Личное участие императора Николая II в развитии Камчатки

В 1910 году произошло значимое для истории нашего полуострова событие – было образовано Камчатское православное братство. Создание такой организации всероссийского масштаба стало возможным только благодаря личному участию последнего императора России Николая II. Широкая благотворительная деятельность Братства подтолкнула к активному развитию региона —  не только в духовной сфере, была возобновлена просветительская работа, решены проблемы здравоохранения, впервые появились приюты для бездомных детей.

В начале ХХ века Камчатка переживала период упадка. Слабое административное руководство не решало множество проблем, которые стояли перед местными жителями. Огромные усилия духовенства по улучшению жизни камчатского населения пропадали впустую без поддержки. Закрытие храмов и обветшание школ приводило к возрождению жестоких языческих обрядов и падению нравственности. Население подвергалось эксплуатации со стороны русских и иностранных торговцев. Преследуя свои корыстные интересы, коренных жителей Камчатского полуострова сознательно спаивали. Это сопровождалось крайней нищетой и постоянными всплесками эпидемий. Поражение в Русско-Японской войне и проникновение революционных настроений еще более усугубили ситуацию на полуострове.

Столкнувшись со столь бедственным положением местного населения, молодой иеромонах Нестор (Анисимов), прибывший в качестве священника-миссионера в этот край в 1907 году, решает привлечь внимание страны к Камчатскому полуострову. У него рождается идея создания Камчатского православного братства во имя Нерукотворного Образа Всемилостивого Спаса. Однако чтобы Братство получило широкий масштаб, необходимо было добиться аудиенции самого императора Николая II.

О том, как состоялась эта легендарная встреча, сохранились воспоминания митрополита Нестора (Анисимова) в его книге «Моя Камчатка. Записки православного миссионера».

Знак Камчатского православного братства

У Государя Императора

…Я увидел возле большого письменного стола Императора в скромной полковничьей форме. Рядом с ним также в довольно скромном одеянии стояла Императрица Александра Феодоровна.

Помолившись на образ Спасителя, стоявший в углу кабинета, я затем глубоким поклоном приветствовал венценосных супругов. Государь улыбнулся и ласково произнес:

— Здравствуйте, отец Нестор! О вас и о вашем прибытии с Камчатки в Петербург я имел сведения из Государственной думы. Я хотел бы опять видеть вас работающим на благо камчатского населения… Чем бы я мог быть вам полезен?

С этими словами Государь сложил ладони рук и попросил меня:

— Благословите, отец Нестор!

Получив благословение, он поцеловал мою, а я его руку. Таким же образом произошло мое знакомство с царицей.

— Расскажите, отец Нестор, о Камчатке, о нуждах ее населения, — негромко предложил мне Николай II, и в его голосе я почувствовал любознательность человека, заинтересовавшегося вдруг местами и людьми, доселе ему незнакомыми и неведомыми.

— Впрочем, — продолжил он, — когда я еще был наследником престола и совершал поездку по Дальнему Востоку, мне в числе многочисленных делегаций были представлены во Владивостоке камчадалы и коряки.

Дав этими словами направление нашему разговору, Император с Императрицей внимательно слушали мой рассказ о трудностях, встречавшихся в моей пастырско-миссионерской деятельности на далекой Камчатке. Попутно я рассказал им о несметных природных богатствах Камчатского края, о жалком, полном материальных и духовных лишений прозябании ее обитателей. Затем я перешел к вопросу о задуманном мною Камчатском благотворительном братстве во имя Всемилостивейшего Спаса, кратко изложив содержание устава, вручив Государю его проект, и наконец раскрыл футляр с великолепно исполненными образцами орденских знаков, а также развернул цветной рисунок с их эскизами.

Государь взял орденский знак 2-й степени, приложил к груди и вслух высказал восхищение, а об уставе сказал:

— Основательный устав и весьма ценный для оказания широкой помощи населению края.

При виде некоторого замешательства с моей стороны царь обратился ко мне с вопросом:

— А кто должен утверждать устав? Вероятно, Святейший Синод?

— Да, Ваше Величество, — ответил я, — Святейший Синод должен был бы утверждать, но неприветливый прием, оказанный мне обер-прокурором Лукьяновым и его предвзятость привели к тому, что устав даже не рассматривался на заседании Синода. Мне же было приказано возвращаться на Камчатку по той причине, что вопрос о создании братства касается Приморской епархии, хотя в проекте устава предусмотрено создание филиалов этого благотворительного братства в Петербурге, Москве, Киеве, Харькове и других городах Российской империи. И это, следовательно, не епархиальное, а всероссийского масштаба общество, устав которого утверждается Синодом.

Государь между тем, рассматривая орденские знаки и приложенные к ним художественно исполненные эскизы, сказал:

— Очень красивые, но ведь это обычная орденская звезда, принятая у нас. Лучше несколько видоизменим ее.

При этих словах Николай II взял со стола сине-красный карандаш, зачеркнул им на эскизе некоторые звезды и провел замкнутую линию. Получился гофрированный крест с вогнутыми краями.

— Нравится вам, отец Нестор, такой орден? — спросил Император, не выпуская карандаш из рук.

— Даже очень нравится! — воскликнул я и неожиданно для себя, вопреки придворному этикету, спросил:

— Ваше Величество, не разрешите ли вы будущему Камчатскому благотворительному братству дать покровителя в лице наследника, цесаревича Алексия Николаевича? Ведь на отдаленной Камчатке живут чистые сердцем дети природы, и покровительство вашего августейшего сына облегчит их участь.

Государь обернулся к царице и, указывая на нее обеими руками, сказал, улыбаясь:

— Как мать!

Поклонившись Императрице, я повторил свою просьбу.

И царица со сдержанной улыбкой ответила:

— О да, я согласна, очень рада, что мой сын… любимый сын будет покровителем Камчатского братства… Это очень хорошо!

При виде моей неописуемой радости Государь сказал:

— Но, отец Нестор, имейте в виду, что наследник цесаревич сможет стать покровителем Камчатского братства только в будущем году, когда ему исполнится 7 лет и наступит его духовное совершеннолетие. И вы, отец Нестор, обязательно приезжайте на будущий год к нам с Камчатки к цесаревичу как к покровителю создаваемого вами братства.

С этими словами Николай II опять взял цветной карандаш и снова занялся видоизменением эскиза орденского знака 1-й степени. После мгновенного раздумья он изобразил на верхней части эскизного креста синим карандашом кружок с буквой «А» и вопросительно взглянул на меня. Я понял, что буква «А» означает имя наследника — Алексий.

Тем не менее на царский вопрос я ответил не сразу. Задумался. Ведь, признаться, мне не вполне понравилась поправка. Тем временем царь дал мне карандаш, и я на остальных трех эскизах изобразил эмблемы: «Н», «А», «М» (что должно было обозначать имена остальных членов царской фамилии: Николай — Император, Александра — Императрица и Мария — вдовствующая Императрица).

— Видите, — продолжал Государь, — получилось красиво, симметрично… Так ведь будет хорошо? Я эти ордена утверждаю.

Пожертвованный царской семьей храм в с.Тиличики

Пожертвованный царской семьей храм в с.Тиличики

Мне осталось только благодарить.

После небольшой паузы Государь, как бы что-то вспомнив, спросил меня:

— Отец Нестор, вероятно, у вас большие разъезды и большие расходы?

Я ответил, что получаю всего лишь 40 рублей в месяц, а за каждую подводу при каждой поездке необходимо платить по 6 копеек с версты. А мне приходится брать пять собачьих подвод. Поэтому вся надежда на будущее Камчатское братство.

— Вы ведь знаете, отец Нестор, — с горькой усмешкой сказал царь, — как поступают люди? С глаз долой и из сердца вон. Сначала вас, возможно, выслушают, много наобещают, а потом забудут. Поэтому приезжайте периодически к нам в Петербург. Обязательно приезжайте и здесь с нами решайте все наболевшие вопросы.

Я высказал сожаление по поводу того, что дальнейшие поездки для меня будут весьма обременительны.

— Не беспокойтесь, — успокоил меня Государь, — я распоряжусь о том, чтобы министр путей сообщения Рухлов обеспечил вас постоянным бесплатным билетом по всем дорогам Российской Империи.

***

…Прошел еще год в трудах на ниве Христовой. И вот пришло время ехать в Петербург за получением покровительства братства..

Спустя некоторое время меня пригласили к Императору. В небольшой, уютной, довольно скромно обставленной гостиной находились Государь с супругой и с ними красивый мальчик в матросской форме — престолонаследник Алексий.

Царь, указывая на своего сына, сказал, обращаясь ко мне:

— Вот покровитель вашего Камчатского братства, отец Нестор… Примите.

Я поблагодарил царственных родителей и сказал краткое приветствие покровителю Камчатского братства.

После этого Николай II задал мне ряд вопросов о моей миссионерской деятельности, а я, отвечая, подал покровителю братства — наследнику цесаревичу — альбом с видами Камчатки. Государь, ласково поглаживая сына по голове, сказал ему:

— Алешенька, ты потом посмотришь альбом. Давай-ка лучше расспросим отца Нестора о его путешествиях по Камчатской области да о его пастырской деятельности.

Когда я, выполняя монаршую волю, рассказал вкратце о пережитом, виденном и проделанном мною в этом далеком, забытом крае и преподнес в заключение царской семье орденские знаки Камчатского благотворительного братства 1-й степени, Николай II, принимая их, осведомился:

— Теперь у вас все хорошо?

— Да, Ваше Величество, — ответил я с благодарностью, — в настоящее время мною открываются отделения Камчатского братства в Петербурге, Москве, Киеве и других городах. Но я осмеливаюсь просить Вашего Всемилостивейшего разрешения на один товарный вагон ежегодно от Москвы до Владивостока для отправки приобретаемого братством школьного оборудования, церковной утвари, медикаментов и других пожертвований.

Государь ответил:

— Ваша просьба будет исполнена.

— А что еще для вас сделать? — спросил царь и, как бы что-то обдумывая, сказал:

— Отец Нестор, наша семья желает подарить Камчатскому братству церковь. Для получения ее вам надобно будет заехать в Зимний дворец к графу Ростовцеву . А еще я и царица вручаем вам образ преподобного Серафима Саровского.

Царица спросила:

— Можно ли вам подарить шерстяные платья для взрослых и детей Камчатки, связанные моими дочерьми?

Я поблагодарил царя и царицу за подарки, высказав при этом мысль, что лучше всего устроить дарственную церковь в глухой части Камчатской области и освятить ее в честь святителя Иоасафа Белгородского, прославление мощей которого должно было произойти в Белгороде через 15 дней. Император удовлетворил и эту мою просьбу, спросив, буду ли я на прославлении мощей в Белгороде. Я ответил:

2024.750x0— Я такой маленький человек, что едва ли даже увижу что-нибудь в Белгороде, так как от такого множества людей меня затолкают в толпе.

Тогда Государь сказал:

— Вы, отец Нестор, будете официально участвовать в прославлении мощей, чему я буду очень рад. Все подробности о вашем официальном участии узнаете от Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, посетите ее в Москве, и она вручит вам от нашей семьи специальное иоасафовское облачение, такое, какое будет у всех участников — архиереев и священников.

Я глубоко поблагодарил Государя Императора за дарованную мне милость и долго переживал эту духовную радость. ‘

Наконец я попросил разрешения на право ношения Камчатского орденского знака военными чинами, о чем Государь обещал отдать соответствующее распоряжение, что и было вскоре выполнено. Военным разрешалось носить, после ордена Святого Станислава, орденские знаки Камчатского благотворительного братства на орденской ленточке цвета русского национального флага.

По окончании аудиенции Государь благословил меня походным образочком преподобного Серафима Саровского и одарил многими ценными подарками.

 

С 1910 г. по 1917 г. за средства Камчатского братства были построены 7 церквей, 8 школ, приют для детей, лепрозорий, созданы походные аптеки. Всего по линии Братства поступило более 400 тыс. рублей.

Совет Братства организовывал в Камчатском регионе походные миссии, православные приходы, способствовал учреждению новых миссионерских станов; оказывал помощь в сооружении православных храмов и часовен, создании и обеспечении школ, а также врачебных пунктов. Также под руководством совета издавалась религиозная и просветительская литература.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *