“УРОК МОЛИТВЫ”

Когда у монаха Арсения спрашивают, где и как он научился молиться….
А молился он, действительно – весь уходя в молитву. Не отвлекаясь ни на что…Горячо. С верой. Живя только ей. А точнее разговором с Богом. Ведь молитва – это разговор с Богом.

Так молились, наверное , наши предки. И – больше того – подвижники gервых веков христианской эры … Словом, когда от него долго не отстают. То он смиренно отвечает:
– Да какой из меня молитвенник… Хотя кое-какой опыт однажды, и правда, наверное, приобрел. После одного трагического, правда, сразу скажу, со счастливым концом случая. И уточняет :
– Племянница научила!
Видя, что его не совсем понимают, монах Арсений улыбается и начинает объяснять уже более подробно:

– Заехал я как-то в гости к родному брату. радости было…Ведь лет десять не виделись ! Я на севере тогда трудником в монастыре был. В отпуск как-то не тянуло. За это время жена его и сына, и дочку родить успела.
Племяннику уже семь лет. А племяннице всего четыре. Не знали куда меня усадить. Чем угостить… Ну, суета редко доводит до хорошего.
В общем, ради такого случая, и чтобы нам с братом лучше освежить память нашего детства , решили даже попить чаю из родительского самовара, который тем, в свою очередь, достался от их родителей, судя
по всему, тоже получивших его по наследству… Споря, сообразили, наконец, как нам, привыкшим к электрическим чайникам, с ним нужно управиться. Вышли во двор, накололи дров, нашли сапог, чтобы им
огонь в трубе раздувать. А когда он уже окончательно закипел, отвлеклись на минутку, решая как бы аккуратнее, чтобы случайно не обвариться паром и не выплеснув ни капли крутого кипятка, занести его в дом. И тут…

При этих словах монах Арсений обычно зябко передергивает плечами :
– Племянница, первый раз видя не в книжке, а в жизни – настоящий пузатый бронзовый самовар с выгравированными на боку царскими медалями, решила посмотреть, что там у него внутри. И…. опрокинула
его на себя ! Вместе с пятью литрами страшно забурлившей на ней воды…Даже закричать, как казалось должно бы, не успела.Только ойкнула и потеряла сознание.

Тут и слушателям невольно становится не по себе. А монах Арсений
продолжает :
– Празднику, конечно, сразу конец ! Брат завел машину – и в больницу.
Врачи в приемном покое, уж на что повидавшие виды мужчины, просто в ужасе. В клинику ее, говорят, немедленно в клинику ! Хотя по глазам вижу – без толку да и поздно. Правда, в клинике врач, видно, чтобы успокоить
нас, сказал, что надежда есть но придется делать пересадку кожи. Большую пересадку. Очень большую…

“Завтра, – говорит, – приезжайте. А мы тут сами сделаем все, что возможно…” Но по его вздоху было ясно, что приезжать нам придется уже не за живым маленьким человеком. А она лежит и чуть-чуть постанывает. Наверное , приходит в себя. Окунаясь в боль во всем тельце… Честно скажу, смотрел на нее и искренно думал: уж лучше б я сам, чем она , обварился ! А уж о брате что говорить… Вернулись мы с ним домой… Его жена бьется на кровати в истерике. Плачет уже беззвучно. Мы с ним друг на друга даже не смотрим. Брат этот самовар
просто в клочья был готов разорвать. А у меня перед глазами – только
племянница.

Не сразу даже и иконы на стене увидел. А как увидел , то так и рухнул перед ними на колени. Брат рядом. И – давай мы молиться! Никогда в жизни – ни до, ни после – я так не молился. Как только не упрашивал
Господа. Как только ни умолял облегчить страдания племяннице и оставить ее живой. Вплоть до того, что просил взять мою – вместо ее – жизнь взамен!

Что, собственно потом и сделал, став вскоре, после возвращения в монастырь, монахом, то есть добровольно умерев для этой земной временной жизни. Брат ушел успокаивать жену.. А я так до утра и не вставал с колен. Только с рассветом смог встать да разогнуть спину с помощью брата. И мы молча поехали в клинику.. Рано приехали. Врача еще не было на работе. А медсестра как-то странно посмотрела на нас.

И вывела из палаты к нам, ожидавшим самого худшего …мою племянницу! Увидев в коридоре отца, она радостно бросилась к нему.
Тот, не зная, верить или не верить происходящему, боялся даже дотронуться до нее. А она, слегка стесняясь меня – не успела привыкнуть еще! – взяла его руку и сама провела ею по своему плечику … потом –
по груди:
“Вот видишь! И совсем не больно! Ну, чего ты плачешь?…”
Смотрю, а брат, действительно плачет. И вижу-то его как радужный туман, что значит – у самого на глазах слезы. А тут и врач появился. говорит:
“А-а, пришли… А это что с вами за девочка – подружка потерпевшей , что ли ?” Говорил лишь бы что-то сказать.Оттягивал время. И не узнал свою безнадежную пациентку ! А как узнал, бросился осматривать,проверять.Очки платочком протер. Повторил все сначала. И только развел руками:
– Этого не может быть.. У вас… то есть, у нее же все затянулось! И не нужно даже самой маленькой пересадки кожи ! Она – совершенно .. здорова ! Может, вы мне что-нибудь объясните ? Я сам ничего не могу
понять…

Мы. как оно и было на самом деле, сказали ему , что только молились. Но, кажется, он не поверил. Монах Арсений вздохнул. Словно жалея врача. И вновь улыбнулся:
– А я вот именно с тех пор и понял, как надо молиться. Не всегда, конечно, удается хотя немного, ну хоть чуть-чуть приблизиться к тому состоянию,
в котором я тогда пребывал. Но память осталась. И, если кто – письменно
или очно – обращается за молитвенной помощью в подобных тяжелых случаях , она словно оживает в сердце всей своей силой и очень помогает тогда мне, смею надеяться, что и им, то есть тем, за кого они просят, тоже !

– А еще, – уже совсем радостно заканчивает он рассказ,- эта история очень сильно повлияла на моего брата. В духовном плане. Он вскоре
воцерковился. Жена его, разумеется, тоже. И они воспитали своих детей – моих племянника и племянницу – в той крепкой и живой вере, какой жили наши предки !

монах Варнава ( Санин)

Один ответ в ““УРОК МОЛИТВЫ””

  1. Тамара Ступина:

    И у меня был похожий случай, когда близкому человеку никто не мог помочь. Я тогда была очень молода и это было в советское время. Молилась я не очень долго, во всяком случае точно не всю ночь, но такого накала молитвы мне повторить больше не удалось. Да, это удивительное ощущение

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree