“Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех”

032011_6Митрополит Филарет (Вознесенский): …Есть молитва, которая в эти великопостные дни поётся так, как не поётся в другое время года. Обычным порядком она поётся на каждой вечерне – как на будничной, так и на праздничной, в течение всего года; эта молитва нам знакома с детства и начинается она словами:
Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою…” За литургией Преждеосвященных Даров эта молитва, после того, как она пропета обычным порядком, несколько позднее снова, многократно, поётся, перемежаясь с пением стихов, взятых также из псалтири. “Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою…”
Слова “да исправится” здесь не значит “пусть будет исправлена, поправлена” – нет.
Они употребляются в том смысле, как, например, говорится про человека, что “он исправляет свои обязанности, свою должность”; это не значит, что он что-то поправляет, а говорится в том значении, что он выполняет свои обязанности исправно – регулярно, твердо, обычным заведенным порядком.
Так и тут.
Мы молимся “да исправится молитва моя, яко кадило пред тобою” – т.е. пусть выполняется, пусть совершается молитва моя, яко кадило пред Тобою.
Какое понятное и красивое сравнение: всякий знает, как поднимается из кадила кверху благоухающий ароматом кадильный дым. Вот так должна возноситься молитва христианина: “горе”, к Престолу Божию.
Но, к сожалению, молитвы наши часто не возносятся “горе” к Богу, – а стелятся по земле, в нашем равнодушии, нашей холодности.
А потому и молимся мы о том, чтобы молитва наша возносилась к Богу как благоуханный дым из кадила.

Яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею…”
В древности часто молились, воздевая – поднимая руки кверху, указывая на стремление души человеческой “горе”, к Престолу Всемогущего Господа; так и теперь в некоторые моменты во время молитв, как вы знаете, священнослужители молятся, воздевая руки вверх.
Слова “жертва вечерняя” – указывают на то, что молитва поется за вечерним богослужением.

Дальше поются слова, которые понятны.
Господи, воззвах к Тебе, услыши мя: вонми (т.е. внимай) гласу моления моего,
внегда воззвати ми к Тебе – внимай, когда я буду взывать к Тебе, услыши мя, – услыши мя, Господи
“.

И затем идут слова из псалмов, которые поются на литургии Преждеосвященных Даров:
Положи, Господи, хранение устам моим и дверь ограждения о устнах моих“.
О чем мы тут молимся?
Помните, как вчера мы с вами говорили о том, как преп. Ефрем Сирин молился, чтобы Господь устранил от него духа празднословия, чтобы были связаны грехи языка, и вот опять, напоминая нам об этом, Церковь молится за каждого из нас, чтобы Господь Сам положил хранение устам нашим и дверь ограждения о устнах наших – ибо так важно беречься от грехов языка.
И отсюда мы одновременно видим, что только Господь может положить это “хранение” на наши уста.

Как нелегко человеку воздержаться от грехов языка, как трудно бороться ему с этим грехом без помощи Божией, – нам разъясняет св. Отцы Церкви.
Пока человек не начал борьбы с каким-либо грехом, он не понимает, насколько крепко этот грех держит его в своих когтях, а как только начнет борьбу с этим грехом – так сейчас же чувствует, что он – во власти этого греха, и что без помощи Божией ему нечего и думать о том, чтобы этот грех победить.

Вот что говорят о грехах языка святые Божии угодники – люди, отдавшие всю свою жизнь подвигу, постоянно себя строго контролирующие, постоянно себя очищавшие.
Великий подвижник, наставник монахов, известный в древности своею мудростью – преп. Пимен Великий, беседуя однажды со своими учениками, и читая Евангелие, прочитал им слова Спасителя:

Глаголю вам, что за всякое слово праздное, какое скажут люди, они дадут ответ в день судный. Потому что, – пояснил Господь, – от слов своих оправдаешься, и от слов своих осужден будешь“.

Прочитав эти слова, Авва Пимен сказал ученикам:

“Чада мои, где уж нам оправдаться от наших слов; чтобы не быть осужденными, – будем лучше молчать”.

А другой подвижник – Агафон Великий, 3 года носил во рту камень, чтобы приучить себя молчать: когда язык хотел что-нибудь сказать, – камень напоминал, что, быть может, лучше помолчать или, во всяком случае, сначала, как следует, подумать.

Авва Арсений Великий перед смертью так говорил своему ученику:

“Сын мой, скажу тебе, – сколько раз я каялся в том, что говорил, и ни разу не раскаялся в том, что промолчал”.

И преп. Сисой Великий – подвижник, который силой своей молитвы воскрешал мертвых, так говорит своему ученику:

“Сын мой, вот уже 20 лет, как я ежедневно утром и вечером молюсь:
“Господи Иисусе, защити меня от языка моего, я ничего с ним сделать не могу!”

Вот как держится этот грех за сердце человека.
Вот потому и молится церковь:

“Положи, Господи, хранение устам моим и дверь ограждения о устнах моих”, чтобы не вылетала из них празднословная, лишняя, грешно осуждающая речь.

И дальше к этим словам добавляются слова, которые далеко не все понимают:

Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех“.

Имейте ввиду – прежде всего, что слово “вина” по-славянски имеет иное значение, нежели по-русски:
по-славянски оно означает извинение, оправдание; “непщевать” значит: придумывать, изобретать.
Поэтому, слова “не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех” – означают: не уклони меня в такое лукавство (когда я буду каяться), – не допусти, чтобы я стал придумывать, изобретать оправдания своим грехам…

А как часто бывает, что человек говеющий и пришедший уже на исповедь пред Крестом и Евангелием, себя духовно обкрадывает, лишая себя истинного покаяния.
Вместо того, чтобы истинным, искренним покаянием заслужить у Господа бесконечную милость, – он сам себя начинает оправдывать.
Говоря о каком-либо грехе, он непременно придумывает смягчающие мотивы, стараясь как бы оправдать себя.
И это, к сожалению, бывает очень часто.
А святые угодники учили: не оправдывай себя сам, а то от Господа оправдания не получишь.
Так вот, нужно бояться того, чтобы не придумывать оправдания своим грехам.

А то бывает такое впечатление, что человек на исповедь пришел, но боится, чтобы батюшка не счёл его уж очень большим грешником, и поэтому исповедуется с опаской, как бы о себе слишком много не наговорить, не сознавая того, что этим он отнимает всякую цену у своей исповеди и у своего покаяния.
Мало этого.
Бывает, к сожалению и так, что человек на исповеди сознательно утаивает грехи.
Такой человек лучше бы на исповедь не ходил; пусть он запомнит, что, в случае, если человек идет на исповедь с намерением хоть один грех на исповеди скрыть, утаить, – то он ни в одном грехе прощения не получит, и прибавит ко всему этому ещё один, но более худший грех.

Великий знаток жизни и человеческого сердца Блаженный Митрополит Антоний грозно предупреждал:

“лгущие на исповеди обыкновенно кончают свою жизнь самоубийством”.

Поэтому берегитесь утаивать грехи, ибо, по указанию Владыки Антония, многие и многие случаи из так называемых “неразгаданных” самоубийств тем духовно и объясняются, что человек солгал на исповеди, надругался над благодатью Св. Духа, Всеведущего Бога пытался обмануть, и этим самым вверг себя в бездну погибели и окончил жизнь самоубийством – страшным Иудиным грехом.

Будем помнить это, возлюбленные.
Говение ваше подходит к концу, скоро уже придет тот час, когда придется вам стать на кроткое судилище Господне.
Какова милость Господня! Как она велика!
Как страшен будет тот суд, от которого никто из нас не уйдет, когда воссядет Царь Славы на Престоле Своем!
Он Сам говорил, когда пришел в мир первый раз, что Он пришел не судить мир, а пришел спасти его; но во второе Свое пришествие Он придет уже не спасать, а судить, и грозным и страшным будет Его суд для нераскаявшихся грешников.
Но здесь, в этом милостивом судилище покаяния, Он с любовью ждёт тебя, обременённого грехами, чтобы ты свое бремя тяжкое, греховное сложил у Его ног: здесь Он не осуждает, а прощает.

Только нераскаявшийся, лгущий на исповеди уйдет отсюда осужденным, не получившим милости. Подумай же о том, – чтобы тебе придя во Врачебницу, не уйти отсюда неисцеленным!

Аминь.

Митрополит Филарет (Вознесенский, Георгий Николаевич, 1903 – 1985)

Родился в г. Курске 22 марта.
Сын архиепископа Димитрия (Вознесенского).
Окончил восьмиклассную гимназию в Благовещенске-на-Амуре (1920).
Эмигрировав с семьёй в Харбин, он поступил в Русско-китайский политехнический институт и закончил его со званием инженера-электромеханика (1927).
В 1931 г. он окончил Пастырско- богословские курсы (переименованные затем в богословский факультет) при Институте св. князя Владимира.
Преподаватель Нового Завета, пастырского богословия и гомилетики в указанном институте.
Диакон (1930).
Пострижен в монашество (1931).
Иеромонах (1931).
Игумен (1933).
Архимандрит (1937).
Переехал в Гонконг (1962), затем в г. Брисбен (Австралия).
Епископ Брисбенский, викарий Австралийской епархии (1963).
На Соборе 1964 г. был избран Первоиерархом Русской Православной Церкви Заграницей.
Скончался 8 (21) ноября 1985 г.
В 1998 г. нетленные останки были перенесены из крипты кладбищенского Успенского храма в собор Святой Троицы Свято-Троицкого монастыря в г. Джорданвилль (США).

Источник

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree