«Доказательства» против Сирии как литературный источник

На сайте новостного агентства CNN.com были опубликованы широко разрекламированные документы, которые должны убедить американское правительство в необходимости бомбардировки Сирии ввиду использования «сирийским режимом» химического оружия (ХО).

AP PhotoAP Photo

Эти документы представляют собой интересные образцы эпистолярной прозы и, возможно, когда-нибудь будут изучаться потомками наравне с «Завоеванием Константинополя» Ж. Де Виллардуэна, мастера наивно-циничного объяснения любого безнравственного поступка своих сторонников.

Мы приводим выдержки из опубликованных данных в довольно примитивном переводе, поскольку здесь важно почувствовать игру слов. Стилистически правильный перевод испортил бы дело, скрыв от читателей детали, которые хотел передать писатель.

Вот как английская разведка (Объединённая разведывательная организация, ОРО, Joint Intellegence Organization) обосновала обвинения в адрес сирийского правительства в письме от 29 августа 2013 г.:

«Важно рассматривать настоящее заключение ОРО в контексте. Мы установили ранее, что сирийский режим использовал летальное ХО 14 раз с 2012 года. Это заключение было сделано с наивысшим возможным уровнем определённости, следуя исчерпывающему обзору Объединённой разведывательной организации разведывательных, дипломатических и открытых источников».

Вообще-то от практиков, военных разведчиков, ожидается не политическая болтовня на уровне «исчерпывающих обзоров», а нормальное изложение фактов. Надежду на подобное изложение могло бы дать сопроводительное письмо, но, увы: к письму на двух страницах прилагается справка меньше одной странички, на которой — лишь общие слова, причём наибольший упор сделан на доказывание обстоятельств, очевидных и без проведения разведки.

Текст строится так, что его авторы пытаются убедить в правильности основного тезиса (что сирийское правительство виновно в газовой атаке) не с помощью фактов, а при помощи риторических приёмов. Сперва они подтверждают очевидную вещь, с которой никто не спорит: утром 21 августа 2013 года имела место газовая атака на востоке Дамаска, повлекшая за собой по меньшей мере 350 смертей.

И тут же идет совершенно голословное утверждение:

«Для оппозиции невозможно провести химическую атаку такого масштаба».

Довольно спорное утверждение, с учётом того, что оппозиции удаётся удерживать 70% территории Сирии, вести войну на вполне нормальном уровне — с применением артиллерии и бронетехники, а вот распылить газ — вдруг «невозможно». Далее идут уже упомянутые «14 случаев применения» химического оружия в прошлом. Эти случаи, как подразумевается авторами, также лежат на совести сирийского правительства.

Наконец, самое «убийственное» доказательство надо привести дословно:

«Существует некоторая секретная информация, позволяющая обвинить режим в этой атаке».

Поскольку это главное доказательство всего текста, надо привести его и в оригинале, так как его лексика построена таким образом, чтобы в случае «чего» (как например, конфуза с оружием массового поражения в Ираке), «подкопаться под авторов» было невозможно. Итак:

«There is some intelligence to suggest regime culpability in this attack».

Обратите внимание на осторожное выражение «some intelligence», т.е. «некоторая секретная информация». Или «кое-какая»? А, м.б., есть и другая, противоречащая «некоторой» информация?

Далее коллективный автор заключает уже однозначно (в переводе на русский язык получается очень коряво, но сейчас важна не стилистика):

«Эти факторы делают весьма вероятным, что ответственен сирийский режим».

Пробравшись сквозь этот лабиринт юридической казуистики, автор должен немного отдохнуть: разведывательная служба снова становится Капитаном Очевидностью и говорит, что она установила, что видео с места событий было бы очень трудно фальсифицировать. Вряд ли можно утверждать, что экспертиза видеоматериалов — это основной род деятельности разведки, тем более что можно припомнить «конфуз» с фотографиями в Сребренице, которые как раз оказались подложными. За давностью лет уже и не найти автора, но тоже, вероятно, было написано нечто подобное: «which we assess would be very difficult falsify» («относительно которых мы установили, что их было бы очень сложно фальсифицировать»). Ну, что же: «очень сложно» так «очень сложно» — спасибо Объединённой разведывательной организации за открытие. Для пущей убедительности лучше бы даже так: «very-very» («очень-очень»).

Почему приходится так подробно останавливаться на этом? А потому, что больше в этом документе ни о каких конкретных фактах не говорится.

Ну не обсуждать же всерьёз предположения ОРО, оговоренные множеством «возможно»:

«Возможно, разрешение на использование ХО было делегировано президентом Асадом высшему командованию режима, таким как [*], однако любое сознательное изменение в масштабе и характере использования (ХО) должно было бы потребовать его подтверждения».

Возможно. А возможно и нет? Таинственная звёздочка в квадратных скобка [*] нигде не объяснена, остаётся гадать: то ли здесь намёк на каких-то конкретных командиров «режима», то ли это смайлик разведчиков.

Насколько всё плохое «возможно» в отношении «режима», настолько же всё плохое «невозможно» в отношении «оппозиции»:

«Отсутствуют достоверные сведения, что какая-либо из оппозиционных групп использовала химическое оружие».

Из этой фразы можно сделать вывод, что некоторые сведения всё-таки есть, но они рассматриваются ОРО как недостоверные. Правда, тут же присутствует странная оговорка насчёт оппозиционных групп, опять же требующая дословного перевода ввиду своей неопределённости:

«Ряд продолжает искать запасы химического оружия, но никто в настоящее время не имеет возможности провести химическую атаку такого масштаба».

Что это: оговорка для собственного прикрытия или закладка на будущее, если операция против сирийского правительства будет успешной, а потом придётся разбираться и с «оппозицией»? Вот тут-то можно будет и сослаться на этот доклад: видите, «ряд» искал, искал химическое оружие, а потом взял и нашёл, поэтому надо теперь бороться и с ними тоже.

Вот и всё. Остальные сведения почерпнуты доблестными английскими разведчиками из Интернета. То, что, по мнению России, атака стала провокацией сирийской оппозиции, нам известно и без английской разведки, также как и то, что сирийское правительство пригласило в страну инспекторов ООН.

***

Исследование правительства США в отношении использования сирийским правительством химического оружия 21 августа 2013 года изложено в самом воодушевляющем стиле. Возможно, авторы вдохновились речью Мартина Лютера Кинга «I have a dream» («У меня есть мечта»), которой в наши дни исполнилось как раз 50 лет. Во всяком случае, пафоса в этом тексте не меньше.

Замечательно, что сирийское правительство называется в этом документе именно «правительством», а не «режимом». Понятно, что это именование доступно американцам, но не их английским союзникам, которые должны писать только «режим» (см. Письмо Объединённой разведывательной организации). Американцы не обязаны никому ничего доказывать, а вот англичане должны подчёркивать свою лояльность, в том числе и путём словоупотребления.

Источником сведений, как говорится в докладе, стали разведданные от людей и радиоперехвата, геопространственные («geospatial») данные, а также значительное число сообщений из открытых источников. Чтобы защитить людей, предоставивших информацию, и сохранить втайне используемые методы, американское правительство заявило, что «не может опубликовать все доступные разведывательные данные», но одни лишь выводы.

Итак, что же произошло? С юридической точностью американское правительство установило, что 1429 человек, включая 426 детей, было убито во время химической атаки. Странным образом это число почти в пять раз превышает данные английской разведки.

Словосочетание «с высокой степенью достоверности» («with high confidence») повторяется в тексте несколько раз. Текст звучит как заклинание:

«С высокой степенью достоверности мы заявляем, что 21 августа сирийское правительство провело химическую атаку против оппозиционных подразделений в пригороде Дамаска. Мы заявляем, что сценарий, по которому атаку 21 августа провела оппозиция, весьма маловероятен. Основная часть информации, использованной для данного заключения, включает разведданные, относящиеся к приготовлениям режима к этой атаке и средствам её осуществления, множество потоков информации о самой атаке и её последствиях, наших наблюдениях после атаки и разнице между возможностями режима и оппозиции».

Обратим внимание: в тексте правительственного заключения утверждается, что у США были данные о подготовке сирийского правительства к химической атаке. Означает ли это, что США намеренно не препятствовали этой атаке, если она была осуществлена именно правительством? И не возлагает ли это часть ответственности в том числе и на американское правительство, которое знало о подготовке к применению химического оружия, но не предприняло никаких мер к защите мирного населения?

Наконец, после всех вступлений нас ждёт драматический «сценарий» (обратим внимание на кинематографическую лексику!), который американское правительство оценило как имеющий «высокую степень достоверности». Интересно, что в тексте «сценария» используются «правильные» выражения относительно политических сил в Сирии: «режим» и «оппозиция». Опустим прелюдию, в которой описывается, что у Сирии есть химическое оружие, и перейдём прямо к сюжету.

«Подготовка:

У нас есть разведданные, которые позволяют заключить, что персонал сирийских химических войск (включая персонал, который, как мы установили, связан с Сирийским центром научных исследований (СЦНИ)), подготавливал химические боеприпасы перед атакой. На протяжении трёх дней, предшествующих атаке, мы собирали потоки информации, поступающей от людей, а также данные радиомаяков и геопространственные данные, которые обличают деятельность режима, которая, как мы считаем, была связана с подготовкой химической атаки.

Сотрудники сирийских химических войск работали в Адре, пригороде Дамаска, с воскресенья 18 августа до раннего утра среды 21 августа, рядом с районом, который используется режимом для приготовления химического оружия, включая зарин. 21 августа подразделения сирийского режима подготовились к химической атаке в районе Дамаска, в том числе через использование газовых масок. Наши разведывательные источники в районе Дамаска не обнаружили каких-либо признаков в дни, предшествующие атаке, что соединения оппозиции планировали использовать химическое оружие.

Атака:

Множество потоков информации указывают, что режим осуществил ракетную и артиллерийскую атаку против пригородов Дамаска в ранние часы 21 августа. Спутниковые данные подтверждают, что со стороны области, контролируемой режимом, были произведены атаки по местам, соседним с теми, где, как сообщается, произошли химические атаки, включая Кафр Батна, Джавбар, Айн Тарма, Дарайя и Муаддамийя. Речь идёт о фиксации рано утром ракетных залпов с контролируемой режимом территории, приблизительно за 90 минут до появления в социальных сетях первого сообщения о химической атаке. Отсутствие воздушной активности и запусков ракет также приводит нас к заключению, что режим использовал ракеты при атаке.

Сообщения в местных социальных сетях о химической атаке в пригородах Дамаска появились 21 августа в 02:30 по местному времени. На протяжении последующих четырёх часов в социальных сетях появились тысячи отчётов из, как минимум, 12 разных мест в районе Дамаска относительно этой атаки. Многочисленные отчёты описали начинённые химией ракеты, которые поражали контролируемую оппозицией территорию.

Утром 21 августа три госпиталя в районе Дамаска приняли в течение менее чем трёх часов приблизительно 3600 пациентов с симптомами нервно-паралитического поражения, согласно высоконадёжным (high credible) международным гуманитарным организациям».

Прервёмся здесь, чтобы отметить лексический момент: когда говорится о бесспорных фактах, использовано выражение: «high credible», а не «high confidence».

Далее в отчёте идут описания симптомов, заверение, что сирийская оппозиция не в состоянии подделать все видео, симптомы и другую информацию, связанную с химической атакой. Притом, что в подделке видео и симптомов никто оппозицию и не обвинял.

Наконец, выводы:

«Мы имеем достаточно информации, включая предыдущую сирийскую практику, которая приводит нас к заключению о том, что официальные лица режима знали и руководили атакой 21 августа. Мы перехватили разговоры с участием высокопоставленного чиновника, хорошо знакомого с наступательной операцией, который подтвердил, что химическое оружие было использовано режимом 21 августа, и беспокоился по поводу обнаружения свидетельств инспекторами ООН. У нас есть сведения, что во второй половине дня 21 августа сирийским химическим войскам было приказано прекратить операции. В то же самое время режим усилил артиллерийский обстрел тех мест, по соседству с которыми произошла химическая атака. На протяжении 24-часового периода после атаки мы установили признаки артиллерийского и ракетного огня, приблизительно в четыре раза более интенсивного, чем в предыдущие 10 дней. Мы продолжали наблюдать признаки непрекращающейся бомбардировки окрестностей вплоть до утра 26 августа.

Подводя итоги, скажем, что имеется существенный объём информации, который подтверждает ответственность сирийского правительства в химической атаке, произошедшей 21 августа. Как упоминалось, имеются дополнительные разведданные, которые остаются засекреченными вследствие проблем источников и методов, и которые были предоставлены Конгрессу и международным партнёрам».

Да, по части сюжета, его раскрытия, драматичности, американский отчёт стоит на голову выше скучной английской изворотливой справки. Если в Лондоне больше думали, как бы прикрыться на случай расследования и использовали правильные фразы для американских союзников и округлые выражения, которые всегда можно перетолковать («нас неправильно поняли»), то в Вашингтоне сразу писали сценарий «Пёрл-Харбора». Для того, чтобы отправить его в Голливуд, нужно добавить только две вещи: главного героя и развязку. Главного героя добавят в Голливуде и сами, а вот на развязку нужна санкция Белого дома.

Родион Юрьев

3 сентября 2013 года

Источник: Сайт “Православие.ру

2 комментария в “«Доказательства» против Сирии как литературный источник”

  1. любовь:

    Хорошо, если это не сценарий Хиросимы и Нагасаки…Хотя, фашисты тоже наводили свой мировой порядок своими средствами. Вроде бы, да – сталин преступник по отношению к своему народу и тиран, и кровавый диктатор. Но сам народ этого не сознавал в большинстве, или не хотел признаваться, что платит за светлое будущее страшную цену. Гитлер вроде бы воевал со сталиным, а кого же защищал народ ?! Есть в истории некие мутные воды, которые объемлют до души, вызывают бурю внутрь сомнений, а вот ответы…

  2. читательница:

    Всё-таки Родион Николаевич – очень тонкий автор, люблю читать его статьи в разных местах. Редко у кого встретишь такой тонкий юмор, особенно у такого известного юриста…

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree