“… Многие из нас желают силком притащить в Церковь, к Богу своих детей, внуков, мужей…”

В сегодняшний воскресный день Святая Церковь предлагает нашему вниманию притчу, которую сказал Господь: Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его (Лк. 16, 19-21). Лазарь был смиренный человек, совсем не революционер, не хотел у богатого отнять имущество и поделить всё поровну, не хотел даже сесть с ним за стол, не просил подать ему какое-то блюдо с этого стола, он только желал, когда все поедят и уйдут, собрать и съесть то, что упало. Никому от этого вреда не было бы, может быть, собакам меньше бы досталось. Но стол большой, падало довольно много, то есть и собакам хватило бы, потому что собаки ели постоянно, питался богатый человек не раз в день, поэтому, конечно, Лазарь был бы сыт. То есть его потребности были микроскопические просто.

Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово (Лк. 16, 22). Что такое лоно Авраамово? Эту же притчу говорил Господь, а до сошествия Христа во ад (после Своего распятия) все души всех людей – и праведников, и грешников – сходили в ад, по-еврейски «шеол». Независимо от того, как человек жил и что делал, все оказывались в аду, но в аду разные были места и условия. Лазарь был отнесён на то место, которое называется «лоно Авраамово», туда, где пребывал отец всех верующих праведный Авраам и другие праведники. Лазарь оказался в аду, но в месте, где были праведные люди. Потому что Господь счёл, что его такое смирение спасает его от адских мук. Он был такой скромный, воспитанный и нетребовательный человек, каким должен быть не просто человек Ветхого Завета, а это уже прямо качества христианина. Поэтому Господь его приводит для нас, христиан, в пример, какими мы должны быть в нашей жизни, какого поведения придерживаться. Лазарь в этом служит примером.

Притча упоминает имя нищего – Лазарь, а про богача говорится: «богач». Ну, один из богачей, мало ли их! Кто их запомнит! А Лазарь через притчу вошёл в историю. Почему так? Потому что с самого раннего времени существования Церкви в каждом храме была книга жизни, и христиан туда записывали по именам. И вот Лазарь как предвосхитивший христианскую жизнь был записан в книге жизни, а богач нет, потому что дары Божии (а богатство – тоже Божий дар), он закопал в землю, ничего не приобрёл себе духовного, хотя с большими деньгами можно сделать очень много всяких хороших дел. Каждый раз, когда я еду по Садовому кольцу, восхищаюсь Шереметьевским дворцом, построенным им для людей, которые прибывали в Москву и не имели жилья. Назывался странноприимный дом. Странники эти все, калики перехожие имели возможность в этом дворце получить еду и постель. Сейчас там институт Склифосовского, тоже богоугодное заведение. Ну а в центре, конечно, там прекрасная церковь находится, потому что там же люди получали и духовное утешение. Граф Шереметьев был очень богат, некоторые говорили, что он был самый богатый в России человек. Он от своего богатства отдал часть для самых обездоленных людей, кому и ночевать-то негде. Особенно зимой весьма у нас прохладно. Вот он деньги свои, кровненькие, потратил на то, чтоб призреть странноприимных, странников. И построил странноприимный дом. А этот богач даже просто не подумал, чтобы взять и от своих щедрот уделить часть нищему, потому что всегда готовят с запасом, и мог бы этого нищего и покормить. Но он этого не сделал.

Умер и богач (Лк. 16, 22). Может быть, некоторые не знают, но богатые так же умирают, как и бедные, и всё, что они «набогатили», это иногда, в редких случаях, достаётся детям. А так обычно коту под хвост, потому что человек зарабатывает, бывает, столько средств, что это истратить невозможно. Это надо быть каким-то Рокфеллером, чтоб на сто лет хватило и детям, внукам, правнукам. Для этого надо очень бескорыстно любить деньги, прям вот в них иметь смысл жизни. А так обычно это всё переходит из рук в руки, недвижимость, например. Вот возьмите любую московскую усадьбу и проверьте, как она вообще себя чувствовала. И окажется, что в каждом поколении новые хозяева: то Бестужев, то Мусин-Пушкин, то ещё кто-то. Даже от отца к детям, и то не переходит. Спрашивается, чего строили, чего мучились, чего берегли, чего охраняли, что от пожара спасали, зачем так много? Как мне один богатый человек рассказывал: «Ну, построил четырёхэтажный дом, а на четвёртом этаже был два раза: первый раз – когда батюшка нам дом освящал, а второй раз я что-то искал, забыл, думаю, схожу туда». А дом отапливается, подметается. То есть просто выброшенные деньги. Вот, неправильное управление имуществом.

И вот, богатый в аде, будучи в муках (после похорон), он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал: «отче Аврааме! Умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем» (Лк. 16, 23-24). Вот за гробом атеистов нет, гордецов тоже, он уже тоже не хотел поплавать в прохладном бассейне из боржоми, ничего этого не хотел, он просил: «Палец омочи, и мне язык только прохлади, уж очень горю в огне». Самые скромные у него возникли потребности. Потому что это здесь человек надувается: «Я в это верю, в это не верю, я агностик, я…». Подожди, голубчик, недолго осталось, всё тебе там объяснят заплечных дел мастера, и с тебя слезет весь твой гонор, как в песне поётся: «Если был он с гонором, то будет без». Вот с богатым это и произошло.

И что же ему отвечает Авраам? «Чадо! Вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь – злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь; и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят» (Лк. 16, 25-26). То есть он сказал: «Мы не можем туда перейти, чтобы тебе омочить язык». Что это значит? А это значит, что каждый наследует то, что он стяжал в свою душу. Чтобы попасть туда, где был богач, надо стать таким, как он. А Авраам как раз не мог таким стать, он отличался гостеприимством, и однажды Господь почтил его гостеприимство тем, что явился ему сам под видом трёх путников. Явилась Аврааму Святая Троица, и Авраам Им служил как путникам, хотя никогда допрежь того Их и не видел. Просто он не мог как-то иначе поступить: человек с дороги, а тут трое, и от своих щедрот накормил, принял. К нему сам Бог в гости пришёл. Потому что нет больше той добродетели, когда кто принимает странных. Может быть, поэтому граф Шереметьев и построил свой дворец для странников. Может быть, такая мысль у него была. Конечно, тогда русские люди были образованные и в Священном Писании начитанные, не то что теперь: в одно ухо влетело, в другое вылетело.

И вот, гостеприимному Аврааму нет возможности перейти туда, где был жестокосердный богач. Так же и богатому: каким ты умер, таким ты остался в вечности навсегда, ты уже не можешь перейти туда, где Авраам, где странноприимные, где милосердные, где сочувствующие люди, никак не можешь.

Тогда сказал он: «так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения». Авраам сказал ему: «у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их». Он же сказал: «нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются». Тогда Авраам сказал ему: «если Моисея и пророков не слушают, то, если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (Лк. 16, 27-31). Это очень замечательные слова. Я, собственно, стал так подробно говорить об этой притче ради этих слов, потому что очень многие из нас желают силком притащить в Церковь, к Богу своих детей, внуков, мужей, редко – жён (такие тоже случаи бывают), для того чтобы они захотели бы спасти свою душу. Для этого детей часто силком и причащают. Он упирается, изгибается, ему это всё не надо абсолютно, он орёт, беснуется. Нет, чтоб только причастить! Чего достигают? Ничего, только отвращения ко всему церковному, и к самой церкви, и ко всему, что с этим связано. А вот всякие эти разговоры о том, что надо ходить в церковь! Спрашивается, зачем в неё ходить? Это что, магазин или театр? Церковь не для того же существует, чтоб в неё ходить. Совсем нет, совершенно не для этого. А люди, к сожалению, не понимают, думают, что если он будет своего ребёнка или взрослого человека таскать, заставлять, подкупать, то обязательно он тогда спасёт свою душу. Нет, в церковь приходят люди, которые предпочитают встречу с Богом любому другому общению, для которых это дорого – встреча с Богом. А не то, что механически его водить, и спасение само получится. Такого не бывает. Между тем, кто любит Бога и приходит к Богу и тем, кто не знает Бога и к Нему не идёт, а его просто тащат, огромная пропасть. И ни одни туда не приходят, ни другие оттуда. Это совершенно разные люди. Одни прозрели, они видят Бога, общаются с Ним, молятся Ему. Это же общение. Что такое молитва? Молитва – это беседа человека с Богом. А то, что мы слушаем Священное Писание – это Бог обращается к нам. А Бог нас ещё и питает – не крошками со Своего стола, а сам самого Себя даёт нам в пищу через Святые Христовы Тайны. Одним это надо, а другим это невдомёк, им лучше на компьютере играть, или на балалайке, или с друзьями пообщаться. Одни слушают Моисея и всех пророков и апостолов, которые написали Священное Писание, а другие слушают ребят в классе или во дворе. Каждый слушает то, что ему нравится: один Моцарта, а другой – хеви-метал. Каждому – своё. И вот по этому своему и определяется человек. Рай – это твоё? На. Ад – это твоё? На. Каждый человек – маленький, большой – выбирает сам рай или ад, Господь никого не осуждает на рай или на ад, богач сам выбрал себе компанию, с кем ему быть в вечности. И этот самый нищий Лазарь таким же образом выбрал. Он стяжал себе такие качества души, что оказался там, где Авраам и где другие такие милосердные, любящие окружающих люди.

Труженик с тружениками, попрошайка с попрошайками. Просить – тоже труд, но это труд такой, когда человек не хочет палец о палец ударить. «Я, – говорит, – больной». Отлично! А ты можешь на кнопку нажать, чтоб шлагбаум поднялся, а потом на другую нажать, чтоб он опустился? Что, рука отваливается? А на телефоне не можешь работать, звонки принимать? Можешь. Всё можно. А сколько людей насиживают себе такие седалища, бумажки перекладывая справа налево на работе? Потому что пришёл на работу, надо сразу чаю, потом до обеда поговорить, потом покурил – уже обед. Обед опять сидя, нет, чтоб стоя, больше же влезет. А там, глядишь, чаю попил, уже и домой на метро или в магазин. Сколько угодно такой работы. Десять миллионов таджиков трудятся, находят работу, а какой-то человек не может. Почему? Не хочет. И колясочники, если хотят, с трудом, но устраиваются на работу и работают. Человек не хочет. Он сам выбирает себе свою жизнь. Кроме тех, которые лежат. Есть такая категория, когда человек уже лежит, парализован, или ещё какое-нибудь у него заболевание, конечно, он не может, тогда другие люди берут на себя заботу о нём, и без этого милосердия человечество вообще умрёт. Потому что человеческие качества можно вырастить в себе, только когда вокруг есть больные, убогие, слепые, горбатые, умирающие. Только так. Не будь их, человек будет жестокий, он будет только смеяться над болящими людьми. Некоторые спрашивают, почему дети болеют. Для того и болеют, чтобы родители, бабушки были милосердны. А государство – не только наше, и в Европе – придумывает всякие технологии: специально создают перинатальные центры, где определяют, ребёнок родится больной или здоровый. Если есть вероятность, что больной, то его сразу убивают. Почему? Потому что на него расходы. Что, больной, потом его лечить, деньги собирать по всей стране. Тому три миллиона, тому полтора. А тут всё: шлёп! – и нет его. И сам перинатальный центр стоит очень дорого, чтоб построить, нужно вложить десятки миллионов. Зато все довольны. Одного вылечили, тысячу уничтожили заранее. Натуральнейший фашизм. Это Гитлер так придумал: всех сумасшедших – в газовую камеру, всех инвалидов – в газовую камеру. Ну что их кормить, если они не могут трудиться для нашего любимого Третьего рейха? Сейчас мы живём в цивилизации победившего фашизма. Идеологически фашизм победил. Уже и для детей эвтаназия, а кто постарше, их просто принуждают: «Чего тебя лечить? У тебя рак четвёртой стадии. На тебя обезболивающие тратить? Лучше две таблетки, и всё, и сразу отправляешься в морг». Всё цивилизованно, всё культурно, всё по согласию, везде печати, везде подписи. Когда у нас засекли трансплантологов, которые расчленяли живых людей, то обнаружили пачку свидетельств о смерти с печатями. Кому почка нужна, кому что. Мы же продлеваем жизнь, а он же всё равно лежит, у него смерть мозга. Ну и что ж, что сердце бьётся? Ну и что ж, что у него душа там внутри, в теле? Он же в коме. Как будто из кому люди не вставали через 10 лет, через 15! Одно дело – Господь прибрал, а другое дело – тебе за денежки нужно свеженькую почечку, это совершенно другой вариант. А там по телевизору уже слёзы лить, что трансплантология остановилась, уже никак нельзя никого спасти. Речь идёт не о трансплантологии, а речь идёт о том, что расчленять живых людей – это нехорошо, это исключительно фашистская технология, и впервые она в Третьм рейхе под руководством доктора Менгеле апробировалась. Люди сами не понимают, во что из-за денег они оказались втянуты.

Притча о богатом и Лазаре нас призывает держать свою совесть в чистоте. А болезнь и смерть – очень необходимые для людей вещи. Они сохраняют наше сердце в таком состоянии, когда для нас возможно проявить милосердие. Есть возможность. Когда нет такой возможности, люди черствеют и превращаются в равнодушных зверей. И тем они страшнее, что они разумные. Разумный зверь гадостей всяких сделать может гораздо больше своему ближнему.

Когда такой разумный зверь умирает, обычно так всё выглядит отлично: шикарные похороны, хорошее кладбище, чёрного гранита огромный монумент, цветов – море, гроб дорогущий, как лимузин. Но этим всё кончается, потому что дальше ад кромешный и мучение от того, что человек понимает, что он прожил бессмысленную жизнь. Без милосердия жизнь абсолютно бессмысленна, потому что смысл бытия человека – это служение Богу, причём служение любви. Если в этом человек не участвует, то смысла в его жизнь вообще никакого нет, один вред: перерабатывал кислород, азот в углекислый газ, перерабатывал хорошие растения в навоз, губил деревья, чтоб себе паркетом выстелить пол, ездил на автомобиле, чтоб провонять всю атмосферу, и ничего не привнёс, только всё себе, себе, себе. И когда умирает, оказывается , что то, что «себе», всё осталось на земле. Как сказано в Писании, надо в Бога богатеть (см. Лк. 13, 21). Ничем таким божественным подобный человек и не разжился. Замечательная притча о богатом и Лазаре об этом и говорит, поэтому мы должны её хорошенечко запомнить и почаще себе на ум приводить. На кого я сейчас больше похож: на богатого или на Лазаря? И из этого делать выводы. Я оказываю милосердие или закрываю своё сердце?

Спросят: а как же, а сколько жуликов? Да, огромное количество. И похищают ордена у ветеранов, и обманывают старух, чтобы выклянчить у них деньги, которые они сохранили себе на похороны, и всякие используют психотехники для того, чтоб полностью подчинить волю и вытрясти всё, а желательно, чтоб ещё имущество продал и отдал им. Да, очень много. Поэтому Господь и говорит: будьте мудры, как змии, и просты, как голуби (Мф. 10, 16). Да, сказано в Писании: Просящему у тебя дай (Мф. 5, 42). А в Дидахе сказано: «Пусть милостыня твоя запотеет в руках твоих, пока ты не узнаешь, кому дать». Не восемь, а 16 раз подумай, исследуй, посмотри, не профессиональный ли это жулик и лентяй, не поощряешь ли ты бизнес какой. Ну вот, например, когда видишь, что мама с ребёнком что-то просит, никогда не давай, упаси тебя Бог! Если бы все люди договорились, что детям, которые просят на улице, никогда ничего не давать, то они бы с улицы исчезли, никто бы не стал младенцев накачивать димедролом, чтоб они по 12 часов спали и не плакали. А потом, когда он уже заболеет, станет дохленьким, его в реку кидают и следующего воруют. Люди сами это делают. Или разве можно подавать цыганам? У людей специальность, они заняты этим порочным бизнесом. Зачем же? Они привлекают внимание: «Давай я тебе погадаю!». А цель такая – тебя обобрать. Зачем же поощрять такой порочный бизнес. Просят очень многие, но надо обязательно исследовать, может, это жулик. В церкви хорошо, потому что каждый день приходят люди и просят. И начинаешь понимать. Как в метро: едет женщина – видно, что жена офицера. Потому что я их видел тысячи. Сразу видно, это офицерская жена. Или чиновник – у него что-то в лице. А милиционер всегда видит своего клиента – освободившегося из тюрьмы человека. Я однажды с таким шёл, и вдруг к нам наперерез милиционер подходит. «Пройдёмте, – говорит моему спутнику, – Ваши документы». Тот ему предъявляет справку об освобождении. Сразу его видно по походке, по выражению лица. Так видно и жулика, который промышляет тем, что выдумывает какие-то истории. Один на меня напал здесь в Благовещенском храме, рассказал историю потрясающую, что наш диалог закончился тем, что я ему сказал: «Я тебе даю деньги, потому что ты лучшую историю придумал». История такая: «Я драматург, приехал ставить пьесу, а там что-то никак она не проходит, сейчас застряла в министерстве, и я вот жду, и у меня, представляете, в гостинице «Заря-Алтай-Восток» снят номер, и у меня кончились деньги, а мне нужно продлить ещё хотя бы на несколько дней. Не могли бы Вы мне дать денег, чтоб хотя бы ещё неделю в этой гостинице пожить?». В надежде на то, что я, конечно, звонить не буду в гостиницу, есть ли такой человек. Кучу документов показывает, паспорт, всего вообще полно. Я говорю: «Всё прекрасно, кроме одного. Не учёл ты такую важную свою особенность. От тебя пахнет мочой очень сильно. Это говорит о том, что ты ни в какой гостинице не был лет восемь. Но история потрясающая. Вот за то, что ты, прям как Бернард Шоу, сочинил вот эту пьесу, я тебе немножко дам». И он остался доволен тем, что я выручил. Я ему посоветовал: «В следующий раз, когда будешь парить людям мозги, обязательно прими душ». Сейчас бы я ему посоветовал шампунь «Лошадиная сила», чтобы это всё совершенно выпарить, этот аромат. Говорят в рекламе, что очень здорово помогает. Так что всё надо делать разумно, и даже творить милосердие, потому что милосердие, особенно к своим детям, внукам, часто приводит к обратному результату. Как, кстати говоря, к обратному результату часто приводит и наше безумное механическое воспитание: дети перестают совершенно в церковь ходить, и слушать они ничего не хотят и ничего не воспринимают.

Протоиерей Димитрий Смирнов

Один ответ в ““… Многие из нас желают силком притащить в Церковь, к Богу своих детей, внуков, мужей…””

  1. “Десять миллионов таджиков трудятся, находят работу, а какой-то человек не может. Почему? Не хочет. И колясочники, если хотят, с трудом, но устраиваются на работу и работают. Человек не хочет. Он сам выбирает себе свою жизнь.”

    Личным примером, отче, личным примером!
    Не поучения говорить, а с таджиками лопаткой махать. И существовать на таджикскую зарплату. И БоЛЬШУЮ ее часть отсылать другому батьку. Который не в столице служит а в 70-ти верстах от Нижне-Урюпинска храм восстанавливает

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree