ударь его по щеке, сокруши его уста, освяти руку свою раной

иосиф

преп. Иосиф Волоцкий

слово 13

“Если пастыри увидят неверного или еретика, который не приносит верным никакого душевного вреда, то пусть и они, поучаясь в лугах книжных повестей, наставляют неверных еретиков со смирением и кротостью. Если же увидят, что окаянные еретики, которые злее всяких волков, хотят Христово стадо погубить и растлить еретическими иудейскими учениями, – тогда подобает им проявить всяческую ревность и заботу о том, чтобы не был похищен зверями ни один ягненок из Христова стада. Так говорит святой Златоуст.

Если неверные еретики не прельщают никого из православных, то не следует делать им зла (В рукописи Соловецкой библиотеки №327 прибавлено: «и ненавидеть».); когда же увидим, что неверные и еретики хотят прельстить православных, тогда подобает не только ненавидеть их или осуждать, но и проклинать, и наносить им раны, освящая тем свою руку. Так повелевает сам святой Златоуст, который пишет: поскольку мы говорим о хуле на Единородного Сына Божия, я теперь хочу просить вас об одном даре – чтобы вы наказывали всех появляющихся в городе хулителей. Если услышишь, что кто-нибудь на перекрестке или на торгу среди народа хулит Владыку Христа, подойди и запрети. Если же придется и побить его, не отвращайся – ударь его по щеке, сокруши его уста, освяти руку свою раной. Если схватят вас и повлекут на суд – иди; если судья, допрашивая, потребует показаний – говори с дерзновением, что тот похулил Царя ангельского. Ведь того, кто хулит земного царя, подобает предавать мучениям; тем более относится это к хулящему Царя Небесного. На всех лежит грех, если нет правды. Подобает всем, кому нужно, разъяснять, пусть узнают и жиды, и поганые еретики, что христиане – спасители государства, строители, заступники и учителя. Пусть узнают необузданные и развращенные жиды и еретики, что им подобает бояться Божиих рабов. Если и захотят они когда-либо говорить что-нибудь неподобное – пусть повсюду следят друг за другом, пусть и теней трепещут и пугаются, едва заслышав христиан”.

источник

http://www.sedmitza.ru/text/438676.html

Страшно…

Суд линча какой-то.

Неужели преподобный не знал, что и в гражданских делах всем занимется не каждый, а тот, кого поставили вести дела?

Честь, воздаваемая образу…

Сегодня воскресенье.

Память Отцов 7 Вселенского собора.

Я слышал о чудотворных мощах. А еще о святых местах. Целительных источниках. Прекрасных местах, наполненых благодатью. Я слышал о поясе Пресвятой Богородицы. И том, как много людей, готовых бростить все и сорваться с места, отправившись за тысячи километров, только бы прикоснуться к великой святыне.

Я слышал и слова Христа:

” Вы называете меня “Господь” и “Учитель”, и вы правы, ибо так оно и есть.  Так если Я, ваш Учитель и Господь, омыл вам ноги, то и вы должны омывать ноги друг другу. Я дал вам пример, чтобы и вы для других делали то же, что Я делаю для вас.  Истинно говорю: слуга не выше своего хозяина, и тот, кого послали исполнить поручение, не выше того, кто послал его”.

Омыл ноги.  Это – знак. Значит все дальнейшие события должны происходит под этим знаком.

И подумалось мне, что каждый человек, даже самый гнусный пьяница, лежащий в подворотне; блудник, рарушивший свое здоворовье распутством дороже всех икон Андрея Рублева. Бесценней Пояса Богородицы. Дороже горы Афон. А значит его тоже можно украсить рубинами, обернуть парчей, обложить золотом. Только вряд ли это нужно, потому что требуется  меньше. Граздо меньше. И тем не менее,  он  дороже. Не в долларовом эквиваленте. Нет.

Ибо суббота для человека, а не человек для субботы. Ибо отдал Сына Своего единородного, дабы вский верующий в Него не погиб… И чловек – образ Бога. А цена его – смерть Сына. Мир создан ради человека. Сколько там соверменные ученые насчитали галактик подобных нашей? Несколько миллиардов… уму не постижимо. Все это ради члеовека. “Если бы ты один был не свете и был бы самым страшным грешником, ради тебя одного Сын Божий умер бы не Кресте”. (Иоанн Злотоуст)

Но почему же нет такого ажиотажа вокруг нищеты, страданий, несправедливости, унижений, оскорблений, превышений полномочий, грубости и хамства, которыми наполнена наша жизнь, как вокруг очередной заезжей святыни?

люди уходят в вечность

Политические перемены раскидали нас по разный стороны.  Виделись мы все реже.  Нет, вы почти не виделись. Они там, за границев, мы тут – за границей.   Расстояния, огромыне растояния, превратились в тяжелые, густые, вяло текущие реки времени. Пространство, время, политические эксперименты и… память, плохая память, как бумага выгораяющая на солнце.

Звонок “от туда”:

– Бабушка умерла…

Конвульсии пристойности и приличия. Смущение. Что-то нужно сказать. Зачем? Таков притуал.

Плод созрел – пора соравать. В таком возрасте смерть скорее избавление, чем наказани, “награда, а не расплата”.

Человек ушел в вечность.

А перед смертью она звала покойников… звала маму. Мне всегда казалось, что она бабушка, а она была дочерью. А кому-то внучкой. Все – только маски. Нет, не маски – роли. Может, служения? Нет, тоже не врено. Все – просто, было. Было и этого достаточно.

Звала моего брата, погибшего несколько лет назад. Она не могла примириться с его смертью. Именно поэтому, когда умер мой отец, никто не решился сообщить ей об этом.

И тем не менее, она называла  среди других, упоминавшихся ей покойников, моего отца.

А еще она звала Ольгу. Кто такая? Именно это и интересовало тех, кто был рядом с умирающей бабушкой.  Узанали же о ней лишь после того, как собрались родственники на похороны – за две недели до кончины бабушки умерла ее старая знакомая Ольга. Окружающие не знали, а она, находясь на грани миров, (еще не там, но уже и не вполне здесь) видела. Видела и то, что  так старательно скрывали.

Есть рубеж, за которым нет времени, расстония, политики и идеологии. Нет социальных ролей. Есть  только жизни, только имена. Занавес падает, взору открывается назримое – мы не разделены.

Счета, пенсия, денежная компенсация от немцев и прочее, прочее, прочее – все исчезло. Имя осталось.

Упокой, Господи, душу усопшей рабы Твоей Евгении.

Цитата из книги “Просто христианство” Клайва Льюиса

Мир жесток и несправедлив, наполнен страданиями и насилием… значит Бога нет.

Доводилось ли вам слышать такой аргумент против существования Бога? Разумеется. Думаю, даже иногда рассуждали в том же ключе. Английский писатель Клайв Льюис, пройдя путь безверия, тоже сталкивался с подобной проблемой. Но в итоге его вывод оказался не в пользу атеизма.

Предлагаю небольшую цитату из его сочинения “Просто христианство”.

Мой аргумент против существования Бога сводился к тому, что Вселенная мне казалась слишком жестокой и несправедливой. Однако как пришла мне в голову сама идея справедливости и несправедливости? Человек не станет называть линию кривой, если не имеет представления о прямой линии. С чем сравнивал я Вселенную, когда называл ее несправедливой? Если все на свете, от “А” до “Я”, плохо и бессмысленно, то почему я сам, частица этого “всего”, с такой страстью возмущаюсь? Человек чувствует себя мокрым, когда падает в воду, потому что человек не водяное животное: рыба не чувствует себя мокрой. Я, конечно, мог бы отказаться от объективной значимости моего чувства справедливости, сказав себе, что это — лишь мое чувство. Но если бы я сделал так, рухнул бы и мой аргумент против Бога, потому что аргумент этот зиждется на том, что мир на самом деле несправедлив, а не с моей точки зрения.Таким образом, сама попытка доказать, что Бога нет — иными словами, что вся объективная реальность лишена смысла,– вынуждала меня допустить, что, по крайней мере, какая-то часть объективной реальности, моя идея справедливости, смысл имеет. Следовательно, атеизм оборачивается крайне примитивной идеей. Ведь если бы Вселенная не имела смысла, мы бы никогда не смогли обнаружить, что она не имеет смысла; точно так, как если бы во Вселенной не было света и, следовательно, не было бы существ с глазами, мы бы никогда не обнаружили, что нас окружает тьма.


Ахтунг – материя!

Начнем с оговорки

Мировоззрение в большей степени зависит от зрения, чем от мира. Не понятно? Все просто. Мир, кажется, один? Но обратите внимание, точки зрения на действительность у разных людей, порой, диаметрально противоположны. Значит дело совсем не в некоей «объективной» реальности общей для всех. Именно реальность-то мы и воспринимаем по-разному. Реальность – наша собственность.

И нечего удивляться, когда какой-нибудь очередной атеисто-материалист стучит по столу, или указывает на камень: вот-де материя, а где ж ваш Бог? Нужно удивляться тому, что он не замечает очевидных вещей… Со времен Платона, кажется, данный «довод» расценивается как ковыряться в носу, находясь общественном транспорте.

Неужели и правда эти люди полагают, что таким крайне примитивным способом что-то доказывают. Разве мы не способны стучать, топать, кричать и производить другую деятельность? Вот, говорят нам, камень, он и есть материя.

Стоп, ребята, не нужно подменять одно другим. Камень-то я вижу, а материя – это что? Не чувствуете разницы? Что ж, давайте поиграем на вашем поле.

Читаем классика.

Да, да, того самого, тело которого лежит (не говорю, покоится) на Красной площади. Итак, Ленин, ведущий материалист страны, дал такое определение материи:

«Материя есть философская категория, для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в его ощущениях, которые копируются, фотографируются, отображаются нашими ощущениями, существуя независимо от них».

Но, во-первых, определение-то, как замечал еще Лосев, субъективно-идиалистическое, а стало быть все, что говорится о реальности, суть ощущения некоего субъекта. Наши поздравления.

И, во-вторых, мы пьем молоко, беседуем, иногда ругаемся, читаем книги, смотрим в голубое небушко и много чего другого делаем… но, простите, это что ж я философскую категорию пью, ем, читаю, ругаю, рассматриваю?

Нет проблем, все ли понятно?

Ладно, поясню. Дело в том, что тот, кто, опираясь на свои ощущения, стучит по столу, демонстрируя нам, дуракам, материальность данного объекта (по правде сказать, существование его у нас не вызывает сомнения), показывает вовсе не материю, а стол. Как это возможно, скажет кто-то, ведь это и есть материя! Нет, это – стол. Материя (вспоминайте классика) – лишь философская категория.

Это означает, что материя – общее понятие для обозначения каких-то ленинских ощущений. Не знаю, что сейчас он ощущает, но чем бы это не было это материя его ощущений.

Ахтунг – материя!

Тут я делаю оговорку или предупреждение. Как хотите. Наиболее распространенная ошибка – смешивание понятий. Регулярно, наступая на одни и те же грабли снова и снова, люди (кто же еще будет так поступать) делают необоснованное обобщение сливаются в одно понятия «материя» и «природа», «материя» и «физическая реальность», «материя» и «мир» и т.д. и т.п.

Все-таки нужно развести их в разные концы ринга. Пусть они там и остаются. В конце концов, материя ну никак не может быть физикой, хотя бы потому, что она есть метафизики. Почему? Да все потому же. Материя – философская категория, общее понятие.

Что же все это значит

Давным давно, когда на земле жили динозавры… э-э-э, отвлекся. Немного позже. Хотя нет, много позже, во времена войны персов с греками и даже еще немного после, тема эта уже начала прокисать. Дело в том, что мы не первые и, надеюсь, не последние, кто попытался сдвинуть эту гору с мертвой точки. Греки в лице гениального Платона решали эту проблему.

Как? Остроумно и гениально просто. Есть вещи в которых воплощены идеи. Вот с идеями и работает наше сознание. Стол – материя? Нет, стол это стол, вещь, заключающая в себе идею стола; именно идею, т.е. смысловую форму, предназначение, которые были частью сознания столяра. А материал стола, стула, лука, стульчака может быть древесина. И все они в корне отличны как друг от друга, так и от дерева, которое срубили.

Попрактикуйтесь и вы поймете, что есть только идеи, которые находятся в какой-то связи материей.

Где они живут

В популярном изложении принято выдумывать, что Платон придумал какой-то заоблачный мир идей, где парят эти эфирные сущности и как-то проецируются в мир материи. Наверное, этот образ навеян изобретением кинопроектора… не знаю. Однако Платон прекрасно понимал и учил о нематериальности самих идей. А если так, они не могут и не должны быть где-то в отдельном нематериальном мире.

Какие выводы из этого может сделать христианин – отдельная, но очень интересная, история.

🙂

полуночный разговор на кухне

Очень часто верующим людям приходится слышать вопрос “А Бог есть?” или утверждение “Бога нет”. Вот я и решил составить небольшой, но привычный для меня диалог. Часто такие разговоры происходили спонтанно, без какой-либо предварительной подготовки. Еще чаще заполночь. Ночью они всегда приобретали доверительный характер. Отчего запоминались надолго.  Следуя примеру о. Валентина Свенцицкого, я назвал своих собеседников “священником” и “прохожим”. Хотя в книге о. Валентина совопросник назван “неверующим”. Но суть не меняется.

прохожий:  Вы священник?

священник:  Да.

прохожий:  Значит вы верите в Бога. Так?

священник: Разумеется.

прохожий: Странно.

священник: Что именно?

прохожий: Как вы можете верить в то, чего нет? Ведь Бога нет, никогда не было и не будет.

священник: Откуда вы знаете?

прохожий: Так ведь это и так ясно!

священник: Итак, какими фактами и разумными доводами вы располагаете? Благодаря чему вопрос вам пердставялется таким, как вы сказали, ясным?

прохожий: Э-э-э-э, ну…  это… ну ведь Бога нет. Это же понятно. Нет Его и все. Ну я не знаю, просто, я считаю, что Его нет. Хорошо, а почему вы считаете, Его существующим?

священник: Боюсь, что разговор может затянуться надолго. Но все же я скажу несколько слов. Но для начала ответите на вопрос. Включает ли причина следствия? Можно ли сказать, что следствия обязаны своим существованием своей причине?

прохожий: Разумеется. Да, это так. Когда я, кидаю камень, он летит, затем падает, потом катится, поднимает пыль, издает звук, прижимает траву…  и все это происходит благодаря тому, что я его кинул.

священник: это означает, что причина в ряду событий стоит впереди. Она начало. Это означает, что причина математически, логический, темпорально (т.е. во времени), физически первична и включает в себя все свои следствия.

прохожий: ну да.

священник: Кстати, мы с вами сейчас разговариваем, и не без причины. Этому есть множество мелкий причин: от любопытства, до каких-то других мотивов. Но способность рассуждать, т.е. наш разум, интеллект как таковой тоже порожден рядом причин. А в конечном итоге, все существующее  восходит главной причине. Причине всех причин, началу всех начал.

Вы ведь не отрицаете, что у мира было начало?

прохожий:  Нет, конечно.

священник: В конечном счете все сводится к тому, что было причиной всему. Тут или случайность или  необходимость. Мир, мы с нашей болтавней, звери-рыбы-птицы, словом,  все, что мы знаем и  не знаем могло быть и в такой же степени могло не быть вообще. Но все же мир есть и мы может об этом с увереностью говорить.  Даже круглый дурак знает, что мир есть.  Я считаю, что у мира есть необходимая причина.

порохожий:

Когда я думаю о себе, я никак  не могу вообразить, что моя жизнь – результат какой-то случайности, игра слепого случая. Это похоже на какую-то нелепицу!

Должна быть причина, необходимая причина моего существования. Я бы назвал ее Причиной.

священник: Итак, начало мира включало в себя всю последующую цепь своих следствий. Оно “породило” все то, что мы знаем, да и нас с вами. Между прочим, наша болтавня тоже вышла от туда.

Вы играете в билиард?

прохожий: Нет. А что?

священник: Просто, хотел воспользоваться игрой в частве примера.

Я, допустим, не очень хороший игрок, но видел тех, кто способен забить в лузу даже из самых безнадежных позиций. Такой игрок на мгновение зависает над столом просчитывает траекторию движения шаров, оценивает силу и направление удара и… посылает шар в нужном направлении.

Этот ирок физически, математически, логически и хронологически выше игрового стола со всеми шарами.

прохожий: Ясно.

священник: Подобным образом должаны быть Причина всех причин. Причем эта Причина включает в себя и конец всех вещей. Это Альфа и Омега, начало и конце всего.

И еще. Причина не есть часть всего, но должна выходить за пределы всего. В противном случае,  такая причина часть целого и не может быть порождающим началом.

В данном случае, Бог это то, как мы относимся к этому Началу. Благововение, почтение, восхищение – наше отношение к Причине причин.

прохожий: Хорошо. Если так, то, пожалуй, такой Бог может быть и есть. Но уж точно  не такой, каким Его представлет себе Церковь.

священник: А каким Его представляет себе Церковь?

прохожий: Э, ну… я не знаю…

священник: И все же как по вашему Церковь говорит о Боге?

прохожий: Думаю, Церковь учит, что Бог это седой бородатый старик, который сидит на облаке. По крайней мере, так его изображают ваши же иконы.

священник: Уверяю вас, что ничему подобному Церковь не учит. Но, как я и говорил, тема очень пространная. И если вы захотите, мы поговорим об этом в другой раз в назначеном месте.

диалог с иеговистом

Всем неоднократно приходилось встречаться с предствавителями СИ. Одни от них отмахиваются, спеша по делам, другие ввязываются в продолжительные и непродуктивные дебаты. Диалога не получается. Спорящие стороны не слышат друг друга, а лишь пытаются выговориться и донести свою правду. Такие двусторонние монологи бессистемны, хаотичны, поэтому тянуются долго, нудно, безрезультатно. После него спорщики с обеих сторон, как побитые собаки, вымотавшиеся после многочасовой свадьбы, возвращаются в свои логова для того, что бы как следует зализать раны, чтобы при встрече вступить в новый бой.
В то же время, в секте стараются ограничть процент личного идиотизма за счет тернинга. Перед тем, как отправить миссионера на поле, его тщательно инструктируют и проводят несколько инсценировок. Все вопросы проработана, ответы предсказуемы. И даже самый бездарный иеговист при встрече с христианином (вне зависимости от его конфессиональной принадлежности и положения в церковной иерархии)  оказывается если не в выигрыше, то на равных. Говорит ведь не он, а слаженная организация его устами. Это главное дело  члена организации – говорить. Этому и посвящяется основное время обучения.

Надеяться на то, что православный будет так же до самозабвения и экзальтации готовиться к встрече с иеговистами, мармонами, атеистами, язычниками и проч. , совмещая это с участиями в многочасовых богослужениях, исповедях, подготовках к причастию, молитвенными правилами… ах, да, работой, заботой, стиркой и другими радостями жизни не приходится.

Миссионеры всегда будут в меньшинстве. Это естественно.

Дальше начинается страшное – делюсь своим опытом общения с иеговистами. Было время, когда я тоже кидался в эти безрезультатные дискуссии. Но очень скоро осознал бессмысленность разговоров на лестничных пролетах и автобусных остановках.  Результат все же был. Какой? Такой. Садился голос, приходилось опаздывать туда, где меня точно ждали, многие дела оставались -заброшенными на неопределенный срок и т.д.

Вывод был сделан такой. Нужна система. Если вы все-таки решили по какой-то причине вместо привычного “останьте” пригласить иеговистов к диалогу, готовьтесь заранее.

1. Можете выбрать несколько тем. Одну-две. И хорошенько их проработать, предварительно просмотрев все цитаты из Библии самостоятельно. Обязательно их нужно выучить и знать номер главы и стиха. Это не турдно. Держитесь во время разговора выбранных тем, не давая сменить предмет беседы.

2. Ненужно за одну встречу пытаться совершить невозможного.  Достаточно будет выдержать натиск и удержать русло беседы. Правильно расставить “контрольные метки”, т.е. смысловые узлы, вопросо-ответы, на которых будет строиться здание дебата. Помните, правильно подбоготовленные вопросы позволят вам вести оппонетна в нужном направлении и давать нужные вам ответы.

Но для этого нужно говотовиться. Увы, другого пути нет.

Если вы не готовы – вспомнинайте поговорку “Не зная броду – не лезь в воду”.

Рекомендую познакомиться с книгой “Диспут со свидетелями Иеговы” о. Олега Стеняева. Она представляет классический вариант ведения беседы. Это в буквальном смысле схема, которая работает. В чем я успел убедиться лично. Но она расчитана на спокойный и размеренный тон в комфортной обстановке, а не на уличную стычку-потасовку.

Вывод – договаривайтесь о месте и времени встречи.

Еще одна модель-схема диспута, неоднократно проверенная мной лично в беседах с СИ. Проверено – работает.

Итак, мы задаем тему, мы ее удерживаем, мы ведем собеседника в нужном направлении посредством правльно и своевременно поставленных вопросов.

ИИСУС: ИСТИННЫЙ ИЛИ ЛОЖНЫЙ БОГ?

Когда вы по Библии показываете Свидетелям Иеговы, что Иисус Христос – Бог, зачастую лучше не нападать на их перевод таких ключевых стихов, как Ин. 1:1 и Послание к Титу 2:13. Это можно сделать, опираясь на такие места, как Исаия 9:6 и Ин.20:28, которые, даже в переводе Нового Мира (НМ), называют Иисуса Богом. То, что эти стихи, равно как и Ин. 1:1, называют Иисуса Иеговой, можно доказать следующим путем:

Христианин: Сколько существует богов?

Свидетель: Ну, согласно 1 Кор. 8:5, «есть много богов и господ много».

Христианин: Но, согласно Евангелию от Иоанна 17:3, сколько существует истинных Богов?

Свидетель: Только один: Иегова-Отец есть «единый истинный Бог».

Христианин: Правильно. А согласны вы с тем, что все неистинное должно быть ложью?

Свидетель: Да, полагаю, что так.

Христианин: Тогда, если есть лишь один истинный Бог, то все прочие боги должны быть ложными?

Свидетель: Да, правильно.

Христианин: Согласно Евангелию от Иоанна 1:1 в переводе Нового Мира, Иисус – Бог. Вы согласны с этим?

Свидетель: Конечно.

Христианин: Хорошо, но истинный Он Бог или ложный?

Свидетель: Ммм… Я не знаю.

Христианин: Он не может быть ложным Богом, не так ли, ведь в таком случае апостол Иоанн был бы виноват в неоправданном обожествлении Иисуса. Следовательно, Он должен быть истинным Богом. Но Иегова – единственный истинный Бог. Значит, Иисус должен быть Иеговой. Свидетели Иеговы обычно отвечают, что эти доводы неверны, поскольку Писание называет «богами» тех, кого сотворил Бог, и не имеет при этом в виду, что они – ложные боги. В пример обычно приводят Исход 7:1, Ин. 10:34 (ср. Пс. 81:6) и Евр. 2:7 (ср. Пс. 8:6).

Попытка ответить на эти возражения, ввязавшись в спор о значении приведенных мест, скорее всего надолго уведет разговор в сторону. Конечно, вы всегда можете предложить вернуться к обсуждению этих стихов по окончании беседы. Но я могу предложить способ, который позволил бы вам не уходить от них, держать разговор в нужном русле и в то же время показал бы, что эти стихи не противоречат нашим словам. Вот как это можно сделать:

Христианин: Стихи, упоминающие о «богах», не могут относиться к Иегове, не так ли?

Свидетель: Конечно нет, ведь Иегова – единственный истинный Бог.

Христианин: Верно. Таким образом, нельзя сказать, что эти стихи называют творение «Богом» в обычном смысле этого слова. Вы согласны?

Свидетель: Это так, но в каком-то смысле они все же называются «богами».

Христианин: Да, но каким бы ни был этот «смысл», к Богу Иегове он неприменим, верно?

Свидетель: Да.

Христианин: Теперь, что касается стихов, в которых применительно к творениям употребляется слово «бог» в единственном числе. В большинстве из них под «богами» имеются в виду ложные боги, не так ли?

Свидетель: Да, но не всегда. Исход 7:1 говорит, что Моисей был богом.

Христианин: Это не совсем так. Почему бы вам не заглянуть в перевод Нового Мира?

Свидетель: «Потом Иегова сказал Моисею: Вот, Я сделал тебя Богом для фараона, а Аарон, твой брат, станет твоим пророком.»[1] Как видите, Моисей назван Богом.

Христианин: Точнее, здесь сказано, что Иегова сделал Моисея «Богом для фараона». Что это, по-вашему, значит?

Свидетель: Я думаю, это значит, что Моисею предстояло явить фараону божественные силы.

Христианин: Тогда почему в переводе НМ не сказано: «сделал тебя богом для фараона»?

Свидетель: Ээ… Я не знаю. Ну, это может означать, что Моисей замещал Бога, что он представлял Его. Христианин: Итак, Моисей совсем не был «богом», верно? Он был просто представителем единого истинного Бога.

Свидетель: Гм… Наверное. Но мы верим, что Иисус называется «Богом» в таком же смысле, что и Моисей – например, в Ин. 20:28, когда Фома называет Иисуса «Бог мой».

Христианин: Но явно не в Ин. 1:1, где перевод НМ называет Иисуса «богом». Здесь речь не может идти о «представителе».

Свидетель: Нет, там Иисус назван «богом» потому, что Он обладает божественными силами и качествами.

Христианин: Но вы только что согласились, что Моисей не был «богом» в таком смысле слова. Есть ли в Библии еще кто-либо, помимо Иисуса, кого называют «богом» – в смысле обладания божественными силами и качествами – и кто не был бы ложным богом?

Свидетель: Никого не припомню. Но почему нельзя Иисуса назвать богом в этом смысле? Только он был с Богом в начале мира, помогая Ему в процессе творения!

Христианин: По той простой причине, что, согласно Библии, есть только один Бог (Ис. 43:10; 44:6-8; 1 Кор. 8:4; 1 Тим. 2:5; Иак. 2:19 и т.д.) и нет никого «Ему подобного» (Ис. 40:18; Иер. 10:6-7 и т.д.) Библия даже отрицает, что могущественные правители (Иез. 28:2; 2 Фес. 2:4) и духи (1 Кор. 10:20; Гал. 4:8) являются богами.

Свидетель: Я этого не знал! Но как Иисус может быть Богом, если Библия называет Богом Его Отца?

Христианин: Как? Я не стану утверждать, что знаю, как Бог может быть таким, какой Он есть. Но я верю в то, что о Нем говорит Библия. А вы?

Эти доводы могут и не убедить Свидетеля Иеговы, но они помогут вам донести до него Благую Весть.

практикум по логике

Нравятся мне нестандартные вопросы. Всякий раз, отвечая на них, удается посмотреть на вещи под другим углом, подмечаешь то, мимо чего раньше бы прошел, не обратив внимания.

Как-то участник форума под ником Никола попросил меня попытаться дать ответ на вопросы,  сформулированные одним блогером (как я понял, адвентистом).

Его вопросы были такими.

“Имеется еретическое утверждение:

“Изобразив Бога художник говорит своей картиной: “Это Бог!”, даже если художник сам так не считает. Это нарушение девятой заповеди, так как является ложью, Бог выглядит не иначе. Это относится и коХристу, ибо воплотившийся Христос все равно остается Богом. Так как изображение не Бог, но называется Богом – это нарушение 1 заповеди”.

Нужно:
1. Разложить утверждение на силлогизмы.
2. Выделить субъект, предикат и заключение
3. Показать ошибки в силлогизмах

Справитесь?”

Немного поразмыслив я ответил:
Сначала разобьем высказывание на тезисы.

1. Изобразив Бога, художник не считает, что изображен именно Бог.
2. Изображение не Бог.
3. Тем не менее, само изображение как бы говорит: Это Бог.
4. В таком случае заповедь нарушена.

А теперь будем разбираться и анализировать. Силлогизмы строить не сложно: нужны общие посылки, с которыми все согласятся. Но это после. А пока рассмотрим подробней.

Кто вообще говорит, что изображение – Бог? Адвентист пишет, что художник своей картиной говорит: “Это Бог!” Но мы уже договорились, что ни художник, ни православный так не считают. Но! Кому говорит в таком случае художник, что изображен Бог? Чья совесть травмирована? Адвентиста. Значит именно он и полагает, что художник говорит своей картиной: “Это Бог!” Но ведь прежде договорились, что именно этого и не говорит сам художник.

По крайней мере он не согласен с тем, что изображает именно Бога. Но что же он тогда делает и как тогда назвать его действия? Думаю, что живопись как и всякое искусство является символом реальности. Задача искусства напоминать и начертать путь.

В то же время, православные не изображают Бога, поскольку Он запределен и невыразим. Мы принимаем и понимаем этот библейский запрет. Но Христос, хотя и является Богом, остается и человеком. Иконописец не настаивает на портретном сходстве, его задача выразить лишь путь, служение и символ духовной реальности. Именно поэтому порой нарушаются телесные пропорции ради передачи внутреннего содержания.

Икона всегда “символ” и “указатель” на Объект, но никогда не Бог. Никто из православных, никогда не видит в иконе (не учит, не думает, не мечтает) Самого Бога. Само слово “икона” переводится как “образ”. А образ всегда лишь образ, но не сам изображенный предмет. Если же адвентист считает, что и икона, вопреки желанию православных говорит: “Это Бог!” Пусть питается натюрмортами, приговавривая:”Это – овощи и дичь!”.

Всякий здравомыслящий человек понимает, что холст и краски или доска и краски создают символ трехмерной реальности на плоскости. А живопись еще и включает измерение эмоций, переживаний, настроение. Но ведь эмоции – совсем другое измерение, не пространственное и не временное. Умный человек, увидев, изображение радующихся людей, скажет ли: “Это и есть радость”? Конечно, нет.

На холсте изображение радующихся. А можно ли вообще изобразить сами эмоции? Вкусное, радостное, приятное, грустное – неизобразимы. А теперь еще один вопрос. Перед нами картина, изображающая встречу матери и сына, вернувшегося с войны. Объятия, слезы, жесты. Можем ли мы сказать, что изображены люди? Да. Но можно ли с той же уверенностью сказать, что это – люди? Нет. Можно ли сказать, что перед нами изображение “материи” счастья? Да. Можно ли сказать, что это – счастье? Нет.

Иконописец своей работой не говорит: “Это Бог!”. Он говорит: “Христос – Бог воплотившийся. Если Бог приобщился человечества не призрачно, но подлинно и по-настоящему, то Его человеческая природа дожна быть общей с нами. А значит изобразимой”. Если адвентист настаивает, человечество Христостово не изобразимо, то мы ставим под сомнение его веру в подлинное вочеловечение Бога.

У нас в таком случае есть все основания подозревать его в докетических симпатиях. Для православных Иисус историчен человечеством и метаисторичен Божеством. Для православных возможность изображения Христа основана на реальности его земного странствования. Но божество Отца мы не изображаем. Когда православный говорит о изображении Христа, то корректно будет выражаться так. “Перед нами икона Иисуса Христа. Символ или знак его человечности, указание на его служение”.

Но богословски безграмотно будет сказать, указывая на икону:”Это – Иисус Христос”. И не только богословски безграмотно.
Похоже, что только адвентист считает, что художник свей картиной говорит: “Это Бог!”. Так что если он все еще не понимает, чем отличается изображение чего-либо от действиетльности, пусть в течение недели питается натюрмортами.

А силлогизмы строятся так.
1. Ни одно избражение не Бог.
2. Это – избражение.
3. Это изображение не Бог.

Или так.

1. Все изображения суть не Бог.
2. Всякий бог не изображение.
3. Ни один бог не изображение.

И т.д. и т.п. По-уродски, но примерно так и получается. Фигур силлогизмов много, всех и не перечислить. Только разве мы против такого вывода? Чего доказывать-то? По-моему все мы согласны с тем, что изображение не является Богом.

Спасибо за вопрос.

Предупреждение блаженного Августина

С моей стороны только цитата без всяких коментариев. Написано давно. Онако актуально…

“Ибо весьма часто случается, что даже и не христианин знает кое-что о земле, небе и остальных элементах видимого мира, о движении и обращении, даже величине и расстояниях звезд, об известных затмениях солнца и луны, круговращении годов и времен, о природе животных, растений, камней и тому подобном, – знает притом так, что защищает это знание и очевиднейшими доводами и опытом. Между тем крайне позорно, даже гибельно и в высшей степени опасно, что какой-нибудь неверный едва-едва удерживается от смеха, слыша, как христианин, говоря о подобных предметах яко бы на основании христианских писаний, несет такой вздор, что, как говорится, блуждает глазами по всему небу. И тяжело не то, что человек заблуждающийся подвергается осмеянию, а то, что и наши писатели, по мнению внешних, имеют такие же понятия и к великой погибели для тех, о спасении которых мы заботимся, считаются людьми невежественными и презираются. В самом деле, когда они замечают, что кто-либо из числа христиан заблуждается относительно предмета, хорошо им известного, и свое нелепое мнение утверждает на наших писаниях, то как же они будут верить этим писаниям относительно воскресения мертвых, надежды на вечную жизнь, царства небесного, думая, что писания эти сообщают ложные понятия даже и о таких предметах, которые сами они могли узнать путем опыта и при помощи несомненных цифр? И действительно, невозможно достаточно исчислить, сколько горести и печали причиняют благоразумным братьям эти дерзкие невежды, когда они, застигнутые и уличенные в нелепом и ложном мнении со стороны тех, которые не признают авторитета наших писаний, в защиту того, что сказали по легкомысленному безрассудству и с очевиднейшею ложью, стараются ссылаться на эти свящ. книги, оправдывая ими свое мнение, или же на память приводят из них многие изречения, которые считают свидетельством в свою пользу, не понимая ни того, о чем говорят, ни того, что утверждают”