центральным улицам города – всё располагало к прогулкам. И мы гуляли по паркам, любовались цветами – всё было в цвету – и деревья, и кустарники, и клумбы – цвели каштаны, яблони, сирень, каждый клочок земли был с тюльпанами или нарциссами. Приятный прохладный ветерок. Спустя всего несколько дней мы узнали, откуда дул этот ветерок. Собственно слухи о том, что случилось на атомной станции, по городу поползли практически сразу. Но как-то не верилось. Да и все школьные знания о том, как уберечься от радиационной опасности не приходили в голову. Спустя много месяцев после аварии я узнала, что достаточно было несколько дней, когда ветер дул со стороны Чернобыля, сидеть дома с закрытыми окнами и форточками. Даже стекло могло защитить от летучего радиоактивного йода. Нужно было выпить несколько таблеток калия йодида, чтобы защитить щитовидную железу, или стакан молока с 2–3 каплями йодной настойки. Но эта защита была бы эффективна только от радиоактивного йода, а другие радиоактивные изотопы? Щитовидная железа откликнулась на радиацию. Но узнали мы об этом тоже намного позднее.

Первый учебный день после майских праздников огорошил. Ректор университета издал приказ о досрочной сессии и о том, чтобы до 15 мая в городе не осталось ни одного студента. Ректор – (помню только фамилию – Белый) профессор-химик. В университете были свои лаборатории, были и дозиметры. И ректор прекрасно понимал опасность радиации для молодых организмов. Составили график сессии. Уже не помню, что решили делать с курсовыми и дипломными – всё-таки на полтора месяца раньше срока сдать работу вряд ли возможно. Наша группа сдала всё за неделю. Три юные мамы из нашей группы со своими малышами срочно уехали из города куда-то к родственникам. А потом во всех СМИ выступил министр здравоохранения и сказал, что опасности для населения нет. Ректора заставили отменить приказ, экзаменационные и зачётные ведомости порвали, а тех, кто успел уехать из Киева, подали на отчисление из университета. Мы написали от имени своих уехавших сокурсниц заявления на академический отпуск в связи с рождением ребёнка, и таким образом, сохранили девчонкам возможность учиться, пусть и потеряв год. После отмены сессии было очень тихо на переменах – особой радости не было. И ещё мы боялись весенних и летних дождей. Преподаватели тоже. И если вечером начинал накрапывать дождик, тем более сильный – преподаватели, чаще преподавательницы отпускали нас домой. Никому не хотелось попасть под радиоактивный дождь.

Помнится, в этом году были необыкновенно дешевые клубника и ранние овощи. Как-то не хотелось есть ничего с грядки. Зато консервы неукраинского производства шли нарасхват.

Училась я на вечернем отделении, а работала тогда в детском саду. Старшие дети практически все разъехались, а малыши моей ясельной группы вернулись к началу июня – у мам закончились отпуска, не у всех была возможность оставить кроху с родственниками. Песочницы накрыли щитами, чтобы дети не играли с радиоактивным песком, играли только на асфальте – для двухлетних малышей не очень весело, да и коленки страдали регулярно. Асфальт поливали несколько раз в день. Влажная уборка проводилась в группах постоянно. Ежедневно приходили из санэпидстанции с дозиметрами проверять всё что можно. Так что мы все мыли всё и постоянно. А воду сливали в канализацию – а куда же ещё. Металлические трубы в бетонных стенах – тогда никто не измерял дозиметрами, что с ними происходит. Здания эти стоят и по сию пору, и по сию пору нет денег на замену металлических труб.

Знакомая срочно обменяла очень хорошую квартиру в центре Киева на что-то крошечное в Ленинграде – никто не хотел ехать в Киев. Переехала, устроилась на работу. А потом её сотрудники прочитали в «Комсомолке» о том, что все, кто приехал из поражённой зоны сами «фонят» — излучают пусть и не очень большую дозу, но больше фоновой. Её заставили уволиться. К концу года она снова поменялась на Киев. Не смогла выдержать паники сослуживцев, не смогла найти работу.

Что ещё помню? Мы все узнали, в какой стороне Чернобыль. Нескончаемые колонны бетономешалок, грузовиков шли по улицам города.

Ещё позже мы узнали о тех, кто буквально собой, закрыл атомное жерло невидимой смерти. Упокой, Господи, души тех, кто скончался там сразу, тех, чья жизнь после страшной командировки в Чернобыль была краткой и исполнена болезней.

Ещё позже я узнала, что древние Киевские храмы несмотря на толстые каменные стены, которые должны были впитать в себя, накопить огромную дозу радиации – её не накопили. Стены ещё тогда, в 86–м, вопреки всем законам физики, имели фон ниже того, что был в окружающем воздухе.

«Звезда-полынь». Это выражение в 1986 я слышала часто. Говорили, что это из Библии (у меня тогда Библии не было и взять было негде). «Полынь» переводится на украинский именно так: «Чорнобыль». Это слово ещё многие годы будет отдавать горечью. И услышав его, мало кто будет думать о степной траве.

3 комментария в “Колокол Чернобыля”

  1. Ксения:

    Тоже помню то время. Мне тогда было семь лет. Были с бабушкой на параде у нас в Петропавловске в честь 9 мая. Но праздник не был для меня праздником, своим детским сердечком понимала, что случилось большое горе. Не было салюта, так мной любимого. На лицах всех людей было выражение вселенской скорби… Позже, в 1988г. полетели в Белоруссию. Её Чернобыль тоже не обошёл стороной. Не разрешали купаться в реке, даже на берегу стоять… На Камчатке тоже выпадали кислотные осадки. Помню снег ярко-жёлтого цвета. Не разрешали без головных уборов ходить…
    Упаси Господи нас от таких катастроф! От нас тоже много зависит, чтобы их не было.

  2. Елена:

    Упокой, Господи, души рабов твоих, жизни свои за други положивших! Особенно хочу вспомнить о вертолетчиках, благодаря которым эта катастрофа не переросла в более масштабную. Что же это все-таки за люди такие – кто идет на смерть, спасая ближних???!!! Какая сила духа!!!

  3. Тамара Ступина:

    О вертолётчиках я хотела написать отдельно. Есть материал на эту тему. Может, как-нибудь соберусь.

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree