Archive for ноября, 2010

К истории православия в Мильковском районе и 265-летию храма Богоявления Господня

Понедельник, ноября 29, 2010

Вот как выглядел Свято-Богоявленский храм в Милькове после 1932 года (на фото), когда там прошло последнее богослужение. Здание ещё не перестроено, но кресты с куполов уже сняты, вместо них реют красные флаги. Для одних настало время безбожия, для других – крестный путь страдания за веру…

Старейшая прихожанка храма, ныне покойная Наталия Павловна Толман рассказывала: «Крыльцо высокое было, вход с западной стороны, и само внутреннее убранство храма было красивое, много старинных икон было, окна полукруглые… Лучше и красивее храма не было нигде, как в Милькове…»    Около церкви был погост, где предавали земле почивших священнослужителей. И однажды, когда Наталья работала на полевом стане поваром, бригадир велел принести для печи надгробные плиты. Ослушаться его было никак нельзя. Принесли плиты с погоста, сложили из них печь, но сколько её ни топили, сколько ни грели, плиты оставались холодными. Взяли и потихоньку унесли их на прежнее место как надгробия. А бригадир этого даже не заметил, всё тихо-мирно разрешилось.                                                                                                                                                                                                                                        Последнюю Литургию 14 февраля 1932 года отслужил священник Павел Михайлович Ворошилов. И прямо во время службы его пришли арестовывать по постановлению ОГПУ  по Дальневосточному краю по статье 58-10 УК РСФСР. Это означало, что священник, якобы, был активным членом мильковской контрреволюционной кулацкой группировки. Прихожане упросили пришедших позволить священнику довести службу до конца.                                Прихожанка Богоявленского храма, внучка священника Павла Ворошилова Нина Агафангеловна Гавриш вспоминает: «И сгинул мой дед неизвестно где. Одни говорили, что его сразу расстреляли, другие – что он отсидел в лагерях лет десять. Но как бы то ни было, после ареста его уже никто никогда не видел. Дядю Иннокентия сослали в Магадан, а родителей моих – в Сибирь. Жили они возле Томска в дощатых бараках, продуваемых морозными ветрами. Ссыльные пытались затыкать щели соломой, но наезжала милиция, угрожала поджечь бараки со всеми, кто в них жил. В таких условиях многие заболели туберкулёзом, и мои родители тоже. Но папа с дядей не теряли присутствия духа, они всегда пели духовные песни, перед началом любого дела молились. Папа погиб на фронте. В Томске я пошла учиться, окончила два класса, но читать и писать не умела, не научили. Меня никогда не вызывали к доске и ни о чём не спрашивали. Мы были детьми врагов народа. Потом нам всё же удалось вернуться на Камчатку, в Мильково. Мама моя всегда от всех скрывала, что молилась и у Господа помощи просила. Помню, выйдет во двор, упадёт на колени, возденет руки к небу и причитает, просит милости у Бога. Пожить ей хотелось, чтобы детей вырастить. А умерла рано, ей всего 48 лет было…                                                                                                                                                Нелёгкой была и моя жизнь. Но я не перестаю благодарить Господа за то, что Он даёт мне силы всё достойно переносить, и даёт мне смирение, чтобы принимать всё, что выпало на мою долю».                                                                                                                                                                                                                                                       На основании п. «б» ст. 3 Закона РФ от 18.10. 91 «О реабилитации жертв политических репрессий» гр. Ворошилов Павел Михайлович реабилитирован.  Прихожане храма Святого Богоявления ходатайствуют перед Святейшим Синодом, чтобы  священника Павла Михайловича Ворошилова причислили к лику священномучеников.                                                                                                                                                                                                                                                                                          Из воспоминаний прихожанки Веры Михайловны Носалевой: «Мой дедушка Александр был двоюродным братом Павла Ворошилова, а папа, Михаил Александрович Ворошилов, – его племянником. Вместе с моей мамой Анной, в девичестве Карелиной, они открыли в Милькове в годы войны молельный дом. Там собирались люди, сохранившие верность православию. После разорения церкви служебных книг и записей песнопений не сохранилось, и родители всё восстанавливали по памяти. Икон было много и кое-какие духовные книги. Люди приходили молиться, конечно, нелегально.                       Старшая сестра моя Мавра Михайловна всегда пела вместе с родителями, знала много молитв и акафистов. Когда наш храм Святого Богоявления открылся вновь, она учила женщин петь. Но в то время она очень страдала из-за того, что была дочерью человека, посмевшего говорить людям о Боге.  Папа был очень верующим человеком. Он часто молился по ночам. Тогда мы плохо понимали происходящее, ведь росли уже в другом мире и должны были стать в нём неверующими людьми, атеистами. Мои родители в те трудные суровые годы сумели поддержать церковную жизнь в нашем селе и помочь людям сохранить веру».                                                                                                                                                                                                                                                      Прихожанка Надежда Ивановна Кочеткова: «Я уж, почитай, 35 лет в Милькове живу, всё родным стало… Мы-то по вечерам по одному в домах сидим, а в храм сходишь, помолишься, на службе постоишь, и радость от этого на душе большая. Молитва всегда утешение даёт. Храм наш я домом своим считаю. Как открыли, так я и пришла в него. Я твёрдо знаю, что Церковь у нас одна – Православная, и Бог один – Иисус Христос».

Пошли нам, Господи, терпенье

В годину буйных мрачных дней

Сносить народное гоненье

И пытки наших палачей.

Дай крепости, о Боже правый,

Злодейства ближнего прощать

И крест тяжёлый и кровавый

С Твоею кротостью встречать.

И в дни мятежного волненья,

Когда ограбят нас враги,

Терпеть позор и оскорбленья

Христос, Спаситель, помоги.

Владыка мира, Бог Вселенной,

Благослови молитвой нас

И дай покой душе смиренной

В невыносимый, страшный час.

И у преддверия могилы

Вдохни в уста Твоих рабов

Нечеловеческие силы

Молиться кротко за врагов.

Лучше, чем сказал о подвижниках веры поэт Сергей Бехтеев, пожалуй, не скажешь. К этому нечего добавить. Мы лишь продолжим впоследствии наш рассказ о пастырях, священствовавших в одном из древнейших на Камчатке Свято-Богоявленском храме, а также о многом другом, что составляет историю православия в нашем районе.