Эстремадура

В наше время среди студентов родной Альма Матер высшим пилотажем и демонстрацией высокой культуры считалось знание и цитирование полузапрещенного «Золотого Теленка» или «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова.

Фразы про  царицу Тамару, «гиганта мысли и отца русской демократии», «отдай колбасу, я все прощу»,  «заграница нам поможет», «да уж!» – ценились остроумцами высоко.
Эрудитами почитались лица, способные небрежно бросить:  «голубой воришка», «волчица ты, Варвара», «вывожу мебель, мебель вывожу», «не правда ли, этот котенок пушист до чрезвычайности?», «Господа, же не манж па сис жюр, подайте бывшему члену Государственной Думы!».
И  особым шиком было блеснуть рядом говорящих фамилий: Галкин-Палкин-Ёлкин и…Залкинд.
Тем, кто носил эти фамилии, как позже злополучным Печкиным, жилось нелегко. Подружка моя, Наташа Палкина чуть не плакала от досады, называя свою фамилию недоразумением. И дразнила своего брата Палкина, заканчивавшего адъюнктуру, что он так навсегда Ёлкин-Палкиным и останется, а она, Наташа, выйдет замуж и фамилию обязательно поменяет.- Станешь, сестра, Попиной, – добродушно предрекал брат Палкин.По характеру брат был добр и миролюбив, к женским капризам снисходителен. Квартировал он у старенькой бабки Раисы Максимовны, в мебельном наборе которой имелась кровать с мельхиоровыми шишечками, отданная жильцу в распоряжение и вызывавшая приступы смеха у сестры и ее легкомысленных подружек. Советский офицер и возлежит на бабкиной кровати с шишечками! Нас это смешило невероятно.
И еще у него была приводившая нас в восторг серия вилок и ложек с процарапанным на них девизом-призывом «ищи мясо», и хранилось в туалете на гвоздике огромное, фигурно изогнутое цинковое корыто, которое при резком вставании посетителя иногда рушилось с невероятным шумом.
А так быт Владимира Палкина был прост, хорошо устроен, сам он весьма непритязателен, и если бы не нападки задиристой младшей сестры, будущий полковник Палкин жил бы практически безмятежно.

Но жизнь иногда любит подшутить над беспечно брошенным словом, которое отзовется во времени совсем уж несуразным образом. Представьте же мое сочувственное изумление свершившемуся братнину предсказанию, когда Наташа познакомилась с молодым человеком с факультета техники разведки, носившего экзотическую фамилию…Эстремадура.
То ли он был потомком детей испанских рабочих, в тридцать девятом году прошлого века бежавших от режима генерала Франко в СССР,  то ли эта фамилия  ненароком родилась в умах родителей-интернационалистов, не знаю.
В начале двадцатого века можно было встретить имена и отчества и позабористее. Например, Пятивчег и Даздраперма, что значит «Пятилетку в четыре года» и «Да здравствует Первое Мая».
Ухаживание молодого человека вскоре переросло во взаимную любовь, и наша Наташа после веселой комсомольской свадьбы в небольшом уютном кафе на Ленинском проспекте стала зваться Натальей Ивановной Эстремадурой.
И теперь на губах бабулек в ЖЭКе, воспитательниц в садиках, вокзальных кассирш и опытных кадровиков появлялась тщательно сдерживаемая, но всегда одинаковая улыбка.

– Как? (сдержанный смешок) Экстрим-дура? Ой, извините, дыра?

– Стрём (та самая улыбка)…что?

– Рима…эээээ…дора?  Дура все-таки? Ой, девушка, такая милая, а фамилия ….ой!

– Экстра…простите…ду…?

Брат Палкин был навеки отомщен. Но на этом дело не кончилось.

Елена Эстремадура, дочь супругов Эстремадур, вышла замуж за Альберта Хреновых…Она живет в Москве, у нее две дочери…

Я не шучу, история имеет вероятность продлиться во времени…

0 Ответ to “Эстремадура”


  • Нет комментариев

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree