Monthly Archive for Сентябрь, 2008

Page 2 of 3

О жизни

***
Жизнь коротка.
Сиреневого шарфа
Рисунок тонкий тает на плечах.
Прозрачная,
В серебряных лучах,
Стою – и не Мария,
И не Марфа.

Вот я,
В сетях вседневной суеты,
Я боль, я нелюбовь,
Я безнадежность…
Зачем меня коснулась
Эта нежность,
И этот взгляд
Хрустальной чистоты?

Зачем Ты мне открыл
Мой мрак и тлен
И правду
О Земле Обетованной?
Зачем я осознала
Смрадный плен?
Ты видишь, я теперь –
На ране рана.

Дождь,
Осыпаясь бисерной росой,
Слетает мне в ладони
С белой крыши.
Там, в облаках,
Сверкающих грозой,
Я Твой зовущий голос
Еле слышу.

Исповедь

***
Этот светлый огонь
Разгорается выше и выше,
Я бросаю в него
Мои прошлые годы и дни.
То бегут из него
Безобразные твари и мыши,
То взвиваются лебеди,
То обгорелые пни.

Я свободна в своем
До конца добровольном решенье.
Разгрызается пламенем
Хворост потерянных лет.
Эта белая боль –
И страдание, и очищенье,
И любовь во все небо,
И в сердце ворвавшийся свет.

Иже Херувимы

***
Как рассказать,
Что это было?
Границ пространственных паденье,
Медлительное рук движенье,
Порыв, восторг и вдохновенье
Незащищенности и силы…

Сквозь небо
Светлая комета,
Любви сиянье неземное,
Звезда на белом аналое,
Из сумерек движенье света,
Вход измерение иное…

Богородице

***
Так воплотилась Красота,
Благословенная вовеки,
Так просветилась в дальнем веке
Девическая чистота.

Прекрасный образ неземной,
Небесный Цвет Благоуханный,
Незамутненный,
Богоданный,
И опечаленно родной.

Под ореолом золотым,
Ребенка нежно обнимая,
Ты кротко смотришь,
Молодая,
Живая, светлая, святая
И славнейшая Серафим.

С праздником Рождества Пресвятой Богородицы, дорогие мои читатели, братья и сестры!

Дочь Иаира

***

Все замерло.
В покое белых рук,
В скульптурности лица
Застыла вечность.
Как больно сознавать
Свою конечность,
Пусть даже с прекращеньем
Здешних мук…

Но тихий свет
Сквозь смертный сон проник,
И губы розовеют,
Как тюльпаны.
Душа вернулась
В облаке туманном,
И трепетно теплеет
Детский лик.

Все замерло,
Чтобы прорваться вновь
Во всплесках рук
И громком ликованье!
В Твоей улыбке
Нежность состраданья
И светлая,
Всесильная любовь.

О любви

Аленушка

Что люблю я в этих синих-
Синих васильках?
Взгляд чарующе наивный –
К солнцу в облаках!

Заплету венок высокий,
Косы распущу,
Василек голубоокий
В воду опущу

И, обняв колени, стану
Слушать шум волны,
Возникающей из ранней,
Светлой тишины.

Осушает слезы ветер
В предрассветный час,
Хорошо, когда на свете
Кто-то любит нас…

Воздвижение храма

***

Воздвигаются белые стены,
Поднимаются купола,
Просыпаются колокола,
Намечаются перемены.

Светлым золотом под небеса
Входят луковки белого храма,
Пахнут деревом светлые рамы,
Ходит ветер, качая леса.

Изменяется города лик,
Осенен золотыми крестами,
Ярких радуг украшен мостами,
Он становится светло велик!

Лестница в небо

***

Мне дали в руки
Лестницу,
Сверкающую золотом,
Легчайшую,
Воздушную,
Поющую, как колокол.
Мне дали в руки лестницу,
Под облаком поставили,
Ободрили,
Утешили
И в небеса направили.

Крест над городом

img_6094.JPG

Есть тайна простоты
Больших событий,
Есть глубь чудес:
Над городом,
Легко дождем омытым,
Восходит Крест.

Есть кровь и темный хаос
Разрушенья,
Есть крах идей,
И есть к любви
Великое стремленье
Сердец людей.

В открытом небе
Крест
Летящей птицей
И вертолет.
И слез следы
На просветленных лицах,
И в небо взлет.

На фото: Установка креста на купол строящегося Троицкого собора на Камчатке. 

О полетах

 

Я хотела – сразу и вверх
Вознестись над зияющей бездной.
Я покинула робких – тех,
Кто боялся объятий железных.

Тех, кто медленно шел вокруг,
Улыбнувшись упрямому штурму…
Я хотела сразу и вдруг
Утонуть в океане лазурном.

Я считала, лучисто горда,
В упоенье упругого взлета,
Что со мною пребудет всегда
Беспредельная скорость полета!

Но когда разомкнулся круг
На рискованно сложном вращенье,
Сколько сильных и верных рук
Поддержали меня в паденье!

Высоко над вершинами свет.
А в пути моем новоначальном
Бело-розовый юный рассвет,
Как дитя, как весна –
беспечальный.

Мудрым взглядом смотрю на игру
Быстрых ласточек в стихотворенье

Я с собою в дорогу беру
Только нежную горечь смиренья.