Страстная

Страстная неделя совершенно особенная неделя. Итак, можно проинвентаризировать свои успехи за Великий пост, насколько вы смирились, похудели, насколько на вас ополчился враг, сколько грязи поднялось со дна сердца, потому что возжигающие огонь терпят от дыма, аскетический принцип – кто хочет разжечь огонь духа, тот терпит от дыма страстей. И когда ты приступаешь к Богу, вместо того чтобы найти сразу благодать и радость, ты находишь какой-то кошмар, из тебя самого через все щелки прущего, как дым из горящего помещения. Избыток разных неприятностей, искушений, смущений помыслов, неудачи очередные, в частности, не получилось попоститься и т.д., но вся цель, это безусловно, не в только таких чрево стеснительных занятиях, хотя это очень важно, стеснение чрева, это чрезвычайно важная вещь и не будем ею пренебрегать.
Но, все-таки: “Дух смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему”, – говорит на прощание Ефрем Сирин. Любовь, это не сентиментальное понятие, любовь – затасканное слово, ни одно слово в нашей жизни не подвергается такому издевательству как любовь. Еще раз хочу сказать, что любовь это жертвенность и измеряется жертвой. Мы приближаемся к страстным дням, когда будем видеть распятого Иисуса. И вот это, собственно, любовь, хотя это на любовь никак не похоже. Все что там в интернет пространстве на открытках, на картинках, в письмах всякие поцелуйчики, симпатичные виды какие-нибудь или улыбки, яркие горящие глаза, это все конечно любовь, но по настоящему любовь это там, где есть жертва и мера жертвы измеряется силой любви. Врач, которого подняли ночью с кровати и вынудили звонком прийти в клинику, и стать над больным, врач, который разъял уснувшее под наркозом тело и по локти в крови лечит эту болезнь спешно, это человек, который занимается любовью, хоть он и не похож на человека, который делает дела любви, но на самом деле это и есть любовь. Причем это любовь, которая руководится и движется профессионально и требовательно, она не сентиментальная совершенно, потому что кто видел врача за работой, тот знает, что он дает отрывистые, очень четкие команды, любит работать только со своими санитарками и медицинскими сестрами операционными, которые понимают его с полуслова и полу взгляда. И он жесток и суров, как командир подразделения во время боевой задачи, а на самом деле это любовь и распятие это любовь, и жертва всякая настоящая, это любовь, а если нет жертвы, то есть только торжество самолюбия и поиск сладких мгновений, как копилка сладких удовольствий, пережитых эмоциональных чувств, это все мыльные пузыри и за этим всем не стоит ничего.
Поэтому двигаясь по настоящей любви, будем смеяться, целоваться с тем с кем нам разрешено целоваться и, тем не менее, будем понимать, что любовь на самом деле суровое явление, ее очень легко перепутать с не любовью. Поэтому – “дух любви подаждь ми”, движемся к Иисусу, который любит нас, но любит не сентиментальной любовью, Он может и бич из веревок сплести и смоковницу проклясть, тем не менее, в Нем любовь настоящая, не поддельная, не закрашенная чувственностью, не угождающая человеку в его падении, т.е. излечивающая его, но не потакающая ему.

Андрей Миркин. Уссурийск

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree