Стих на стнене Святой Софии Новгородской

Тысячу лет назад безымянный новгородец сочинил и вырезал на стене собора св.Софии, а учёные не так давно обнаружили стихотворение:

И снова скажу тебе,
О душа моя!
Почему лежишь,
Почему не встаешь,
Почему не молишься
Господу своему день и ночь?
Зло видя,
А добра не видя,
Чужому добру завидуя,
А сама добра не творя?

Я не большой специалист по древнерусской словесности (и не специалист вовсе) (и не я), но – и ритм, и лексические повторы разных мастей, и беспощадность к себе, говорят о том, что это – настоящая большая русская поэзия.

Ипомимо напрашивающихся (и оттого – еще более очевидных – параллелей) с «душа обязана трудиться / и день и ночь, и день и ночь» (а кроме Заболоцкого – параллелей этих удивительным образом набирается сколько угодно), здесь есть еще одна штука.

Не поленитесь, прочитайте этот же текст на древнерусском:

И пакы ти рекоу,
О доуше моѧ:
Чемоу лежиши,
Чемоу не въстанеши
Чемоу не молиши сѧ

Господоу своемоу дьнь и ночь,
Зъло видоучи,
А добра не видоучи,
Чоужемоу доброу завидоучи,
А сама добра не творѧчи?

Так вот, помимо того, что так гораздо отчётливее проступают новгородски грустные эпифоры и анафоры, – правильно-то писать было не так! Правильно было – «видяще» и «завидяще», а не «видоучи» и «завидоучи». Это «оучи» – устная, народная, форма языка. То есть, средневековый поэт делает то, чем развлекалась русская поэзия весь двадцатый век – в одном стишке, мерно раскачиваясь, смешивает высокую лексику и разговорную.

В общем, как знал, как знал.

Из fb Владимира Раевского

 

Сегодняшний перевод Alexander Gavrilov:

Ох, душа моя,
Что ж лежишь, да не встанешь ты,
Что ж ты богу не молишься,
Почему все спишь?
Всё-то зло-то ты ведаешь,
А добра не ведаешь.
Ты добру – завидуешь,
А добра не творишь.

Один ответ в “Стих на стнене Святой Софии Новгородской”

  1. Он же:

    Правильно было – «видяще» и «завидяще»
    – почему бы это правильно, если так никто не говорил?
    это ведь книжная церковно-славянская форма.

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree