Венок сонетов “Звезда Апостола”

  • Когда мы в тайне созидаемся Тобой,
  • От нас закрыто наше будущее тонко,
  • Но поцелуем, словно светлою звездой,
  • Ты отмечаешь лоб избранника-ребенка.
  • Так было с мальчиком, родившимся в глуши,
  • В патриархальной, крепкой верой, старой Вятке.
  • Он слышал голос Твой, сверкающий в тиши,
  • В кипенье звезд у берегов в волнах Камчатки.
  • Пред ним колеблющийся утренний туман
  • Приоткрывал встающий бездной океан,
  • Селений вид в разрывах солнечного света.
  • Жилища бедные на темных берегах…
  • Так в тонком сне, в летящих светлых облаках
  • Не наступившие уже провидишь лета. 
  • Не наступившие уже провидишь лета
  • Ты дивно, Господи! И на печальный зов
  • Страны Камчатки где-то там, у края света,
  • Вдруг отозвалось сердце юное без слов.
  • Чудесный промысел Твой дивно проявился,
  • И в русской Вятке русский мальчик Николай,
  • Один из тысячи, в монашестве решился
  • Ученье Истины нести в далекий край.
  • Над ним два сильных покровителя небесных –
  • Священномученик Солунский юный Нестор
  • И летописец Нестор, мудрый и святой.
  • Так из вершащихся событий неслучайных
  • Ты образуешь в жизни свет необычайный.
  • Ты строишь путь, у нас зовущийся судьбой.
  • Ты строишь путь, у нас зовущийся судьбой.
  • И человек, духовной жаждою томимый,
  • Тобою призванный, становится струной,
  • Живым трепещущим огнем неугасимым.
  • Так на Камчатских берегах монах безвестный,
  • Сказал о том, что Бог есть Свет и есть Любовь.
  • И было странно это слышать… Русский Нестор
  • Сам весь светился от нездешних чудных слов.
  • Он кроток был, как белый северный олень,
  • И хрупок, словно восходящий в тундре день,
  • Но духом полон немерцающего света.
  • И несказанная касалась нежность лиц,
  • И радость жизни, что живет в свободе птиц,
  • Ребенка, праведника, странника, поэта.
  • Ребенка, праведника, странника, поэта
  • Душа полна той первозданной тишины,
  • Такой доверчивостью детскою согрета,
  • В ней столько чистой простоты и глубины!
  • В двадцатилетнем юном батюшке камчатском,
  • Своей любовью открывающем сердца,
  • Благословленным в подвиг пастырем Кронштадтским,
  • Природы дети вдруг увидели отца.
  • Он крестит, лечит и от голода спасает,
  • Он в ледяной пустыне храмы воздвигает,
  • В нем невечерний свет всесильной доброты.
  • И в детских душах поселяется Христово
  • С небес сошедшее Евангельское Слово,
  • Святое зернышко любви и красоты.
  • Святое зернышко любви и красоты
  • В стране туманной он рукою щедрой сеет,
  • И поднимаются над Гижигой кресты,
  • И солнце северное в куполе алеет.
  • Один на тысячи безвестных верст вокруг,
  • Он Таин Божиих апостол и строитель,
  • Священник, доктор, утешитель, добрый друг,
  • Советчик мудрый и духовный просветитель.
  • Свершая в немощи свой беспримерный труд,
  • Спеша на жатву, где его вседневно ждут,
  • На зов он мчится, о себе не беспокоясь.
  • Бывает, медлит драгоценное зерно,
  • То значит – время не пришло еще, оно
  • Ждет воскресения, до времени покоясь.
  • Ждет воскресения, до времени покоясь,
  • В наивных душах негасимый Светлый Свет.
  • Подвижник Нестор проложил, как белый пояс,
  • Дорог апостольских неизгладимый след.
  • Он за судьбу «детей природы несравненных»
  • Себя ответственным считает с этих пор.
  • Коряков, чукчей, юкагиров, ительменов
  • Он любит, словно кровных братьев и сестер.
  • И три креста берет на плечи с детской верой –
  • Не только проповедь и крест миссионера,
  • Монаха, пастыря тяжелые кресты!
  • Тобою, Господи, Твой праведник ведется.
  • Так благодать Твоим избранникам дается,
  • Чтоб прорасти в сердцах светлейшей доброты.
  • Чтоб прорасти в сердцах светлейшей доброты,
  • Любовь в горниле испытуется стократно.
  • Освобожденная от тлена суеты,
  • Живой воды она источник благодатный.
  • И молодой священник Нестор ставит цель:
  • Исправить жизнь ему доверившейся паствы,
  • Религиозный дух поднять высокий в ней,
  • Облегчить быт, голодный, дикий и ужасный.
  • Иной бы сильный здесь, быть может, изнемог,
  • Но молодой подвижник верит: в силе Бог! –
  • На невозможный подвиг пламенно готовясь.
  • И проступает неземная красота
  • В глазах сияющих избранников Христа
  • И в душах чистых, где до дна кристальна совесть.
  • И в душах чистых, где до дна кристальна совесть,
  • Святая Истина хранится глубоко,
  • Когда вся жизнь течет, по заповедям строясь,
  • Крест на плечах и бремя тяжкое легко.
  • Случалось, батюшку почти что неживого,
  • Доставят к стойбищу, выносят на руках,
  • В кухлянке смерзшейся, от инея седого,
  • Когда и снег уже не тает на щеках.
  • Чуть отогревшись, уж беседует о Боге
  • В землянке-чуме, задымленном и убогом,
  • Где крышу держит деревянный столб-атлант.
  • А люди жаждущими тянутся сердцами
  • К посланцам Истины. И есть под небесами
  • Средь них редчайшие, как светлый адамант.
  • Средь них редчайшие, как светлый адамант,
  • Благовествующие сердцем вдохновенным,
  • Врученный Богом умножая свой талант,
  • В любви становятся Христовой совершенны.
  • И было странное: неведомый монах
  • С Царем беседует о бедствии камчатском.
  • Теперь Камчатка у России на устах,
  • И создается в помощь ей святое Братство.
  • И повсеместно сбор проходит всенародно.
  • Кто жертву щедрую приносит благородно,
  • А кто две лепты – свой евангельский кодрант.
  • Край-полуостров в океанских безднах синих,
  • Быть может, станет украшением России,
  • Как в звездных россыпях прозрачный бриллиант.
  • Как в звездных россыпях прозрачный бриллиант,
  • Страна неведомая в мире проявилась –
  • Веков ушедших неоткрытый фолиант,
  • И, как Покров, над ней простерлась Божья милость.
  • Стекались средства для строительства жилья,
  • Больниц, приютов, храмов, детских школ начальных.
  • И просветители, врачи, учителя
  • Пришли, бессребреники, из пределов дальних.
  • Груз нерешенных государственных забот,
  • Вчерашний мальчик, Нестор трепетно несет,
  • Как зрелый мудрый муж, проблемы разрешает.
  • И в сердце искреннем любовь к Христу светла,
  • И над Камчаткой поднимаясь, купола
  • В уделе дольнем светом солнечным сверкают.
  • В уделе дольнем светом солнечным сверкают
  • Монаха Нестора вседневные дела.
  • Любовью действенною край преображая,
  • Звезда апостольская новая взошла.
  • Духовный свет Христовой веры, свет нетленный
  • Зажег во тьме архимандрит Мартиниан,
  • Иоасафом он поддержан вдохновенно,
  • Народам северным рукою щедрой дан.
  • Святитель Божий Иннокентий, просветитель,
  • Святого Слова приснопамятный учитель,
  • Любовью кротко привлекавший племена –
  • Вот те предшественники Нестора, примеры,
  • Небесной Истины, Любви миссионеры,
  • Их драгоценны в мире грешном имена,
  • Их драгоценны в мире грешном имена,
  • Они прекрасны, словно душ родных созвездья,
  • Те, над которыми не властны времена,
  • Что над потомками горят, собравшись вместе.
  • Они наследники Апостола Петра,
  • Из их ладоней птицы светлые слетают,
  • Новорожденные для света и добра.
  • И невечерним светом Небо их встречает.
  • Крест над Камчаткой – светлый знак усыновленья.
  • Не силой власти, но Христом объединенье,
  • Одна Любовь, одна великая страна.
  • И неофиты в жизни северной суровой,
  • Не одиноки, но в семье родной и новой,
  • Они, как сильная звучащая струна.
  • Они, как сильная звучащая струна,
  • На Небеса настроясь чуткими сердцами,
  • Всем существом поют, как будто им видна,
  • Как детям, Истина, незримая глазами.
  • И на родных для них сверкают языках
  • Слова Евангелия и Богослуженья.
  • И звезды ранние не тают на волнах,
  • Ветров стихает многошумное движенье.
  • И Крестный Ход почти плывет по облакам
  • К обетованным и счастливым берегам.
  • Земля и люди ослепительно сверкают.
  • И пастырь с ними входит в тихий снегопад
  • Из белых стай, как будто Ангелы кружат,
  • В нас голос Бога сокровенный воскрешают.
  • В нас голос Бога сокровенный воскрешают
  • Слова подвижников, пророков и святых,
  • Их подвиг жизненный нам души озаряет,
  • Когда из будущего смотрим мы на них.
  • И на земле бывает свет преображенья,
  • И в сердце медленно восходит чистота…
  • В земного Ангела вглядишься с удивленьем,
  • И он ответит взглядом кроткого Христа.
  • Сам первобытный лик земли суровой, снежной,
  • Сверкает робкой белоснежною надеждой,
  • Как белый храм в сиянье дымки золотой.
  • Земля Камшат, освобождаясь от печали,
  • Оделась в свет, как и задумано в начале,
  • Когда мы в тайне созидаемся Тобой.
  • Когда мы в тайне созидаемся Тобой,
  • Не наступившие уже провидишь лета.
  • Ты строишь путь, у нас зовущийся судьбой,
  • Ребенка, праведника, странника, поэта.
  • Святое зернышко любви и красоты
  • Ждет воскресения, до времени покоясь.
  • Чтоб возрасти в сердцах светлейшей доброты
  • И в душах чистых, где до дна кристальна совесть.
  • Средь них редчайшие, как светлый адамант,
  • Как в звездных россыпях прозрачный бриллиант,
  • В уделе дольнем светом солнечным сверкают.
  • Их драгоценны в мире грешном имена,
  • Они, как сильная звучащая струна,
  • В нас голос Бога сокровенный воскрешают.

Я узнаю Тебя

Невидимо
Под хрупкий кров души
Являешься
То встречным взором
Кротким,
То ласточкой-звездой
В моей глуши,
То на волне возникшей
Лунной лодкой.
Но кто же Ты?
Так тонок
Твой приход.
Так нежно и неслышно
Появленье.
Что Ты найдешь во мне?
Сердечный лед
И горький дым
Бессонных размышлений…

Но Ты приходишь,
Мой чудесный
Гость,
Чтоб исцелить
В тоске неисцелимой,
Открыть,
Что это значит:
Быть любимой!
Как это знать
Чудесно довелось…

И страшно мне
Тебя именовать!
В молчании
Таинственном и странном
Преображаешь душу,
Светлый Странник,
Творца и Бога
Проявляя власть.

И сердце достигает тишины,
И безначальной,
И голубоокой!
И говорит из этой
Глубины:
Я узнаю Тебя,
Господь и Бог мой.

Ночь Богоявления

В шуршащей зимней тишине

Луна висит на нити тонкой,

В почти материально ломкой,

Живой небесной  глубине.

     Туман в купели неземной,

     Молочно белое движенье,

     Звезды слетающей скольженье

     В открытом небе надо мной.

И расцветают фонари

Навстречу снежному круженью…

И легкий свет Богоявленья

Уже зажегся и горит.

Иллюстрация художника-экспрессиониста Нольде

О Радости

 

По белому,
Тонко лучистому снегу,
Обнявшему Землю,
Открывшему Небо,
То вдруг появляясь,
То в облаке тая,
Три Ангела шли,
Позабывшись,
Взлетая.

И рядом ступали
В молчанье великом
Три гостя с Востока,
Задумчивы ликом.
Им ветер одежды
Вздымал,
Раздувая,
И с плеч поднимался,
Как птица
Большая.

И дети спешили,
За тающим светом,
В сияние Радости
Чудно одеты,
И мир расширялся,
И все возрастая,
Живая Звезда
Приближалась,
Сверкая.

А в белом холме,
В глубине белопенной,
В мерцающем сердце
Огромной
Вселенной,
Младенец лежал,
Пеленами повитый,
Пока еще нежно
От мира сокрытый.

Но облик менялся
Привычного мира.
Взлетающих молний
Мелькали
Пунктиры,
Шумели метели,
Земля голубела,
В прозрачных огнях
Самолеты летели.

И кто-то сказал,
Присмотревшись немного:
“Какое сиянье
Над нашим порогом!”
И замерло сердце
В томленье
Иного…
Нежданного…
Радостного…
И неземного.

Иллюстрация художника А. Лепетухина

Всех скорбящих Радость

o_6091

Надежда
Светлая во тьме
И упование в скорбях,
Благоуханный Цвет
В окне,
Как я в ночи
Зову
Тебя!

Слезой, пролитою
О нас,
Безвестно гибнущих
В глуши,
Как Ты врачуешь
В горький час
Печаль
Мятущейся души!

Твоей молитвы
Благодать
Наполнит
Скорбную купель,
И можно жить,
И можно ждать
Весны
Ожившую капель.

Ты сквозь
Надзвездные миры
Приносишь
Неба торжество –
Непостижимые дары
И милость
Сына Твоего

Камни Иордана

CrossingJordan

Красные камни
На желтой дороге.
Древние знаки,
Как солнца ожоги.
Круглые
В быстрой реке,
Инеем –  
Камни в реке.
 
Воды,
Восставшие
Серой стеною,
Гребни
Над грозно дрожащей
Волною.
Пар
Или тонкий туман.
Белый сухой
Иордан.
 
Срезанных стен
Почерневшие
Плиты.
Звезды,
Глядящие в город
Забытый.
Ввергнутый
В каменный сон,
Рухнувший
Иерихон.
 
Красных
Двенадцать
Камней на дороге,
В сердце входящие
Мысли
О Боге…
Благоухает
Тимьян.
Ровно шумит
Иордан.

За стеклом

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Кувшин венецианского стекла
В прозрачных стенках
Держит тайну мысли.
Дробясь и отражаясь
В зеркалах,
На голых ветках
Капельки повисли.

Вокруг полет
Резных осенних листьев,
Раскачиваются
Колокола,
И музыка безвестна и светла,
И жизнь полна
Торжественного смысла.

Фотохудожник Николай Дмитрук

Свершает изменения десница Твоя…

1231009253_x_41867cef

И вот уже казалось –
Все прошло.
Покой, объявший сердце,
Бесконечен.
Он постоянен,
Ровен
И беспечен.
И в нем легко,
Уютно и тепло.

И мир казался
Заново знаком,
И обведен чертой
Вечерних ветел.
Лишь из ладоней
Шелковым платком,
Все нарастая,
Рвался в небо
Ветер.

Художник И. Шлосберг

У дальнего созвездья Вероники

bd0b4f0c48fa

Вы помните?
Начальный тихий взлет
У самого созвездья
Вероники…
Ее волос
Сверкающие блики
Струясь,
Обозначали поворот.

Мы, словно дети,
Вырвались вперед.
Огромная,
Менялась бесконечность,
Торжественно
Сияющая вечность
Входила
В наш стремительный
Полет.

Без музыки звучали голоса,
Как будто пенье
Света неземное,
И сквозь невероятное
Иное
Смотрели
Юных Ангелов глаза.

И через много, много
Долгих лет
Я на Земле
Вас встретила случайно,
И синих глаз нездешний
Дальний свет
Вернул мне память
Нашей светлой
Тайны…

Художник Хаяо Миядзаки

Завтра

40

Завтра битва.
В сиреневой пойме реки
Загорелись цепочкой
Костров огоньки.
Смотрят звезды,
Спокойны,
Чисты,
Далеки.
Ночь сошла и укрыла
Полки.

В тишине
Шелестит и вздыхает река,
Опадают в нее
Облака, облака…
Ветер летние травы
Тревожит слегка.
Тьма, как гибельный сон,
Глубока.

Всходит солнце.
По флангам клекочут
Орлы.
В центре дивные воины,
Ликом светлы.
Слева
Всадников ровный
Сверкающий строй.
Крылья Ангелов
Над головой.