Наташа Ростова в защиту Льва Николаевича


кадр из фильма “Война и мир”

Вначале я писала комментарий к информации Валерочки Абазовой. Незаметно увлеклась, и получился целый эмоциональный рассказ. Потому помещаю его у себя на блоге уже как самостоятельную статью, вызванную, правда, чтением ее статьи “«Кричащая совесть человечества» или гений убожества”…

Когда переступаешь порог храма впервые, люди, которых здесь встречаешь, кажутся глубоко причастными таинственной жизни, которая течет внутри этих стен. Здесь исчезает время, и, по моим новоначальным понятиям, здесь должны были собираться совсем другие люди, не такие, как мы, вновь пришедшие…но правильные, спустившиеся из какого-то другого пространства. А уж представить, чтобы священник учился в нашей средней школе, шкодничал в детстве и ходил по нашим городским улицам – это был сюрреализм какой-то. Для меня он был как будто без прошлого, он просто готовым и взрослым должен был явиться из какого-то иного мира… Я преувеличиваю, конечно, но пытаюсь образно передать тогдашние свои впечатления.

Все оказалось не так. Здесь, в храме, так же бурлит живая жизнь, различны мнения, ярки индивидуальности. Здесь так же ошибаются, плачут и радуются, раскаиваются и прощают, злятся и спорят, и проявляют чудеса доброты и любви. И здесь нас учат, что вся наша жизнь, в стенах храма или за пределами его, теперь должна проходить под знаком Любви Христовой. Этого просит душа, которой Христос коснулся. И в этом я не ошиблась, когда сюда пришла. Вот такое длинное вступление… А суть такова:

Иногда мы говорим совершенно правильные вещи, с которыми не поспоришь, потому что это правда. Да, Лев Николаевич Толстой перед смертью не раскаялся, не получил даже благословения, с которым шел к нему старец Варсонофий из Оптиной пустыни. Шел по указанию Синода! Не к каждому грешнику, заслужившему церковную анафему пошлет Синод благословение. Не пустили. Старца не пустили те, кого Лев Николаевич увел с пути спасения своим гордым учением. Падение этого колосса русской, больше – мировой литературы, было страшным, сокрушительным и огромным. Огромным, как и сама личность этого человека. Но ведь это же ТРАГЕДИЯ! Это невероятная личная трагедия человека, наделенного Богом невероятным же по силе литературным даром. Это трагедия тех, кого великий писатель увлек за собой. Трагедия и нашей литературы, наконец… Это трагедия, достойная великого сожаления, великого к нему сочувствия. Он, как ослепший гигант, обрушивается в бездну, увлекая за собой поверивших ему…

И что говорим мы, современники? Что это был талантливый писатель. И только. И, в отличие от своих героев, не воскресший душой. А он был не просто талантливый писатель, талантливых много, очень много. А он был один из! Мы до сих пор говорим о его героях, как о своих родных или хорошо знакомых людях. Мы до сих пор не можем перестать удивляться той панорамности взгляда писателя на мир, и не только в батальных сценах, но и в философском осмыслении бытия. Мы можем не соглашаться, спорить, даже испытывать внутреннее сопротивление мыслям и идеям писателя, но не войти в его поток, не быть увлеченным (пусть и в споре) трудно.
А его тончайшее описание человеческих чувств? Его Наташа, которая сама любовь? А диалоги героев? Самый незначительный из них может быть примером высочайшего литературного мастерства и тончайшей духовности. Вот Марья говорит с Пьером. Перекидываются незначительными словами, ведут светский разговор. И вдруг случайно он касается ее глубоко затаенной боли. И в иной плоскости, на высоте невероятной искренности идет дальнейший диалог. Все меняется: тон, речь, освещение лиц, проявление внутренней духовной жизни. А Наташа и Пьер? Муж и жена. Стоит только перечитать их диалоги, чтобы высветилась та самая хрустальная светлость христианского брака, когда живут одной душой, когда один только начал речь, а второй уже знает, о чем…Можно было бы продолжать и продолжать… Но хочется сказать только одно: глубокая трагедия Льва Николаевича Толстого заслуживает столько же глубокого сочувствия. Если посмотреть в то Небо, в которое смотрит его начинающий прозревать Андрей…

И если бы Наташа Ростова могла заговорить, она бы выступила в защиту Льва Николаевича, ну вот несомненно!

Вот выдержка из статьи Алексея Смоленцева Спор: “Толстой и Православие” – в православных координатах.

“В Ясной Поляне состоялась беспрецедентная встреча представителей Русской православной церкви с историками литературы и писателями. Встреча была, мягко говоря, жаркой. Льва Толстого отлучили от Церкви в 1901 году, больше ста лет назад, но до сих пор проблема эта многим не дает покоя”, – так сообщала весной 2006 года одна из центральных газет.

В разговоре о Толстом принимали участие проректор православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета о. Георгий, директор музея-заповедника “Ясная Поляна”, праправнук Л.Н. Толстого, Владимир Толстой, а также критик Валентин Курбатов, писатель Алексей Варламов.

На мой взгляд, жизнеустойчивость “спора о Толстом и Православии” основана на том, что это спор не о “вчера”, а о “сегодня”, и не столько о Толстом, сколько о нас самих.

Если любишь Русскую литературу нельзя не любить Православие – это аксиома. Без понимания Православия не возможно понимание Русской литературы. Но через понимание Русской литературы можно понять Православие. И только, подчеркиваю – только поняв Православие – можно начать понимать Русскую литературу в ее истинном смысле и глубине. Но тогда получается – Толстой помогает нам понять православие?! – Да. Толстой, как и вся русская литература, а он ее неотъемлемая и органичная часть, помогает нам понимать православие. Именно так.

Важно сознавать: есть художественное творчество Льва Толстого – суть часть русской литературы, и есть – “учение Толстого”: раскол, бунт, апостасия, еретизм (каким бы еще клеймом припечатать?). Две части – их не надо соединять в одно. Они уже соединены в целом – в личности Льва Николаевича Толстого. Вопрос в другом – как правильно понять сосуществование этих двух несопоставимых, несоединимых величин в одной, всего лишь – человеческой, душе.

А чтобы правильно понять надо сначала обозначить эти величины, назвать их своими именами. И, если не все еще станет ясно, то, по крайне мере, появится “точка отсчета”.

Назовем эту точку: “Здесь дьявол с Богом борется, а поле битвы сердца людей” (Достоевский. “Братья Карамазовы”). Вот и – все. Вот – две стороны, две части. Бог и его вечный противник. Добро и зло – если хотите проще.

Это противостояние – только в сердце Толстого? Нет – это противостояние в сердце каждого из нас. Другое дело, что противостояние Бога и его противника в нашем собственном сердце не так заметно для окружающих. А может, в наших сердцах нет этого противостояния? Если мы так думаем – пора поспешить в нашу православную церковь. Пройти Исповедь и Причастие – потом уже подумать о Толстом. Уверен – многое станет понятней.”

Ссылка на статью Алексея Смоленцева: Спор “Толстой и Православие” – в православных координатах.
http://www.pereplet.ru/text/smolencev05sen06.html

32 Ответов to “Наташа Ростова в защиту Льва Николаевича”


  • Да… “гений убожества”.. это, по-моему, слишком “круто” по отношению ко Льву Толстому… Мне ближе твоя точка зрения.
    И очень порадовала статья Алексея Смоленцева.

  • Мне она тоже как подарок!

  • Я все время думала о том, откуда у Толстого такое богоборчество? Ведь вырос в православной семье, верующей, причащался, исповедовался…Не то, что мы…с таким трудом приходящие к вере и Церкви. И не находила ответа. А вот ростки живые, которые прямо так и струятся сквозь строки его произведений, иногда просто даже вопреки Льву Николаевичу, видела постоянно! …Духовные ростки.
    Они и в Наташиной чистоте и любви, они и в светлых детских образах Пети, Николеньки, Сони. Они в евангельской линии в “Анне Карениной”. Кстати, не согласна со Смоленцевым ( на статью которого дана у меня ссылка) о ее пути как Иуды…Можно еще и об этом поговорить на блоге.

  • Да… это тема отдельного разговора…

  • Валерия Абазова

    Гением убожества Л.Толстого назвала не я, а его умные современники…В моих источниках не было кого-то конкретного, вот я и не закавычила…
    Может я и не столь прозрачно, (пишу ночью), я в своей заметке говорила о плачевной трагедии и сердечном своем сочувствии к Льву Николаевичу…
    Мне гораздо более близок Фёдор Михайлович Достоевский, простите, я с ним в унисон чувствую мир и литературу, потому постаралась максимально деликатно подойти к личности Толстого…
    Простите, видимо, плохо получилось…
    Во мне нет осуждения, ни капли… Просто Толстого я не очень люблю, но ведь это моё право, выбора…
    Простите…

    • Валерочка, а я и не говорила, что так назвала ты.. Я почему-то так и решила, что это чьё-то высказывание, мне даже показалось, что и кавычки были! 🙂
      И кто сказал, что все должны всех любить ( как писателей?)
      Но и я, как читатель, тоже имею своё мнение и право его высказать, да? А если мы друг перед другом сейчас начнём извиняться (непонятно за что) то, по-моему, это будет слегка комично (или не слегка)
      Так?

  • Валерия Абазова

    Для меня Достоевский – Духовность и Православие…

    • А у меня Достоевский, вообще, был в школе любимым писателем.

      • “Читая иного писателя, ловишь себя на мысли – как искусно и талантливо написано, и даже завидуешь его мастерству. Читая же Достоевского совершенно забываешь о том как это все сделано, потому что все это не написано, а выстрадано и живет уже само по себе”.

        Л.Н.Толстой

  • Валерия Абазова

    И ещё категорически против того, что делают из Толстого сейчас… В частности, комиксы по “Анне Карениной”… Это просто глумление…

  • Валерочка, мне знаешь что показалось…действительно у тебя чувствуется школьное неприятие писателя, про которого так много и долго втолковывали преподаватели: гений. Наверное, что-то от этого есть. А у меня еще более эмоциональное (с годами усилившееся) восприятие его творчества. Это очень хорошо, что мы так открыто пишем о своих впечатлениях, действительно, у каждого свое право на прочтение, свой выбор. Как-то раньше мы сидели тихонько и не вступали в полемику, боясь чем-то задеть, обидеть. А чем мы можем друг друга обидеть, раскрывая друг другу душу? А “обмен разумов”, как я это называю, только обогащает нас всех. А ты читала статью по ссылке? Очень интересно было бы обменяться мнениями!

  • А я очень люблю Толстого. И именно со школы. Просто я по школьной привычке все учебники и хрестоматии прочитывала летом, перед тем, как проходили в школе. (Очень любила учиться, каникулы для меня были трагедией и чтение учебников как-то утешало).
    А потому я “Войну и Мир” прочла до того, как стали проходить в классе. И может, поэтому и понравилась очень. Над Анной Карениной вообще рыдала взахлеб…
    Очень жаль, что человек, в творчестве которого так присутствует Бог, стал богоборцем.

    • Л.Толстой много говорил о Боге. Но о каком?
      Был ли для него Богом – воскресший Христос?
      Исследователи его творчества говорят однозначно – нет.

      • “Верю я в следующее: верю в Бога, которого понимаю как дух, как любовь, как начало всего. Верю в то, что Он во мне и я в Нем. Верю в то, что воля Бога яснее, понятнее всего выражена в учении человека Христа, которого понимать Богом и которому молиться считаю величайшим кощунством. (Ответ Льва Николаевича Толстого на постановление Синода)”

  • А у меня были неприятности по поводу трактовки образа Наташи Ростовой – девушки и Наташи – женщины. Велено было переписать сочинение, “как правильно”, как в учебнике. Переписала. А потом жизнь убедила, что по юности действительно многого не поняла.

  • Но все-таки не очень понятно: от кого или чего именно защитила бы Наташа Ростова своего создателя Льва Николаевича?

    От церковной анафемы? Это вряд ли. Наташа – полностью православный человек. И даже не то, чтобы “сознательно” православный, а глубже где-то. “Инстинктивно”, “врожденно” православный. И поэтому разнообразные “измышлизмы” на тему Бога (не говоря уж о явной хуле), ну не стала бы она защищать.

    Или, может быть, она защитила бы его как писателя? Но именно как к писателю к нему претензий никаких не было даже у Церкви.
    Более того, непосредственно в самом тексте анафемы говорится: “…посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант…”. То есть сам по себе талант не отрицается.

    Получается, что защищать его в первом случае невозможно, а во втором – просто незачем.

    • От нашего немилосердия, от жесткого нашего суда, Максим!
      Вот от таких категорических высказываний требуется защита.

      «Чувство превосходства над всеми и всем – вот та внутренняя тайная сила, которая руководит ходом всей его жизни. Не свободен в поисках истины и разум; подчиняясь главной страсти, Толстой является ее рабом, ее жертвой. Чувство собственного превосходства заставляет Толстого с молодых лет стремиться стать учителем человечества. С этой целью он задумывает создание новой, высшей, превосходнейшей религии, долженствующей осчастливить человечество. Так Евангелие приносится в жертву этой страсти. Молоху, царящему в сердце Толстого».
      И. Концевич

  • Нина-жена Андрея

    Образы Левина и Кити в “Анне Карениной” – глубоко православные, по-моему. А описание их свадьбы, венчания, чувств “новоначального” Левина в храме… Мне лично всегда были очень созвучны. Перечитываются эти места и все новые глубины открываются в них..Когда венчалась, вспоминала роман, и все у меня было так же – по мироощущению.. Л.Н.Толстой – гений, несомненно для меня.

    • Ниночка, и для меня очень много есть дорогих страниц в “Войне и мире”! Вот эта внутренняя православность – вопреки! Вопреки разуму…прорываюшаяся – дорога.

      • Дорога куда? К кому?

        • не дорОга, дорогА.
          ДорогА внутренняя его православность, неожиданно прорываюшаяся.

          • Очень интересно было бы про эту “неожиданную православность” услышать подробнее, да с примерами… Может, всё-таки встретимся… и ты нам эти странички с “внутренней православностью” покажешь?
            Сможешь?

  • Да. Ванюшке будет лет тридцать, а у кота к тому времени уже будут прапрапраправнуки…Сделаем исторический снимок для Ивановичей! Мечта! И поговорим о Наташе Ростовой. Ближе к середине 21 века. И кто будет отвечать за столь долго приготовляемый визит??? Думаю, имя виновницы есть Мудрость.

    • А ты готова с книгой в руках придти? И странички эти показать?
      С “прорывающейся православностью”? Очень хочется с примерами познакомиться…

  • И вообще, интересная тема для обсуждения:
    Что есть “православный взгляд” в литературе?
    Как он проявляется? В чём? Какую книгу можно назвать “православной”?

  • Ой, вот по косточкам терпеть не могу разбирать: какую книгу можно назвать православной – это не по мне! А вот странички могу показать, где Истина пробивается. Например, для сравнения: описание крестного хода, где уже веет негативным отношением к Церкви, и, видимо, яркое детское впечатление! когда выздоравливающая после своего неудачного побега Наташа идет на раннюю утреннюю службу. Удивительные страницы, такие знакомые переживания.

  • Просто интересно стало.. что ты понимаешь под православным взглядом… в литературе…

  • Точнее как он прорывается на страничках…

  • Например, вот так:
    “Любить человека дорогого можно человеческой любовью; но только врага можно любить любовью божеской. И от этого-то я испытал тогда такую радость, когда я почувствовал, как я люблю того человека. (речь о Курагине). Что с ним? Жив ли он?…Любя человеческой любовью. можно отлюбви перейти к ненависти; но божеская любовь не может измениться. Ничто, ни смерть не может разрушить ее. Она есть сущность души. А сколь многих людей я ненавидел в своей жизни. И из всех людей никого больше не любил я и не ненавидел, как ее.”

    Вот Евангелие в литературе. Самое главное – это опыт ИСПОЛНЕНИЯ Евангелия.
    Там дальше еще про переживание ее (Наташи) стыда, раскаяния Андреем…

    • Вот не хочется затевать дискуссию… почему-то…
      НО, а католик не может ТАК думать? Почему именно православный?
      Это скорее христианский взгляд…

  • Абсолютно согласна – христианский. Просто лично для меня христианство настолько слилось с православием, что я забываю следить за точностью терминологии. И, самое главное, вопрос я поняла по-другому и соответственно отвечала. Я поняла вопрос так: откуда у богоборца Толстого такие православные (именно согласные с церковными) впечатления? И эпизод с говением Наташи перед Пасхой позже хотела привести именно как еще один пример того, что ощущения ее перед исповедью, и подготовка к Причастию, новый взгляд на Божий мир, такой прекрасный в это утро, когда она идет в Церковь, впервые после своего неудачного побега – все это так знакомо…А У Льва Николаевича впоследствии полное отторжение этого великого Таинства, вплоть до отказа категорического перед смертью! Именно на это я и отвечаю. Его новое богоборческое учение и его православность, прорывающаяся в героях (впечатления ли раннего детства, юношеские ли – возможно) – как будто против воли самого автора. Неправильно понятый вопрос – не на то данный ответ. Получилось, что я ответила сама себе! 🙂

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree