Белый самолетик

Получила белый самолетик, и очень счастлива!
теперь нужно написать рассказ о себе, говорит Крисс, и еще фотографию свою найти и поместить…
Фотография есть, но дома. А рассказ уже готов. Он, конечно, не может устареть, потому что в нем написано о событиях прошлого века…но все равно! Потом мне захочется его причесать, изменить…Лучше я сразу его помещу, а фотографию когда-нибудь потом.
Валерия – лови! Самолетик уже летит к тебе!

Гарик и Каштанка

Весна. Наша «девчачья» группа тяжко томится на экзамене по «инженерной графике» или, как в народе зовут ее, «начерталке». Предмет страшный, а еще страшнее Гарик, он же Гаррисон Иваныч. Про него во МГРИ ходят легенды, одна другой зловещее. Например, что на экзамен он приходит со здоровым фотоаппаратом и фотографирует наши несчастные перекошенные лица…Что дома он развешивает эти фотографии по стенкам коридора, меняя раз в год, после весеннего экзамена…Что сдать ему «начерталку» практически невозможно, и уже не одна горно-инженерная жертва со слезами покинула институт, потому что пересдать, кроме него, некому. Правда, на кафедре есть еще одна (один) таинственный преподаватель, о ней (нем) никто не знает. Есть какая-то неопределенная информация – Каштанка. И все. Про нее даже старшекурсники…ничего не говорят. Шепотом передается легенда, что один из студентов, выгнанный из института по милости Гаррисона Иваныча, отслужив 2 года в десантных войсках, вернулся, поступил на первый курс и после очередного незачета сделал Гарику «испанский воротник» из своего чертежа (ватманский лист, надетый на голову гармошкой). Дальнейшая судьба десантника неизвестна. Говорят также, что однажды отчаявшиеся студенты выкрали толстый портфель с рукописью, и, порвав последнюю на мелкие кусочки, скрылись в неизвестном направлении. Рукопись оказалась диссертацией…В прошлом малокомпьютерном веке потеря рукописи была катастрофой. После этого жуткого случая Гарик окончательно озверел.
А у нас экзамен. За окном после прошедшего дождя бурно шумят тополя, пахнет такой свежестью, что хочется выпрыгнуть в окно и, разбрызгивая воду в лужах идти, куда глаза глядят, долго-долго идти в никуда, изумляя прохожих песенкой – «что вижу, о том пою». Мне казалось, я выбрала лучшее место – самый последний стол у раскрытого окна. В 70-е годы прошлого века еще не была известна фраза будущего-будущего премьера Черномырдина: «хотели, как лучше, а получилось…». Это как раз к моему случаю. Потому что Гаррисон Иваныч устроился за моей спиной и просматривает аудиторию насквозь. Я чувствую на своем затылке прожигающий огонь, от которого мои прямые прядки начинают закручиваться в локоны-спирали. У нас с Гариком свои счеты. Целых полгода он считал меня умной. Полгода я, будучи на почетном положении, не вызывалась к доске, и мои чертежи демонстрировались в качестве эталона: вот как надо чертить… Все дело в том, что у меня только одна «начертательная» способность…к копированию. Вот я и копировала с доски великолепные Гаррисоновские чертежи не хуже современного ксерокса. Как я умею решать задачи, выяснилось на последнем перед экзаменом занятии, когда я неудачно разрезала конусом наклонную пирамиду и столь же неудачно пыталась обнаружить, что это там получилось во фронтальной проекции …От полного разгрома меня спас звонок, но своего разочарования Гаррисон Иваныч мне не простил бы и на расстреле.
Я думаю, что если меня выгонят из института, я пойду странствовать по миру. Так вот и пойду, прямо с Красной Площади, что напротив нашего института, и до самого Тихого океана. Но домой не вернусь. А если будет мне такая удача, чтоб этот экзамен сдать…о-о-о-о-о-о-о! Тогда я ….никогда-никогда-никогда в миллионной степени! Никогда не поздороваюсь с этой жуткой личностью, деспотом и самодуром. Вот никогда. Буду проходить мимо, гордая и счастливая, и никогда! Никогда не скажу «здрасьте», пусть он хоть все ногти обгрызет с досады.
Гаррисону Иванычу пришлось-таки выйти из моего угла – принимать экзамен. Постепенно коридор наполняется плачущими девчонками нашей группы, а плацдарм за открытым окном занят топающими умными поклонниками – геофизиками, поисковиками, простыми буровичками. Мне уже все равно. Не могу больше видеть отчаянные, перепуганные глаза своих подружек, беру из окна шпаргалки пачками и раздаю на глазах внимательного Гаррисона Иваныча. Мне уже все равно. Я уже ничего не боюсь. Меня нет.
В голову лезет анекдот:
Идет МГРИшник по мосту, видит – человек тонет. Он прыгает с моста, спасает утопающего, а это…ГАРРИСОН ИВАНЫЧ!!!
Г.И.: проси, что хочешь, все для тебя сделаю!
Студент: ничего…ничего…ничего…не надо…
Г.И.: хочешь «пятерку» по «начерталке» – просто так?
Студент: ничего…ничего…ничего…не надо…
Г.И.: экзамен – автоматом?
Студент: ничего…ничего…ничего…не надо…
Г.И.: странно…так чего тебе надо?
Студент: ничего…ничего…ничего…не надо…
Только не говорите, что это я Вас спас…

Анекдот «бородатый», скорее всего, переделанный, но меня слегка утешает…Сейчас Гарик наконец поймает мой взгляд и скажет вкрадчивым голосом: «Да, Вы, именно Вы, за последним столом…отнесите-ка то, что у Вас в руках, в урну у стенки, аккуратно сложите и покиньте аудиторию»… И я выйду из тяжелых дверей «начертательного» класса – странствовать по миру. Может, это и к лучшему. На втором курсе ведь будет еще сопромат, и все годы – алгол, кобол и притом какой-то фортран…Может, лучше покончить сразу и навсегда? Жаль только «Одру», нашу вычислительную машину, мы с ней, кажется, нашли общий язык…
И вдруг! В двери появляется лохматая голова и делает знак нашему лютому экзаменатору. Гаррисон Иваныч поднимается и выходит из аудитории. Надолго. Для меня – навсегда. Потому что ко мне подходит милая девушка-аспирантка и – принимает экзамен.
И мне уже не хочется осуществлять свою страшную месть. Потому что весна. Потому что шумят тополя. И впереди летняя Крымская геологическая практика под Симферополем! Теперь она точно будет! Потому я счастлива! И так легко говорить «и снова здравствуйте!» в двадцать лет.

4 Ответов to “Белый самолетик”


  • Мария! Какая замечательная история про бесстрашную студентку! 🙂

  • Студентка была очень даже “страшная”, Таечка, она была в ужасе ! Но когда на тебя смотрят “страшными” глазами и со слезами в голосе причитают: ну, пожалуйста! Кинь мне решение задачки – ПОЖАЛУЙСТА!!! … рука поднимается и кидает…главное, ведь ни разу не ошиблась адресом!

  • Тамара Ступина

    отличная история. у меня из студенческих времён тоже есть похожая. мы всей группой после одного экзамена не могли найти выход из красного корпуса Киевского университета. пришлось просить студентов другого факультета показать где здесь выход. это было на 4 курсе. (Красный корпус построен в форме куба с квадратным двором посередине, так что мы ходили кругами долго)

Ответить

Spam Protection by WP-SpamFree