Церковь в Гонконге поднялась ближе к небу

“Очень интересно жить в стране, которая меняется на глазах. Правда, китайские мудрецы считали время перемен неблагоприятным для жизни. Однако, времена не выбирают, как мы знаем. Не раз возвращаюсь к мысли о том, что для современных китайцев вопросы веры и религии играют намного более важную роль, чем многие привыкли считать. Об этом стоит еще написать подробнее”.

Я хожу по Гонконгу и читаю “Гонконгскую тетрадь. Весна 2016” протоиерея Дионисия Поздняева. Отец Дионисий — настоятель православного храма здесь. Так со мной уже случалось 30 лет назад: я оказалась в Армении, ничего не зная о стране. И друзья, к которым я приехала, дали книгу Андрея Битова “Уроки Армении”. Картина сразу стала подробнее, отчетливей. И сейчас также, я ведь здесь всего на несколько дней, а “с наскоку” разобраться в ситуации трудно. Даже если тебе стараются максимально открыто и честно отвечать на вопросы. А тут — “Тетрадь”. И не только она.

Отец Дионисий занимается делом для меня абсолютно непостижимым: переводит на китайский православную литературу. Перевели уже не один десяток книг. Помогают ему в это второй священник Анатолий Кунг, китаец по происхождению. И алтарник Амвросий. Тоже китаец: “Конечно, это не китайское, а русское имя. В школе я читал Достоевского. И больше всего мне понравился роман “Братья Карамазовы”. Но особо сильное впечатление оставил старец Зосима. А позже я узнал, что его прототип — оптинский старец Амвросий. Так я выбрал себе это имя. В 2009 году я поступил в университет, выбрав русский язык как специальность. Когда я закончил учебу, отец Дионисий пригласил меня работать переводчиком. С тех пор я помогаю ему”.

Запись от 31 марта: “Опубликовал перевод Часов — третий, шестой, девятый. Параллельный текст — славянско-китайский. За основу был взят перевод Псалтири У Цзянсюна — поэтический текст в стиле классического китайского языка….”

Наверное, неправильно сразу о книгах, хотя в них есть очевидная потребность, раз храм в Гонконге посещают китайцы, да и в Китае есть православные приходы. И все же сначала надо бы обрисовать ситуацию. Ведь, когда слышишь о Гонконге, первыми приходят на ум приверженность британским традициям после установления здесь английской колонии, высоченные небоскребы, самая развитая банковская система, сказочные драконы, которых тут почитают и относятся к ним серьезно. Это, конечно, и родственная близость с Китаем – старшим братом, отцом и матерью Гонконга.

И мало кто интересуется, как здесь обстоит дело с христианством. Тем более, что традиционными религиями Гонконга считаются даосизм и буддизм. Тем неожиданнее и интереснее было услышать о живом христианстве в этой стране. По некоторым данным, в Гонконге более полумиллиона католиков, 300 тысяч протестантов. Есть и православная церковь, принадлежащая Московскому Патриархату.

Кстати о небоскребах. Православный приход расположился на 12 этаже в небоскребе в самом центре города. Алтарь, клирос, солея, иконы, лампадки. Конечно, священники и прихожане — русские, китайцы, гонкогцы. Протоиерей Дионисий Поздняев говорит, что такое здесь не редкость:

– Для большинства гонконгских христианских храмов это обычная ситуация. На 7 этаже под нами — филиппинские пятидесятники под названием “Шолом”. И на других этажах есть христианские организации. В городе мало земли, она не продается, Город не столько раскинулся вширь, сколько устремился ввысь. Поэтому оказаться на каких-то этажах — здесь обычное дело. Христианство устремилось из подвалов на чердаки. Возможно, в этом вектор будущего.

– Храм в честь апостолов Петра и Павла – почему вы выбрали их? Разве нет кого-то поближе. Скажем, китайских святых?

– Я ничего не выбирал. Православный приход существовал здесь с 34-го года. Его деятельность прервалась в 70-ом году. И возобновилась теперь с тем же именем. И мне кажется, что, поскольку они — первоверховные апостолы, с точки зрения миссионерства это удачно. С другой стороны хотелось бы видеть здесь хотя бы один храм, освященный в память китайских святых: священномученика Митрофана или мучеников восстания ихэтуаней.

– А как вы оказались в Гонконге?

– У меня был типичный путь в Китай через Север, а Гонконг возник как мостик на пути в Китай, хотя он имеет свое самостоятельное значение. А как мост он уникален. Юридическая ситуация позволяет христианам жить здесь без ограничений, в том числе, иностранцам. Поэтому Гонконг был предложен и выбран как город, способный играть ключевую роль в деле нормализации ситуации Православной церкви в Китае.

– Могу представить себе, из чего состоит жизнь офисного работника заграницей. Даже фрилансера. Чем занят священник? Сомневаюсь, что здесь есть смысл служить каждый день, поскольку прихожан не так много.

– На самом деле мы служим каждый день. Если не служим литургию, стараемся служить вечерню или утреню. Не всегда кто-то бывает на службах, но это возможность для людей прийти. И они приходят. А за пределами служб мы беседуем. Так что работа священника здесь связана прежде всего, с богослужениями, как и должно быть. Ну и, поскольку у нас отсутствует секретарь, бухгалтер, администратор — вся работа по переписке, приходским финансам тоже на мне. Мы ходим в тюрьму, навещаем наших заключенных. Это не только занимает время, но и достаточно хлопотно. Общаемся с другими христианами: протестантами, католиками. С учебными заведениями. Отчасти на мне работа по администрированию Центра русского языка, который мы создали при храме. Работы много.

Есть еще один человек, без которого жизнь прихода была бы неполной. А, возможно, просто не состоялась бы. Это жена отца Дионисия, матушка Кира. Я вижу ее на клиросе во время службы, наблюдаю, как она общается с прихожанами после службы.

– Дома не было, денег не было, прихода тоже. Батюшку, как я понимаю, вы не видели круглые сутки…

– Как раз батюшку я начала видеть здесь. В Москве его не было совсем. Пять дней он работал в Отделе внешних церковных связей Московского патриархата, в субботу-воскресенье служил на приходе. В воскресенье вечером иногда служил акафист. Поэтому мы встречались только через воскресенье. Наверное, когда уезжаешь молодым, и у тебя еще нет привычек, только капризы, сделать это было достаточно легко. Я до сих пор ловлю себя на том, что пребывание в Гонконге кажется мне затянувшимся интересным путешествием. И в те годы тоже было все взахлеб, все в новинку, все интересно. Интересно было, как вживаются дети, как собирается приход, сколько энтузиазма вокруг. Много неожиданных и интересных встреч с самого начала

– Что значит быть женой настоятеля храма РПЦ в Гонконге? Вы общаетесь с женами священников в России – ваши обязанности различаются? Или все похоже, только название страны сменилось?

– Мне кажется, что в Гонконге легче быть матушкой. Во-первых, не так много людей на тебя смотрит. Ты, конечно, на юру, но не так, как в Москве. Кроме того, в России много внимания уделяется внешнему. В Гонконге смещенное восприятие. Здесь больше смотрят: не та то, какой длинны юбка, с кем дружишь, а что ты за человек. Какой ты христианин.

Обязанности? Довольно часто те, кто редко ходят в храм или вообще никогда не был в храме, боятся напрямую обратиться к батюшке. И они сначала идут ко мне. Просят совета — как подойти, как объяснить. Спрашивают, поймет ли он и не стыдно ли с таким вопросом к нему обращаться. Поэтому я своего рода бампер. Ну и самая главная обязанность — обеспечивать тыл супругу.

Приходу в Гонконге 14 лет. За эти годы пережили многое. А все же сделали ремонт в офисе, переделав под храм. Появились иконы, облачения. Переводчики переводят новые книги. Часть службы теперь идет на китайском и английском. В чем приход нуждается больше всего — спрашиваю отца Дионисия.

– Как это ни банально прозвучит — в деньгах. Расходы по выплате ипотечного займа банку за при обретение церковного помещения, зарплаты — это тот инструмент, который дает возможность действовать. Потому что, в каком направлении действовать, мы знаем, умеем это делать. Но мы действительно ограничены в ресурсах материальных. И, как следствие — в человеческих.

Запись от 30 апреля: “Сегодня — годовщина священнической хиротонии, двадцать два года. В день хиротонии, Великую Субботу, как ставленик в начале службы я был уже в белом облачении — все остальные еще в черном. И сегодня у нас в храме — новокрещеные гонконговцы Георгий и Александр Стояли в белых крещальных одеждах на литургии, когда все еще были в черном, и только ждали вести о грядущем воскресении. Будем молиться и о том, чтобы для новокрещеных этот день стал памятным — когда, получив полноту благодати, все остальное в жизни выстраиваешь вокруг этой полноты как центра бытия”.

Мария Свешникова “Вести.ру”

Один ответ в “Церковь в Гонконге поднялась ближе к небу”

  1. Тамара Ступина:

    Мне очень понравился необычный иконостас. Мария Свешникова спросила отца настоятеля и выяснила, что за деревянной решёткой обычная ткань.

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree