Я узнаю Тебя

Невидимо
Под хрупкий кров души
Являешься
То встречным взором
Кротким,
То ласточкой-звездой
В моей глуши,
То на волне возникшей
Лунной лодкой.
Но кто же Ты?
Так тонок
Твой приход.
Так нежно и неслышно
Появленье.
Что Ты найдешь во мне?
Сердечный лед
И горький дым
Бессонных размышлений…

Но Ты приходишь,
Мой чудесный
Гость,
Чтоб исцелить
В тоске неисцелимой,
Открыть,
Что это значит:
Быть любимой!
Как это знать
Чудесно довелось…

И страшно мне
Тебя именовать!
В молчании
Таинственном и странном
Преображаешь душу,
Светлый Странник,
Творца и Бога
Проявляя власть.

И сердце достигает тишины,
И безначальной,
И голубоокой!
И говорит из этой
Глубины:
Я узнаю Тебя,
Господь и Бог мой.

Ночь Богоявления

В шуршащей зимней тишине

Луна висит на нити тонкой,

В почти материально ломкой,

Живой небесной  глубине.

     Туман в купели неземной,

     Молочно белое движенье,

     Звезды слетающей скольженье

     В открытом небе надо мной.

И расцветают фонари

Навстречу снежному круженью…

И легкий свет Богоявленья

Уже зажегся и горит.

Иллюстрация художника-экспрессиониста Нольде

О Радости

 

По белому,
Тонко лучистому снегу,
Обнявшему Землю,
Открывшему Небо,
То вдруг появляясь,
То в облаке тая,
Три Ангела шли,
Позабывшись,
Взлетая.

И рядом ступали
В молчанье великом
Три гостя с Востока,
Задумчивы ликом.
Им ветер одежды
Вздымал,
Раздувая,
И с плеч поднимался,
Как птица
Большая.

И дети спешили,
За тающим светом,
В сияние Радости
Чудно одеты,
И мир расширялся,
И все возрастая,
Живая Звезда
Приближалась,
Сверкая.

А в белом холме,
В глубине белопенной,
В мерцающем сердце
Огромной
Вселенной,
Младенец лежал,
Пеленами повитый,
Пока еще нежно
От мира сокрытый.

Но облик менялся
Привычного мира.
Взлетающих молний
Мелькали
Пунктиры,
Шумели метели,
Земля голубела,
В прозрачных огнях
Самолеты летели.

И кто-то сказал,
Присмотревшись немного:
“Какое сиянье
Над нашим порогом!”
И замерло сердце
В томленье
Иного…
Нежданного…
Радостного…
И неземного.

Иллюстрация художника А. Лепетухина

Всех скорбящих Радость

o_6091

Надежда
Светлая во тьме
И упование в скорбях,
Благоуханный Цвет
В окне,
Как я в ночи
Зову
Тебя!

Слезой, пролитою
О нас,
Безвестно гибнущих
В глуши,
Как Ты врачуешь
В горький час
Печаль
Мятущейся души!

Твоей молитвы
Благодать
Наполнит
Скорбную купель,
И можно жить,
И можно ждать
Весны
Ожившую капель.

Ты сквозь
Надзвездные миры
Приносишь
Неба торжество –
Непостижимые дары
И милость
Сына Твоего

Камни Иордана

CrossingJordan

Красные камни
На желтой дороге.
Древние знаки,
Как солнца ожоги.
Круглые
В быстрой реке,
Инеем –  
Камни в реке.
 
Воды,
Восставшие
Серой стеною,
Гребни
Над грозно дрожащей
Волною.
Пар
Или тонкий туман.
Белый сухой
Иордан.
 
Срезанных стен
Почерневшие
Плиты.
Звезды,
Глядящие в город
Забытый.
Ввергнутый
В каменный сон,
Рухнувший
Иерихон.
 
Красных
Двенадцать
Камней на дороге,
В сердце входящие
Мысли
О Боге…
Благоухает
Тимьян.
Ровно шумит
Иордан.

За стеклом

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Кувшин венецианского стекла
В прозрачных стенках
Держит тайну мысли.
Дробясь и отражаясь
В зеркалах,
На голых ветках
Капельки повисли.

Вокруг полет
Резных осенних листьев,
Раскачиваются
Колокола,
И музыка безвестна и светла,
И жизнь полна
Торжественного смысла.

Фотохудожник Николай Дмитрук

Свершает изменения десница Твоя…

1231009253_x_41867cef

И вот уже казалось –
Все прошло.
Покой, объявший сердце,
Бесконечен.
Он постоянен,
Ровен
И беспечен.
И в нем легко,
Уютно и тепло.

И мир казался
Заново знаком,
И обведен чертой
Вечерних ветел.
Лишь из ладоней
Шелковым платком,
Все нарастая,
Рвался в небо
Ветер.

Художник И. Шлосберг

У дальнего созвездья Вероники

bd0b4f0c48fa

Вы помните?
Начальный тихий взлет
У самого созвездья
Вероники…
Ее волос
Сверкающие блики
Струясь,
Обозначали поворот.

Мы, словно дети,
Вырвались вперед.
Огромная,
Менялась бесконечность,
Торжественно
Сияющая вечность
Входила
В наш стремительный
Полет.

Без музыки звучали голоса,
Как будто пенье
Света неземное,
И сквозь невероятное
Иное
Смотрели
Юных Ангелов глаза.

И через много, много
Долгих лет
Я на Земле
Вас встретила случайно,
И синих глаз нездешний
Дальний свет
Вернул мне память
Нашей светлой
Тайны…

Художник Хаяо Миядзаки

Завтра

40

Завтра битва.
В сиреневой пойме реки
Загорелись цепочкой
Костров огоньки.
Смотрят звезды,
Спокойны,
Чисты,
Далеки.
Ночь сошла и укрыла
Полки.

В тишине
Шелестит и вздыхает река,
Опадают в нее
Облака, облака…
Ветер летние травы
Тревожит слегка.
Тьма, как гибельный сон,
Глубока.

Всходит солнце.
По флангам клекочут
Орлы.
В центре дивные воины,
Ликом светлы.
Слева
Всадников ровный
Сверкающий строй.
Крылья Ангелов
Над головой.

Начальное

levitan54

Березка молодая,
Как луна –
Молочная струящаяся
Снежность.
Еще в ней дремлет
Девственная нежность,
Дрожит ветвей
Тугая белизна.

В реке слегка сквозят
Осколки льда,
Но стебли трав
Готовы солнце встретить,
И в первозданной песне
Только ветер
И талая растущая
Вода.

Левитан. Весна. Большая вода